Борьба за контроль над ЦАХАЛом

Эгоистичные выступления Биньямина Нетаниягу и Нафтали Беннета создали впечатление, что лидеры конкурируют не за политическое первенство, а за контроль над армией. Как будто это частная игрушка, ожидающая того, кто сильнее натянет пружину и отправит армию дальше. Они оба уверены: их «армия» может выполнить любую миссию, она подготовилась к любому сценарию и выполнит любой приказ.

Но, оказывается, у армии есть свои желания, независимое мышление и ответственность. Лишь несколько дней назад это открылось в комментариях обозревателей в связи с уходом в отставку министра обороны Авигдора Либермана: военная элита полностью его игнорировала.  Либерман говорил, а армия делала то, что хотела.

Беннет жаловался, что политические вериги на ногах армии не позволяют ей делать то, что необходимо. Это тот ЦАХАЛ, который противился проведению широкомасштабной операции в Газе, рекомендовал облегчить блокаду сектора, а в прошлом выступал против намерения нанести превентивный удар по Ирану.  Это та армия, которая назвала Эльора Азарию «преступником». ЦАХАЛ вынужден заниматься политикой, а начальник генштаба оказывается в роли «манипулятора», чье мировоззрение диктует не только стратегические и политические решения, но также инициирует политические споры.

Любой, кто прочитал отчет уполномоченного по приему жалоб военнослужащих Ицхака Брика, имеет право взвесить, отказаться ли от однозначного утверждения, что ЦАХАЛ действительно подготовлен к любому сценарию и готов к любой войне, и только политическое решение не позволяет ему полностью реализовать его потенциал. Правда в том, что только армия и ее командование знают уровень боеготовности и готовят войну. Осложнения во время секретной операции в Газе, которые породили последний виток насилия, еще раз показывают, что мечта о совершенной армии, свободной от препятствий и ошибок, может создать проблемы для страны. Никакая революция, которую Беннет обещал совершить в армии, не может изменить эту реальность. Потому что только армия должна очертить границы силы для министра обороны и премьер-министра, определить масштаб угроз, продиктовать объем бюджета и, таким образом, повлиять на качество жизни рядового гражданина, поскольку граждане живут на те средства, которые остаются после удовлетворения запросов армии.

Начальник генштаба дал понять Беннету, что наносить удары по жителям Газы, запускающим воздушные шары с обычными и зажигательными бомбами в пограничные районы Израиля – противоречит его, Айзенкота, моральным и оперативным взглядам. Такой подход Айзенкоту никто не навязывал, но это было проявлением ответственности за характер армии. Таким образом, армия построила себя, как четвертая, нравственная ветвь власти, наряду с законодательной, судебной и исполнительной ветвями.

Это – парадокс израильской демократии. Армия, военная машина, которая по сути  должна максимально расширять границы морали, становится моральной меркой государства. Это может произойти только в стране, где гражданское руководство бушует, дискредитирует права человека и полагается лишь на силу.

Армия осталась единственным островком вменяемости в стране. Локальный успех Нетаниягу в нынешней схватке с Беннетом – это просто перерыв в борьбе за контроль над ЦАХАЛом.

Цви Барэль, «ХаАрец»    Д.Н.

Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend