Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Abdeljalil Bounhar
    AP Photo/Abdeljalil Bounhar

    Биби гордиться нечем: счет оплачивают США

    Для многих израильтян сообщение о том, что Марокко устанавливает дипломатические отношения с Израилем, стало неожиданностью. Ведь на всякого, кто посетил Марокко в последние годы, произвел впечатление теплый прием и открытость по отношению к израильским туристам. Казалось, будто дипломатические отношения между двумя странами существовали всегда.


    В значительной степени эти отношения похожи на отношения между Израилем и Турцией до официального установления связей; это было задолго до того, как страниями президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана ситуация изменилась к худшему. Более или менее секретные полуофициальные связи между Израилем и Марокко - исторический факт.

    Эти становящиеся все более теплыми, но по-прежнему скрытые связи между Израилем и Марокко укрепились при покойном короле Хасане, который в 1993 году после подписания соглашений Осло даже распорядился создать в Израиле представительство Марокко. В 2000 году, с началом второй интифады, его сын, король Мохаммед VI, закрыл представительство, но с тех пор представители Израиля и Марокко провели немало встреч и переговоров об установлении дипломатических отношений между странами. Результатом стало драматическое заявление, которое президент США Дональда Трампа сделал 10 декабря.

    Этот шаг был предметом обсуждения на протяжении  нескольких месяцев, но, по-видимому, последний толчок ему дал новый друг Израиля, наследный принц Объединенных Арабских Эмиратов Мухаммед бен Заид. Принца и короля Мохаммеда VI связывают близкие дружеские отношения, которые они унаследовали от своих отцов. Мало того, что ОАЭ являются ведущим арабским инвестором в Марокко, но, как и большинство других арабских государств, ОАЭ поддерживают требование Марокко о признании Западной Сахары частью страны.


    Два месяца назад Мохаммед бен Заид объявил об открытии консульства ОАЭ в Эль-Аюне, крупнейшем городе Западной Сахары. Тем самым он сделал официальный шаг, первый в своем роде, продемонстрировавший поддержку аннексии Марокко этой территории. Наследный принц, у которого есть роскошная вилла в Марокко, недавно встретился с королем, и они, по-видимому, решили попробовать добиться признания Вашингтоном спорных притязаний Марокко на Западную Сахару в обмен на установление Марокко дипломатических отношений с Израилем.

    Для Мохаммеда бен Заида это - шаг, который может смягчить сопротивление недавней нормализации отношений ОАЭ с Израилем со стороны других арабских стран и арабской общественности. Это также не потребовало  дипломатической революции со стороны Трампа, поскольку он уже открыто поддержал суверенитет Марокко над Западной Сахарой и заявил, что план автономии, предложенный королем, был единственным справедливым и реалистичным решением давнего спора.

    Для Израиля это - впечатляющее и важное достижение. Марокко таким образом присоединяется к Египту, Иордании, ОАЭ, Бахрейну и Судану, и вместе они создают дипломатическую ось, в которой Израиль рассматривается как равноправный член и даже друг. В будущем другие мусульманские страны, такие как Пакистан, Малайзия и Индонезия, тоже могут серьезно задуматься об установлении отношений с Израилем. Однако признание Соединенными Штатами суверенитета Марокко над Западной Сахарой ​​все еще не означает его международного признания, и борьба этой территории за независимость, вероятно, далека от завершения.

    Трамп создает фундамент, который может стать историческим поворотным моментом в статусе Израиля в регионе, однако он не устраняет стратегические угрозы, с которыми сталкивается Израиль. Мир с Марокко или ОАЭ не устраняет иранскую угрозу, и, конечно, трудно ожидать, что он заставит президента Джо Байдена отказаться от планов по возобновлению ядерного соглашения. Он также не может разрешить израильско-палестинский конфликт, который будет и дальше оставаться причиной враждебного отношения арабов к Израилю.

    Нетаниягу может похваляться новыми мирными договорами, но его участие в этих сделках минимально. Это, скорее, своего рода шведский стол, в котором каждое арабское государство выбирает подходящую ему награду в обмен на дипломатическую цену, которую оно платит. ОАЭ получат самолеты F-35, Бахрейн - защиту со стороны США, Судан исключен из американского списка стран-террористов и получит от международных финансовых организаций жизненно важную помощь, а Марокко - признание Америкой его суверенитета над Западной Сахарой, инвестиции и оружие .

    Ни одно из этих государств не находится с Израилем в состоянии войны и не высказывает требований по уходу с оккупированных территорий, поскольку касса, из которой оплачиваются сделки, находится не в Иерусалиме, а в Вашингтоне. Теперь право подписи чеков перейдет к Байдену.


    Теоретически эти арабские государства располагают теперь рычагами воздействия на политику Израиля. Они смогут потребовать, что если Израиль хочет поддерживать с ними хорошие отношения, он должен продвигать мирные переговоры с палестинцами. Именно такое объяснение предлагают палестинцам все арабские лидеры, присоединившиеся к фестивалю нормализации.

    Эта позиция может противоречить арабской инициативе 2002 года, согласно которой Израиль, чтобы добиться нормализации отношений, должен сначала уйти со всех оккупированных территорий. Но идеологически она опирается на тот же принцип установления отношений в обмен на решение палестинской проблемы, только в обратном порядке.

    На деле весьма сомнительно, что какое-либо из этих государств аннулирует или нарушит соглашения с Израилем из-за его политики на территориях. Ни одно государство не обусловило подписание мирного соглашения уходом Израиля с территорий или хотя бы возобновлением переговоров с палестинцами.


    Исключением является Саудовская Аравия, которую Израиль рассматривает как самый большой приз, стоимость которого превышает сумму мира со всеми другими арабскими государствами вместе взятыми. Тем не менее, король Салман на заседании кабинета министров ясно дал понять, что «мы должны остановить продолжающееся строительство поселений израильским оккупационным режимом» и что «палестинская проблема является фундаментальной арабской проблемой и главной среди проблем, которые королевство стремится разрешить».

    Министр иностранных дел Саудовской Аравии Фейсал бин Фархан объяснил, что Саудовская Аравия поддерживает нормализацию отношений с Израилем, но только в обмен на мирное соглашение между Израилем и палестинцами, которое гарантирует независимое палестинское государство  со столицей в Иерусалиме.

    Саудовская Аравия не святее ОАЭ, Иордании или Марокко, но у нее есть непростые счеты с Соединенными Штатами, которые зависят не только от прихотей Трампа или влияния Израиля. Это относится к самому статусу Саудовской Аравии, как главного союзника США, в частности, и к ее статусу союзника Запада в целом. Она внесла свой вклад в нормализацию ситуации, позволив израильским самолетам использовать свое воздушное пространство, позволила Бахрейну установить отношения с Израилем и призвала Судан предпринять аналогичные шаги.

    Остальное будет зависеть от Байдена и его политики по отношению к королевству – в гораздо большей степени, чем от дипломатических жестов или продвижения израильско-палестинских переговоров.

    Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р. На снимке: король Марокко Мохаммед VI. AP Photo/Abdeljalil Bounhar

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend