Monday 18.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/ Hatem Moussa
    AP Photo/ Hatem Moussa

    Биби – это хорошо для ХАМАСа

    В истории Израиля три премьер-министра вели признанные переговоры с ХАМАСом. Но лишь один из них оказался надежным и прагматичным партнером исламистского движения - Биньямин Нетаниягу.


    Как это ни парадоксально, Нетаниягу, заклятый враг ХАМАСа, рассматривается правителями Газы, как лучший из худших и наименьшее зло в случае победы на выборах. Действительно, в середине февраля 2019 года, в преддверии того, что стало серией из четырех выборов, большинство лидеров- членов Совета Шуры ХАМАСа, руководящего органа этой организации, отдавали Нетаниягу предпочтение перед всеми остальными.

    В марте 1988 года тогдашний министр иностранных дел Израиля Шимон Перес встретился с соучредителем ХАМАСа, доктором Махмудом аз-Захаром. Несколько месяцев спустя министр обороны Израиля Ицхак Рабин также пригласил аз-Захара на встречу.

    Аз-Захар предложил Израилю уйти из Газы, еще через шесть месяцев – с Западного берега и из Восточного Иерусалима, и передать контроль над территориями третьей стороне, «даже если эта третья сторона – из Южной Африки», – сказал он (тогда ЮАР все еще находилась под властью режима апартеида).


    Эти встречи проходили в рамках регулярных консультаций между израильскими официальными лицами и палестинцами, не связанными с ООП Ясира Арафата. Сменявшие друг друга правительства Израиля, особенно правые, были настолько заинтересованы в противодействии ООП, что с 1978 года Израиль признал кашерными, поощрял и частично финансировал исламистские группы в Газе для подрыва светских, националистических и левых палестинских движений. Это же исламистское течение в 1987 году сформировало ХАМАС.

    Но после подписания в 1993 году соглашений Осло, ООП и Палестинская администрация стали для Израиля партнерами, а не врагами, в то время как ХАМАС стал общим врагом для тех и других и помехой мирному процессу.

    Когда Нетаниягу занял пост премьера в 1996, а затем в 2009 году, уравнение начало постепенно меняться.

    Так, в 1996 году США в соответствии с просьбой уходившего правительства Рабина собирались экстрадировать в Израиль политического лидера ХАМАСа Мусу Абу-Марзука. Однако Нетаниягу в качестве премьер-министра отклонил запрос об экстрадиции из опасения, что заключение Абу-Марзука в израильскую тюрьму вызовет волну беспорядков.

    Так ХАМАС увидел в Биби прагматика, который не был одним из бывших генералов, ставших политиками, и отчаянно стремился избежать войны, конфронтации и прочих неприятностей. В наши дни, учитывая его трудное положение в связи предъявленными ему обвинениями в коррупции, ХАМАС видит, что Нетаниягу в еще более отчаянном положении и стремится избежать нестабильности. Следовательно, в том, что касается сотрудничества, а то и умиротворения, он – их заложник.

    С 2009 года становится все более очевидным, что Нетаниягу категорически против создания двух государств и палестинской государственности.  Во время президентского срока Трампа эта позиция, несомненно, была выражена недвусмысленно. Приверженность Нетаниягу уничтожению шансов на установление справедливого и прочного мира с палестинцами привела его к стратегическому решению поддержать контроль ХАМАСа над сектором Газа и способствовать его укреплению.


    С одной стороны, репрессивные действия правительства ХАМАСа против населения Газы, пламенные речи, парады и спорадические обстрелы Израиля – это тот самый зловещий сценарий, который, как заявляет склонный к мелодраме Нетаниягу, развернется на Западном берегу, если Израиль уйдет с территорий и прекратит военную оккупацию.

    С другой стороны, Биби утверждает, что контроль ХАМАСа над Газой лишает ПА права выступать в качестве мирного партнера Израиля, поскольку она не представляет всех палестинцев и не осуществляет свою власть над всеми территориями, где они проживают.

    Чтобы гарантировать, что так и будет, Нетаниягу последовательно пытался помешать внутрипалестинскому примирению. Например, в 2014 году, когда ХАМАС и ПА подписали соглашение, команда Нетаниягу мгновенно вышла из переговоров с ПА. В то время покойный Саиб Арикат в двух словах объяснил стратегию Биби: «Нетаниягу и его правительство использовали раскол между палестинскими фракциями в качестве предлога не заключить мир. Теперь он для той же цели хочет в качестве предлога использовать внутрипалестинское примирение».


    Нетаниягу активно работал над подпиткой внутреннего раскола в палестинском мире. Он похвалялся тем, что отправка ХАМАСу катарских миллионов долларов через границу Израиля была частью стратегии по сохранению разделения между Западным берегом и Газой и, следовательно, по предотвращению создания палестинского государства. В 2019 году Нетаниягу сказал газете «Исраэль ха-йом», что он выступает против изгнания ХАМАСа из Газы, потому что такой шаг «отдаст Газу Абу-Мазену», и добавил: «Связь между Газой и Иудеей и Самарией разорвана».

    Более того, хотя Нетаниягу существенно ослабил ПА – в том числе удержал сотни миллионов шекелей из ее налоговых поступлений, расчленил Западный берег поселениями, военными зонами и шоссе только для поселенцев, он почти до смерти удушил Газу, позволив власти ХАМАСа над Газой резко вырасти.

    Нетаниягу фактически построил с ХАМАСом прочные деловые отношения, в соответствии с которыми исламистское движение в обмен на ежемесячные денежные вливания поддерживает мир с Израилем. Стоит упомянуть, что такие правые соперники Нетаниягу, как Нафтали Беннетт, Авигдор Либерман и даже Бени Ганц, одобрили  и контролировали их во время своего пребывания на посту министров обороны.

    За последнее десятилетие правления Нетаниягу ХАМАС и Израиль достигли баланса взаимного сдерживания, согласно которому ХАМАС предотвращает нападения вооруженных группировок на Израиль, избегая ответных действий ЦАХАЛа. В свою очередь, лидеры ХАМАС могут выходить на улицу, не опасаясь, что их ликвидироуют, будучи уверенными, что Нетаниягу не спровоцирует эскалацию конфликта.

    В результате при Нетаниягу ХАМАС расширил свои возможности вооруженного сопротивления в большей степени, чем при любом другом премьер-министре Израиля.

    ХАМАСу также удалось добиться замечательных достижений, которых ПА никогда не удавалось добиться путем дипломатии и переговоров. Так, в 2011 году они смогли заставить Биби освободить 1047 палестинских заключенных, содержащихся в израильских тюрьмах, в обмен на освобождение из плена ХАМАСа Гилада Шалита. Следует напомнить, что в 2013–2014 годах в рамках переговоров Керри с палестинскими властями Нетаниягу отказался освободить 24 заключенных.

    По этой причине ХАМАС предпочитает Нетаниягу его главному сопернику – Яиру Лапиду, потому что последний может вернуться к приоритетам сближения с ПА, сотрудничать с ней против ХАМАС и работать над восстановлением контроля ПА над Газой.

    Несложно поддерживать Биби, который обеспечивает вечное правление ХАМАСа с помощью электората слепо преданных ему сторонников, которые следуют за ним, независимо от того, бомбит ли он ХАМАС или передает ему деньги.

    По мнению ХАМАСа, занимая пост премьер-министра, Нетаниягу демонстрирует «истинное лицо Израиля». Ряд израильских премьер-министров находились под следствием по подозрению в коррупции - Ариэль Шарон и Эхуд Барак; Эхуд Ольмерт сел в тюрьму за коррупцию, а бывший президент Моше Кацав - за сексуальное насилие.

    ХАМАС регулярно приводит эти примеры, чтобы заявить о своем моральном превосходстве над Израилем. Нетаниягу представляется ХАМАСу воплощением предсказания, сделанного  1999 году его основателем, шейхом Ахмедом Ясином: страны стареют, как люди, переходя от детства к зрелому возрасту и старости, и Израиль скоро проявит признаки приближающегося дряхления, а к 2027 году доковыляет до своей кончины.

    Для ХАМАСа Нетаниягу – коррумпированный расист, чье имя окружено скандалами, морально несостоятельный популист и демагог, изо всех сил цепляющийся за власть, хотя он знает, что его конец близок. Но при этом для ХАМАСа он – в высшей степени полезный партнер, а то и союзник.

    Мухаммад Шхада, «ХаАрец», М.Р. Автор – уроженец сектора Газа, студент отделения исследований развития в Лундском университете (Швеция). AP Photo/ Hatem Moussa˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend