Thursday 02.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Gali Tibbon Pool via AP
    Gali Tibbon Pool via AP

    Ультраортодоксам – 400 миллионов, безработным – шиш

    Поздно вечером 24 августа, за два часа до истечения срока, отпущенного на утверждение госбюджета или автоматического роспуска кнессета, на пленарном заседании был принят закон, в основу которого лег компромисс, предложенный Цви Хаузером (фракция «Дерех Эрец», которая не проходит электоральный барьер ни по одному из опросов). За этот закон проголосовали 67 депутатов, против — 37.


    Согласно компромиссу Хаузера, в ближайшие 120 дней минфин будет «отпускать» одну двенадцатую от базисного бюджета на 2019 год с минимальными добавками, чьи размеры будут согласованы «Ликудом» и «Кахоль-лаван».

    До сих пор в хозяйственное законодательство страны снова и снова вносились поправки, чтобы позволить правительству производить бюджетные расходы в ситуации корона-кризиса. И хотя утвержденного госбюджета на 2020 год до сих пор нет, допустимые расходы правительства были увеличены на 80 млрд шекелей.

    У этих расходов нет другого источника финансирования, кроме долгов, которые государство будет возвращать в будущем. Но на этот раз поправка к закону (о кнессете) связана не с корона-кризисом, а с неспособностью парализованного правительства достичь согласия по бюджетному законодательству даже через 100 дней после его создания из-за глубокого недоверия между «Ликудом» и «Кахоль-лаван».


    До голосования выяснилось, что министр финансов Исраэль Кац хотел увеличить сумму, которую правительство может потратить в рамках текущего бюджета, с 400 до 412 млрд шекелей. В результате сошлись на 411 млрд шекелей.

    Давно минфин не обращался с таким равнодушием с бюджетными миллиардами, которые летели в разные стороны, не попадая только к тем, кто в них нуждается. Ни 800 тысяч безработных, ни десятки тысяч разорившихся бизнесменов, ни сотни тысяч неимущих этих миллиардов не увидят. С другой стороны, 400 млн шекелей были немедленно выделены на йешивы, ибо таково было ультимативное требование ультраортодоксальных партий: либо они получат деньги, либо провалят ночное голосование.

    Параллельно, после всех разговоров о необходимости урезать оборонный бюджет в коронакризисной ситуации, глава правительства Биньямин Нетаниягу и министр обороны Бени Ганц решили увеличить его на 3,3 млрд шекелей.

    Раздел в законопроекте, устанавливающий крайний срок принятия госбюджета 2020 года, также «случайно» изменился — крайний срок перенесен с 3 декабря на 23-е. Таким образом, бюджет на 2020 год можно утвердить менее, чем за десять дней до конца бюджетного года.

    Но никто не может гарантировать, что бюджет действительно будет принят в декабре, и подобный политический кризис больше не возникнет. Скорее, наоборот. То, что было 24 августа, стало генеральной репетицией того, что будет 23 декабря.

    По оценкам «Ликуда» и «Кахоль-лаван», следующий политический взрыв грянет очень скоро, поэтому шансы на ротацию уменьшаются с каждым днем, а отложенные выборы — вопрос очень непродолжительного времени.


    Поэтому чуть ли не трагикомически звучит никем не замеченный 4-й пункт «закона Хаузера»: «Правительство сосредоточится на борьбе с эпидемией в канун наступления зимы». Отсюда можно сделать два вывода: 1) наступление зимы стало самым точным прогнозом; 2) эпидемия коронавируса не только не окончится, несмотря на все принимаемые меры, но может затянуться до зимы.

    Что выиграл Нетаниягу

    Отказавшись от всех своих требований (и прежде всего, принятия годичного бюджета), Нетаниягу в заранее подготовленном видеоролике объявил компромиссное решение своим лидерским достижением: «Я считаю, что было бы безответственно идти на выборы, когда до начала учебного года нет утвержденных бюджетных рамок». Он обвинил «Кахоль-лаван» в попытках отказаться от соглашения по «закону Хаузера». Нетаниягу получил дополнительную возможность решить в декабре, когда будут досрочные выборы. А пока он хочет использовать ближайшие четыре месяца для ведения интенсивной кампании с целью восстановления своего сильно испорченного образа в ходе борьбы с эпидемией коронавируса.


    Что выиграл Ганц

    С точки зрения Ганца, досрочные выборы в такое время, как сейчас, стали бы его политическим концом. Его общественное будущее в большой степени зависит от стабильности коалиции. Вечером 24 августа он попытался в самой резкой форме и недвусмысленных выражениях изменить свой образ: не постоянная безмятежность, а демонстрация мускулов.

    Как сказал Ганц: «Я молчал сто дней. Молчал о насмешках, личных нападках и оскорблениях со стороны высокопоставленных членов «Ликуда». Но теперь сто дней молчания и сдержанности закончились. Они закончились потому, что Израилю нужна стабильность, а не постоянная забота политиков о своих личных потребностях». «Я никогда и никому не позволю, — пообещал Ганц, — развалить демократию. Никому не позволю назначать своих марионеток на самые важные государственные посты».

    Последнее стало самым главным достижением, которого добилась «Кахоль-лаван» в нынешнем раунде: глава правительства не сможет повлиять на кандидатуру следующего госпрокурора, что для него особенно важно в преддверии январского возобновления его судебного процесса в иерусалимском окружном суде.

    Владимир Поляк, по материалам «ХаАрец». Фото: Gali Tibbon Pool via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend