Израильская экономика: полупустой стакан

Так ли хороша ситуация в израильской экономике, как говорят премьер-министр Биньямин Нетаниягу и министр финансов Моше Кахлон?

В этом году экономический рост составит 3-3.5 процента, что не так много. Это значит, что ВВП на душу населения вырастет на 1 процент, поскольку за год население выросло на 2 процента. На Западе экономика выросла за год всего на 2 процента. Но при нулевом росте населения ВВП вырос на 2 процента, то есть, больше, чем в Израиле.

Производительность труда в Израиле ниже на 25 процентов, чем в странах Запада, и это тормозит рост нашей экономики. Инвестиции в развитие инфраструктур у нас невысокие, уровень образования оставляет желать лучшего, значительных реформ нет, а государственный сектор малоэффективен, но он жиреет и имеет массу неоправданных льгот и привилегий.

Премьер и глава Минфина с гордостью утверждают, что ВВП на душу населения в стране приближается к 40 тысячам долларов. Но это ставит Израиль лишь на 21-ое месте в OECD (Организации экономического сотрудничества и развития), то есть, позади всех развитых западных государств. Это то место, которое мы занимали сорок лет назад, когда еще не входили в OECD. Вывод: мы не продвинулись в рейтинге, и экономический рост в 3 процента явно недостаточен.

Нужны хотя бы 5 процентов и…другой министр финансов, готовый осуществить радикальные и непопулярные реформы, которые придадут мощный импульс народному хозяйству страны.

Низкая инфляция – это важное достижение, я бы сказал, социальный успех, ведь от роста цен страдают прежде всего люди с низкими заработками. И низкая безработица – это тоже очень хорошо, это достойно всяческих похвал.

В противоположность этому, общий уровень занятости населения (77 процентов) хотя и высок, но неустойчив. Молодые ультраортодоксы, которые в школах и йешивах не изучают английский язык и математику, не смогут самостоятельно кормить свои семьи. Но количество таких недоучек быстро растет, и это – плохая новость.

Низкий показатель рабочей занятости женщин в арабском секторе – тоже проблема. Она возникла, в основном, из-за того, что общий уровень образования арабок невысок, а, кроме того, слабо развита транспортная сеть, связывающая периферийные поселки с промзонами.

Время от времени производятся сокращения бюджета министерств, ведомств и госкомпаний. Но сокращают не малоэффективный персонал, а объем их деятельности, ведь Гистадрут, подобно церберу, охраняет право на вечный «квиют» (штатную должность). Очень скоро мы приблизимся к рубежу, на котором весь бюджет пойдет на жалованье и жирные премии госслужащим, а не на работу ведомств.

Государственный долг ныне составляет 61 процент ВВП, и это преподносится нам, как достижение. Но все-таки долг пока слишком велик, и это опасно.

Уже несколько лет объем израильского экспорта выше, чем объем импорта, и правительство тоже называет это успехом. Но за этот положительный баланс мы дорого платим. Банк Израиля искусственно поддерживает низкий курс доллара, это защищает наших экспортеров, но наш импорт чрезвычайно дорог, и от этого страдает общий уровень жизни в стране.

Средняя зарплата в Израиле растет, но, мягко говоря, не там, где надо. За последние 10 лет средний заработок в госсекторе вырос на 23 процента, а в частном – только на 6. Средняя зарплата в госсекторе в Израиле выше, чем в частном – ни в одном западном государстве такого нет. У людей нет стимула работать в частном секторе, зато есть стимул стремиться получить одну из многочисленных синекур на госслужбе. Это грозит вовсе лишить нас  экономического роста в будущем.

И, разумеется, не следует забывать о глубокой социальной пропасти между разными слоями населения, об огромном количестве израильтян, живущих за «чертой бедности». Это – острейшие проблемы, которые необходимо решать.

Нехемия Штрасслер, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Оливье Фитуси.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend