Все сценарии краха

Нетаниягу крутит рулетку, но, похоже, он уже сделал выбор: уродливое «прощай». Впервые за десять лет премьер министр в нынешней предвыборной кампании не играет против пустой площадки. Сезон приобретений, слияний и расколов – в самом разгаре. И если он почувствует, что его позиции слабы, он выберет развод.

Нынешняя предвыборная кампания будет низменной, жестокой и отталкивающей. И в не меньшей степени – непредсказуемой.

Начнем с человека, который будет причиной причин всего, что произойдет на протяжении ближайших месяцев: Биньямин Нетаниягу. На первый взгляд, на выборах, которые состоятся в апреле 2019-го, он по-прежнему является ведущим кандидатом на пост премьер-министра. Но не исключено, что не он возглавит список «Ликуда» на выборах. Это рискованное предположение, а, может, и нет.

Нетаниягу знает, что он должен будет посещать слушания его дела, вынесение обвинительных заключений, а, возможно, и судебный процесс, все еще будучи премьер-министром. Правда, опросы льстят ему и «Ликуду», но они и сегодня недорогого стоят, а через несколько месяцев вообще потеряют всякое значенин. Эти рекордные показатели основаны на опросах, которые проводятся по телефону, через интернет или СМС и опираются, в основном, на то, что было, а не на то, что будет. В любом случае, цифры, о которых фантазирует «Ликуд» – воображаемые. Недавние опросы говорят, что правые находятся на пике своей электоральной мощи. Это их потолок. Путь с этой вершины только вниз. Все это, еще до странного хода Беннета и Шакед, относительно которого пока неясно, что это – блестящий, хорошо продуманный и отважный политический шаг или гол в свои ворота.

Если Нетаниягу незадолго до выборов – за два месяца, за месяц, даже за несколько дней поймет, что ему угрожает реальная опасность, что не ему выпадет составлять новое правительство, он постараетя достигнуть соглашения об отставке в обмен на закрытие дел против него. Лучше, чем кто-либо другой, он понимает, что с юридической и общественной точки зрения в свете возможного вынесения обвинительного заключения нет ничего общего между его нынешним положением премьер-министра, а то и просто гражданина.

Главная неопределенность для Нетаниягу сегодня состоит в том, что (и когда) сделает юридический советник правительства Авихай Мандельблит. Можно предположить, что он и впредь будет действовать в уже знакомой нам манере: тянуть время. Возможно, он также проявит сдержанность под влиянием угроз, исходящих из вполне определенного источника. Тем не менее, Мандельблит, вопреки всему, вполне может объявить о своем решении вынести обвиненительное заключение по делу о взяточничестве еще до выборов. С учетом принятой у нас культуры утечки информации, такое вполне реально. И вот еще несколько моментов:

1. Нетаниягу полностью отдает себе отчет о сложившейся ситуации. Об этом свидетельствует как его собственная реакция, так и действия его рупоров.

2. Именно по этой причине и были объявлены досрочные выборы.

3. Нападки на Мандельбита и прямые угрозы в его адрес в газете «Исраэль ха-йом» – беспрецедентные, жестокие, вульгарные.

4. Шаг, предпринятый Беннетом и Шакед. У политиков – хороший нюх на кровь и, более того – на страх. Шакед, несомненно, знает то, что нам пока неизвестно. Она знает факты и график.

При такой расстановке сил Нетаниягу может оказаться в трудном положении. Конечно, он пустит в ход тяжелую артиллерию, он это умеет – подстрекательство и очернение, все темные силы, которые есть у него под рукой. Он вспомнит и об автобусах, которые доставляют толпы на избирательные участки, он бросит в бой свои дивизии «Твиттера» и «Фейсбука». Чтобы выжить, он не остановится ни перед чем. Для него это вопрос «быть или не быть». Уже сообщалось, что частные сыщики ведут слежку за Ганцем, пытаясь собрать на него компромат.

Проблема Нетаниягу в том, что все это знают. Что все его приемы известны и, возможно, зафиксированы на протяжении сотен, а то и тысяч часов свидетельских показаний и магнитофонных записей в рамках уголовных обвинений против Нетаниягу. Сотни тысяч «лайков» на его страницах в «Фейсбуке» и «Твиттере» ни на кого уже не производят впечатления. Нетаниягу стал прозрачным. Да и вообще, трудно будет произвести впечатление или сдержать таких опытных политичесих бойцов, как Барак, Ливни и их соратники на поле политической брани. Да и Ганц быстро научится правилам игры.

Верно, что Нетаниягу пойдет по самой грязной дорожке, но скоро с удивлением узнает на собственной шкуре, что проделки, которые раньше срабатывали, уже не действуют. И что он больше не один. Что на поле, которое он привык считать своей вотчиной, появились новые игроки.

Варианты большой сделки

Если Нетаниягу действительно поймет, что подходит к выборам в не лучшей форме, он постарается достигнуть быстрой сделки (которая, конечно, будет включать и закрытие дел мадам). Не уверен, что это пройдет, но для него это – последний отходной путь. Именно поэтому ничто так не страшит его, как провал на выборах. На данный момент он строит свою стратегию на головокружительной победе. Других козырей у него просто нет. Это единственный (и весьма сомнительный) шанс, на который он рассчитывает. Симпатии толпы – его последнее убежище.

Нетаниягу строит свое будущее на фантазии, что в мае 2019 года он вернется победителем и главным его аргументом будет: «Народ все знал и все равно выбрал меня». Но в глубине души он знает, что и этот номер не пройдет. Что даже если он победит на выборах, он всего лишь выиграет несколько месяцев, за которыми последуют предъявление обвинительного заключения, вынужденная отставка и суд по уголовным делам. В такой ситуации никто не будет заинтересован в том, чтобы предложить ему заключить какую бы то ни было сделку. Так что если он получит обоснованные сведения о том, что он может проиграть (или что у него нет шансов на большую победу, или создание крупного блока), он будет искать другие пути к спасению. Что бы ни говорили сегодня, находясь под судом по обвинениям в совершении уголовных преступлений, он не сможет оставаться на посту премьер-министра.

Нетаниягу знает, что конец его политического пути близок. Быть может, еще пару месяцев, быть может – год-два. Это может случиться до следующей предвыборной кампании, в крайнем случае – вскоре после нее. Верно, что нам это время представляется вечностью. Но верно и то, что нам все кажется вечным – пока ему не приходит конец. Различие между большими и малыми людьми заключается в том, как они решают уйти со сцены.

Похоже, Нетаниягу выбрал самую гадкую форму прощания.

Тоби Полак, «ХаАрец», М.Р. К.В.

Фото: Элиягу Гершкович


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend