Коррупция против демократии

Чтобы пережить три коррупционных дела, Нетаниягу может столкнуть израильскую демократию на край пропасти.

Нет ничего удивительного в рекомендациях полиции отдать под суд Биньямина и Сару Нетаниягу по «Делу 4000»  – ни в деталях, ни в обвинениях, которые в полном объеме попали в СМИ. Точно так же, нет ничего удивительного в обращенных к Нетаниягу призывах оппозиции уйти в отставку, как и в том факте, что его министры объединились вокруг него. Очертания того, что названо «Делом Безек», были ясны уже много месяцев назад, что заставило оруженосцев премьера в СМИ начать подготовку оборонительных сооружений для его защиты. До сих пор у них это получалось достаточно эффективно. Вместо того, чтобы подчеркивать главное, – что полиция признала главу правительства подозреваемым по трем отдельным делам о получении взяток – СМИ одержимы вопросом  времени, выбранного для рекомендаций, которые были обнародованы в последний рабочий день на посту генинспектора Рони Альшейха.

Это – первая опорная колонна в защите Нетаниягу: все обвинения во взяточничестве стали результатом вендетты, объявленной ему Альшейхом.  Альшейх – бывший старший следователь ШАБАКа с правыми взглядами, проживший большую часть жизни в поселениях Западного берега,  которого Нетаниягу сам же  и назначил – и, который, якобы, умирает от желания свалить самого успешного премьер-министра израильского правого лагеря. И вся абсурдность подобного утверждения не помешала ему благополучно овладеть умами общественности.

Другие опорные колонны защиты Нетаниягу тоже находятся в стадии строительства.

Вторая из них – «кози фан тутте» (итал., все так делают), подразумевающая, что все политики беседуют с медиа-магнатами, поэтому не было ничего предосудительного в беседах Нетаниягу с владельцем компании «Безек» Шаулем Аловичем. И, тем более, не было ничего дурного в его готовности обеспечить премьер-министру самое благоприятное освещение на принадлежавшем Аловичу новостном сайте «Walla».

Третья колонна будет состоять из утверждений, что это освещение было не более благоприятным, чем то, которого заслуживал такой успешный премьер-министр, как Нетаниягу.

Официальные и неофициальные пресс-секретари Нетаниягу ведут обстрел, целясь в те самые пункты коррупционного «Дела Безека», которые связаны с тем, что Алович предположительно сделал для Нетаниягу, поскольку эти пункты легче всего доказать. Есть множество доказательств встреч и телефонных бесед Нетаниягу с Аловичем, и их жен, и многочисленные интервью с сотрудниками сайта, которые рассказали, как им было приказано направить все освещение в пользу Нетаниягу и всеми силами превозносить Сару Нетаниягу. Обо всем этом уже много писали и это легко понимается средним потребителем новостей.

Другая сторона предполагаемой взятки намного сложнее. Как регуляционные решения, принятые министерством связи под руководством Нетаниягу, сработали в пользу «Безека», не только намного труднее доказать в суде, но все это превратится в финансовое крючкотворство, которое большинство публики едва ли сможет понять. А ведь это и станет тем делом, о котором будет судить-рядить израильская общественность задолго до того,  как Нетаниягу появится в суде – не ранее 2020 года, если генпрокурор Авихай Мандельблит вообще решит предъявить ему обвинительное заключение по «Делу 1000», «Делу 2000» и «Делу 4000».

Если Нетаниягу выиграет грядущие выборы, о чем говорят все опросы последнего времени, он воспользуется этим для своей реабилитации. Народ сочтет его невиновным. И для него будет критически важным бесстыдно вырваться из затяжного юридического процесса, как он и намерен сделать – став первым израильским премьером, оставшимся на посту после обвинительного заключения и продолжавшим управлять страной, защищая себя в суде.

Все, что Нетаниягу делал долгие месяцы и продолжит делать во время предвыборной кампании, это – подготовка почвы для колоссального спектакля, чтобы раскрыть все карты, когда на столе будет лежать обвинительное заключение. Он хочет изобразить это, как битву между волей народа, воплощенной в премьер-министре, и темными махинациями никем не избранных судей и прокуроров. Нетаниягу прекрасно понимает, что, как только ему предъявят обвинительное заключение, юридическая ситуация станет совершенно неопределенной: что бы ни заявляли публично его приближенные, ясно, что премьер-министр должен уйти в отставку только после осуждения в суде.

Избранный премьер-министр, который настаивает на том, чтобы оставаться на посту, несмотря на многочисленные обвинения, станет ответчиком в Верховном суде. К какому бы решению не склонились судьи, все это будет близко к конституционному кризису, когда судебная власть должна будет решить, останется ли на своем месте исполнительная власть. Это будет тяжелейшая ситуация для израильской демократии, и Нетаниягу уже делает все, что может, чтобы ее обострить.

(В полном соответствии с «теорией опорных колонн» Биньямин Нетаниягу выступил 2 декабря в Кфар-Маккабия по поводу начала праздника Ханука перед активистами «Ликуда», и обрушился с резкими нападками на полицию, заявив, что она ведет настоящую охоту на него и его семью. Он также отметил, что публикация рекомендаций полиции в последний день на посту генинспектора Альшейха вполне понятна. Не касаясь деталей «Дела 4000», Нетаниягу сказал, что все политики встречаются с медиа-магнатами, в чем нет никакого криминала, и высмеял подобные встречи главы партии «Еш атид» Яира Лапида с владельцем «Йедиот ахронот» Нони Мозесом, не касаясь того, что его собственные встречи и переговоры с Мозесом стали предметом отдельного уголовного дела.

В ответ на выступление Нетаниягу, полиция с возмущением заявила, что Нетаниягу «вел себя, как любой подозреваемый», в то время как «от народного избранника ожидается, что он будет стоять на страже власти закона». Бывший министр обороны Моше Яалон сказал, что «Нетаниягу вел себя, как последний преступник «.  А Яир Лапид заявил, что «Нетаниягу потерял право решать судьбоносные вопросы государства»- прим. «Детали»).

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Р.Р. К.В.

Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend