Tuesday 28.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эмиль Сальман
    Фото: Эмиль Сальман

    Безответственное решение правительства, из-за которого Израилю грозит волна забастовок

    В четверг, 26 августа, сотрудники Управления аэропортов провели забастовку в аэропорту «Бен-Гурион», задав вопрос: а почему они не получают пенсию, «как в ЦАХАЛе»? Сотрудники полиции и Управления тюрем тоже требуют себе прибавки, которая была утверждена для постоянных сотрудников. Так через неделю после утверждения бонуса для военных пенсионеров начали проявляться первые последствия принятого решения, и в правительстве признали – «решение было очень неудачным».

    «Дайте мне пенсию на переходный период, как в армии и полиции, и я обещаю, что сотрудники в очередь выстроятся, чтобы отправиться в неоплачиваемый отпуск», – сказал в минувший четверг председатель комитета работников Управления аэропортов Пинхас Идан на заседании суда по трудовым конфликтам в Тель-Авиве.

    Совет директоров Управления аэропортов поручил руководству управления немедленно отправить в неоплачиваемый отпуск 350 постоянных сотрудников из-за плачевного финансового положения этой структуры. К резкому сокращению доходов привели ограничения, наложенные на авиасообщение из-за эпидемии. В ответ рабком приостановил взлеты и посадки в аэропорту «Бен-Гурион» в четверг, 19 августа.

    «Вы сообщили о том, что отправляете в неоплачиваемый отпуск 350 сотрудников. А чего вы хотели?» – с сарказмом говорит юрист рабочего комитета. И все это – на фоне солидной прибавки к пенсии, и без того внушительной, для военных-отставников, которую утвердило правительство на прошлой неделе.

    Хотя Идан произнес ту фразу полушутя, в каждой шутке есть только доля шутки. Пенсия на переходный период – один из обсуждаемых вариантов на переговорах Управления аэропортов с министерством финансов, при условии, что профсоюз согласится на масштабную реформу управления. Тогда как от Армии обороны Израиля не требовали ни реформы, ни оптимизации, ни даже прозрачности на переходный период. Саркастический тон, которым сделал свое заявление Идан, один из наиболее влиятельных глав рабочих комитетов в стране, говорит о растущем недовольстве работников других сфер, и это тревожит.

    Импульс этому недовольству дало 22 августа правительство, с легкостью утвердив беспрецедентно солидную надбавку как раз тем «пенсионерам», которые меньше всего финансово страдают – отставным военным. Поэтому к требованию Идана не стоит относиться легкомысленно или с пренебрежением. Не исключено, что это тревожный звонок перед масштабными событиями, которые потрясут страну в ближайшем будущем.

    Например, что должен делать глава Всеизраильской федерации профсоюзов («Гистадрут») Арнон Бен-Давид, который прямо в эти дни ведет неафишируемые переговоры с минфином о повышении эффективности государственного сектора? Как глава «Гистадрута» сообщит 700 тысячам госслужащих о том, что ожидаемая ими надбавка на подорожание, или индексация пособий от Службы национального страхования, будут заморожены на год – в то время как государство залезает к ним в карман, чтобы забрать оттуда полтора миллиарда шекелей в год на еще одну добавку к пенсии отставных военных?

    Но даже если не касаться вопросов этики, морали и социальной справедливости – кто захочет оказаться «фраером»? Для чего Идану соглашаться на отправку в отпуск 350 сотрудников управления аэропортов, пусть даже они в данный момент сидят без работы – в то время как экономисты и юристы в комплексе минобороны в Тель-Авиве, у которых рабочий день фиксирован с 9:00 до 17:00, получат 11-процентную прибавку к пенсии переходного периода? И ее они начнут получать уже в возрасте 42 лет?

    Безобразная дискриминация

    Вовсе не 9-процентная прибавка обладателям бюджетной пенсии шокировала наемных работников в госсекторе. И даже не новое пособие в размере от 7 до 11 процентов для получателей пенсии переходного периода, которое будет прибавляться к и без того немаленькой их средней пенсии в 15,5 тысяч шекелей на протяжении 25 лет – с 42 до 67 лет.

    Все попадали со стульев, узнав, что правительство согласилось учитывать при определении размера пенсии всем кадровым военным даже период до их призыва на срочную службу! То есть:

    • 2 процента, начиная с 18 лет, даже если будущий офицер или прапорщик еще учился в школе,
    • 4 процента – выпускникам предармейских подготовительных курсов, подписавшим контракт с армией,
    • 6 процентов – обладателям академических степеней, взявшим отсрочку от службы для завершения высшего образования, при условии подписания контракта – даже если они изучали не военные специальности, а экономику или юриспруденцию,
    • столько же – получателям бюджетной пенсии, призвавшимся до 1997 года. Причем правительство решило не просто дать им эти 6 процентов за прохождение срочной службы (подобных аналогов на «гражданке» просто не существует), но удвоило их, довело до 12 процентов – прибавка в 2 процента за каждый год срочной службы, плюс 6 процентов – пресловутая «прибавка начальника генштаба».

    Важно отметить, что подавляющее большинство выигрывающих от этих прибавок – пенсионеры, либо офицеры и прапорщики, которые уже зачеркивают в календаре дни, оставшиеся до выхода на пенсию. Этот факт не мешает командованию ЦАХАЛа и руководству министерства обороны настаивать на том, что, якобы, данная льгота призвана мотивировать 17-летних, которые еще не призвались на армейскую службу – пусть даже в этом возрасте они еще совсем не думают о пенсии!

    Средний пенсионный фонд, которым располагают ветераны разных израильских служб:

    • ЦАХАЛ – 7,7 миллиона шекелей,
    • Спецслужбы – 7,1 миллиона шекелей,
    • Полиция – 5,5 миллиона шекелей,
    • Управление тюрем – 4,5 миллиона шекелей,
    • Преподавательский состав – 2 миллиона шекелей,
    • Система здравоохранения – 1,9 миллиона шекелей,
    • Госслужащие – 1,7.

    Мало того, что военным созданы исключительные условия – бюджетную пенсию, или пенсию переходного периода они начинают получать с 42 лет; мало того, что каждый такой отставник имеет пенсионный фонд, приближающийся к 8 млн шекелей, и его ежемесячное пенсионное пособие составляет от 15 до 19 тысяч шекелей, так теперь именно для них запущен механизм нового расчета пенсии, который увеличит ее, а заодно усилит социально-экономическую дискриминацию всех остальных.

    Все это вяло одобрил юридический советник правительства, постановив, что «нет никаких юридических препятствий» для создания беспрецедентно вопиющего неравенства.

    «А вот теперь идите и расскажите учителям и врачам, что им придется отказаться от надбавки, потому что, якобы, "сейчас не время", – отмечает в беседе один из правительственных чиновников. – Утвержденная прибавка для военных отставников – это решение очень неудачное и принятое не вовремя, потому что оно создает впечатление, будто у государства "есть деньги на раздачу"».

    Другие тоже заслужили прибавку

    То, с какой легкостью были утверждены эти возмутительные и дискриминационные надбавки, говорит о слабости и уязвимости правительства перед отдельными группами давления. Даже если впечатление, будто правительство раздает деньги направо и налево, обманчиво, нанесенный ущерб уже не исправить.

    Первыми отреагировали десятки тысяч полицейских и сотрудников Управления тюрем (ШАБАС), которые на выходных дали понять, что потребуют приравнять их условия выхода на пенсии к армейским. Они опираются в своих требованиях на правительственное решение от 1979 года, которое увязывало зарплаты кадровых военных с условиями труда их коллег по силовым структурам, в том числе, полиции и ШАБАС. В таком случае общий объем пенсионных начислений в рамках нового пенсионного плана для молодых контрактников (младше 40 лет) удвоится, с 400 миллионов шекелей до 800 миллионов шекелей в год, а общее покрытие непомерных пенсионных пособий превысит 2 миллиарда шекелей в год.

    Адвокат Хаим Шмулевич, глава фондов сотрудников Управления тюрем, опубликовал заявление, в котором говорится, что «в свете недавнего решения о прибавке в армии, с этого момента и у других служб безопасности появится возможность требовать для себя определенной корректировки». Шмулевич дал понять, что речь идет о зачтении в счет пенсионного стажа срока срочной службы в армии и учебы в вузе при нахождении в запасе.

    Если сотрудник полиции выходит на пенсию в среднем в 57 лет, получая «за выслугу» максимально возможную ставку в 4 процента, как они могут оставаться в стороне, когда военнослужащим ЦАХАЛа дают за то же самое 11 процентов при выходе на пенсию в 42 года?

    И еще: в свете новой финансовой политики, которая распространится на десятки тысяч привилегированных работников в экономике, как правительство намерено относиться к сотрудникам систем образования и здравоохранения? Они выходят на пенсию, в среднем, в 64 года, а пенсионные пакеты у них на 70 процентов ниже, чем у отставных военных.

    Ави Бар-Эли, The Marker, «Детали», А.У. Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend