Monday 16.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Гиль Коэн Маген
    Фото: Гиль Коэн Маген

    Бежавшие от войны украинские программисты теперь воюют с израильской бюрократией

    Из-за российского вторжения Н. уехала из Украины в Израиль и нашла работу в местном стартапе. И все бы, казалось, хорошо, но существует проблема: Израиль до сих пор не позволяет беженцам из Украины работать и достойно зарабатывать на жизнь.


    «У нас все было замечательно, – говорит Н., которая из-за войны бежала в Израиль со своей восьмилетней дочерью. – Мы жили в центре города Днепр, потом началась война, все время звучали сирены, и мы раз за разом спускались в бомбоубежище. Дочь только и ждала очередной сирены. Я собралась, мы уехали в Бухарест и там получили разрешение на въезд в Израиль».

    Почему именно сюда? Н. говорит, что здесь у нее есть хорошие знакомые, и она уже бывала у них в гостях. По ее словам, в других странах у нее нет ни друзей, ни родственников, и потому она выбрала Израиль.

    Беженцы из Украины въезжают в Израиль как туристы, и им разрешено находиться в стране три месяца. У них есть право на медицинское страхование и разнообразную помощь, но нет права на трудоустройство.


    В начале марта сообщалось, что министр внутренних дел Айелет Шакед и министр иностранных дел Яир Лапид рассматривают вопрос о предоставлении годичной визы на жительство и право на работу гражданам Украины, бежавшим от войны. С тех пор прошло два месяца, но решение до сих пор не принято.

    Н. обратилась к инициаторам The Reboot – проекта израильских хайтекистов, призванного связать программистов из Украины, России и Беларуси с израильскими работодателями, заинтересованными в приеме на работу опытных специалистов.

    Проекту сопутствовал определенный успех, но возникли и трудности, среди которых длительный и громоздкий процесс приема таких сотрудников на работу. Работодатели толком не знают, как их оформить.

    С помощью The Reboot Н. нашла израильский стартап, который был заинтересован в ее услугах, и прошла все процедуры приема. Директор компании пояснил нам, что для него в этом нет ничего более естественного: он и до войны нанимал на работу программистов из Украины. По его словам, если Н. через какое-то время, скажем, через год, решит вернуться домой, он с удовольствием продолжит сотрудничество с программисткой, которая изнутри знает и специфику работы в компании, и разрабатываемую технологию.


    У израильских хайтек-компаний сегодня есть два варианта привлечь к работе зарубежного специалиста. Первый – нанять его на год с возможностью продления договора. Но есть условие: зарплата должна по крайней мере вдвое превышать среднеизраильскую. Второй вариант как будто специально заточен на войну в Украине: критерия минимальной зарплаты нет, но договор можно заключить не более, чем на 90 дней.

    А что делать с такими как Н., уже находящимися в Израиле? Примет ли израильская бюрократия во внимание сложившуюся ситуацию? Это пока неизвестно, и несмотря на очевидные преимущества, у местных работодателей часто нет достаточных стимулов для приема на работу таких сотрудников.

    В ожидании решения


    В начале прошлой недели судья окружного суда Михаль Агмон-Гонен рассматривала дело двух граждан Украины, прибывших в Израиль еще до начала войны и подавших просьбу о предоставлении убежища. Они получили отказ и обжаловали решение. Государство пыталось отклонить апелляцию, утверждая, что в любом случае их не будут депортировать до прояснения ситуации в Украине.

    Однако адвоката истцов, Ариэля Токова, такой вариант не устроил: «Я бы согласился отозвать апелляцию, если бы государство гарантировало им возможность зарабатывать. Сегодня ни один работодатель не может дать им работу». Судья предоставила государству неделю, чтобы ответить на вопрос: смогут ли и каким образом, и истцы, и все прочие граждане Украины, находящиеся в Израиле, зарабатывать себе на жизнь.

    По данным Управления народонаселения и иммиграции с начала войны из Украины в Израиль прибыли 27 000 человек, из которых 18 000 не имеют права на репатриацию в соответствии с Законом о возвращении.

    ЕС потребовалось всего восемь дней с начала российского вторжения, чтобы предоставить украинским беженцам визу на год, включая право на работу, а в Израиле все еще откладывают принятие столь очевидного и гуманного решения, без которого беженцы вскоре превратятся здесь в нищих. И это при том, что в Израиле так не хватает рабочих рук, особенно в хайтеке.

    Корин Дгани, TheMarker. Фото: Гиль Коэн-Маген⊥

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend