Бецалель Смотрич: «Идея Палестинского государства – это фикция»

«Я иудей. Сионист. Верю во Всевышнего. Я иду путем искупления во времена, когда сбываются предсказания пророков. Это накладывает на меня тяжелую ответственность, и каждое утро, вставая, я спрашиваю себя – что я должен сделать, чтобы выполнить свое предназначение?»

Так говорит Бецалель Смотрич, депутат и вице-спикер кнессета, представитель партии «Еврейский дом».

Его супруга Ревиталь работает в принадлежащем ей магазине одежды в Карней Шомрон. У них шестеро детей – пять сыновей и дочь. Отец сам порой по утрам развозит их по учебным заведениям. Когда Бецалель учился в иешиве – Ревиталь обеспечивала доход семьи, но теперь уже он зарабатывает больше нее. Свои обязательства он, по его словам, распределяет так: Всевышний — на первом месте, народ — на втором, семья — на третьем.

Смотричу 38 лет. Он родился в поселке Хиспин, что на Голанских высотах, его отец — глава многодетной семьи – был руководителем иешивы. Когда ему было три года, семья переехала в Бейт Эль, а 20 лет назад он заложил дом в поселении Кдумим, где теперь и растит своих детей. В армию Бецалель пошел только в 28 лет – после того, как закончил учиться в иешиве. Раввином не стал, но успел изучить еще и юриспруденцию в академическом колледже Кирьят-Оно, занимаясь ею один день в неделю. Служил полтора года, но уже не в боевых войсках, а помощником главы оперативного отдела.

В ожидании Третьего Храма

— Молодому человеку с высоким «профилем 97» такая учеба не кажется пустой растратой государственных средств?

— Я чувствую, что дал больше, чем если бы призвался на службу в 18 лет. Тот, кто изучает Тору, хранит безопасность Израиля. О каких общественных средствах вы говорите? На авреха (ученика иешивы) государство тратит 10 тысяч шекелей в год, а студент «Бецалель», который ничего не дает государству, обходится в 40 тысяч в год. Что лучше: служить три года и потом, демобилизовавшись, отправиться путешествовать — при том, что часть этих ребят потом не возвращаются, остаются жить за границей – или учить Тору, создать семью и укрепить государство? Мы живем тут по священному праву, данному Всевышним, и каждый исполняет его предназначение. Мы – посланники по возвращению Израиля к себе. Для меня создать семью в то время, когда я изучал Тору, было делом не менее важным, чем служба в боевых частях.

— Получается, вы более привержены этим ценностям, чем даже председатель вашей партии Нафтали Беннет, который служил офицером спецподразделений, но тоже выполняет заповеди?

— Ему не хватает «фона Торы», потому важно, что я рядом с ним. Это имеет дополнительную ценность в политике. Нафтали разбирается в экономике, и обладает лидерскими качествами.

— А Айелет Шакед, которая вообще светская, должна «вернуться к ответу» и начать вести религиозный образ жизни?

— Пусть вернется. Я хочу, чтобы весь народ Израиля начал вести религиозный образ жизни. Я на самом деле верю, что народ Израиля становится ближе к Всевышнему через исполнение заповедей. Пророки обещали нам, что это произойдет, и мы собственными глазами видим, что это происходит на деле.

— В таком случае вы, конечно, верите и в то, что Третий Храм будет построен?

— Не сомневаюсь. Он встанет на своем месте. Спустится ли он с небес, или будет построен нами – на это нет ответа.

— Спустится с небес? Значит, вы не верите в теорию Большого взрыва?

— Между наукой и Торой нет противоречия. Господь создал мир за 6 дней, так как же мы находим предметы, возраст которых исчисляется миллиардами лет? Все процессы – шести дней или шести миллиардов лет – сотворены Всевышним. Куда менее верно думать, что все возникло из Большого взрыва, или что мы произошли от обезьян. Теория Дарвина уже поблекла, теория эволюции не принимается и ученым миром тоже.

Мы зря вернули Синай египтянам, и Храмовую гору иорданцам

Его мнения экстремальны, а сам он гиперактивен – это 165 сантиметров неконтролируемой энергии. В детстве его лицо было покрыто веснушками, и он признает, что не был самым популярным мальчиком в классе – над ним посмеивались из-за невысокого роста. Что, впрочем, не мешало ему двигаться вперед: намечать цель и достигать ее.

Случилось ему поучаствовать в столкновениях с полицией, и даже провести три недели под арестом ШАБАКа – он подозревался в том, что участвовал в акциях по блокированию дорог во время размежевания с Газой — которое он называл депортацией из Газы. «Они попрали мои права – это стало главной причиной, по которой я решил изучать юриспруденцию», — говорит Бецалель Смотрич. Стажировался он потом в адвокатской конторе Дорона Нира Цви, которая специализируется на правовых вопросах в Иудее и Самарии. Примерно в то время Смотрич основал и организацию (амуту) Регавим — для выкупа земельных участков. Продолжил учебу на вторую степень по юриспруденции, но учебу и не закончил.

— Я не делаю различий между арабами, живущими на территориях, и арабами – гражданами Израиля, — говорит Смотрич. – Тот, кто говорит об идее создания Палестинского государства, рядом с государством Израиль, должен понимать, что это фикция. Не будет никакой государственной структуры, кроме Израиля, между морем и Иорданом. Точка. Мы распространим суверенитет на все территории. Поясним, что мы тут, и тут останемся. Заложим поселения и города, построим инфраструктуру, подобную той, что есть в «малом Израиле» — и тысячи переедут жить в Иудею и Самарию, и в течение считанных лет мы создадим тут явную и необратимую реальность. Потому что решить конфликт – дешевле и правильнее, чем продолжать управлять им.

— А что делать с теми, кто живет тут уже сотни лет?

— Ничто не формирует сознание арабов Иудеи и Самарии лучше, ничто не заставит их отказаться от иллюзии создания Палестинского государства сильнее, нежели фактическое положение дел на местах. Тем, кто хочет «сдать в архив» свои национальные устремления – добро пожаловать. Они получат все права, кроме права голоса на выборах в Кнессет, как минимум на первом этапе. А тому, кто не готов отказаться от этих своих устремлений, мы согласны помочь совершить «релокейшн» в любую страну, которая согласится его принять. Включая Европу. А тот, кто захочет сражаться – пусть сражается, но у меня есть основания предполагать, что мы победим. Израильское общество должно уже положить конец конфликту, а два национальных видения не смогут ужиться на одном пространстве, это не сработает.

— Что Беннет говорит о таком плане?

— Нафтали хочут умиротворения. А я хочу окончательного решения. Он не согласен со мной, потому что опасается за демократию. По его мнению, нельзя распространить наш суверенитет и не дать всем права, а потому, если я правильно понимаю, он хочет распространить суверенитет на часть территорий, поселенческие анклавы и т.п., и создать Палестинскую Автономию на территориях А, B и, частично, С. Но мы в «Еврейском доме» говорили, что не откажется от частей Иудеи и Самарии – значит, от территорий А и B тоже. Я тоже хочу тишины, мира и сосуществования. Будет тяжело, но в конечном итоге только это и приведет к миру.

— Вы сами понимаете, почему Вас считают экстремистом и радикалом?

— Если стремиться к миру и покою – это экстремизм, тогда я экстремист. Но я не радикал – я революционер. Как и в вопросах смены поколений в поселениях. Замбиш и другие добывали там дунам, здесь козу – они были «мапайниками», только другого сорта – а мы проводим Закон об урегулировании статуса поселений («хок ха-асдара») и Параграф преодоления («пискат хитгабрут», ограничивающий возможность БАГАЦа вмешиваться в законотворческую деятельность депутатов Кнессета). Это решения. В этом смысл руководства.

(Замбищ, он же Зеэв Хевер — один из создателей и генеральный секретарь движения «Амана», занимающегося строительством и развитием еврейских поселений. Участвовал в деятельность т.н. «Еврейского подполья». Был близок к Ариэлю Шарону – прим. «Детали»).

Фото: Оливье Фитуси

— Депутат Эйтан Кабель, который всегда считался «голубем», опубликовал призыв отказаться от видения Осло.

— Это важное отрезвление среди левых, я его приветствую. Но, если я понял правильно, и он выступает за какую-то автономию на территориях. Я против этого. Пока на одной территории будут сохраняться два национальных устремления, будет продолжаться террор.

— Но почему же правые, давно находясь у власти, не делают этого?

— Потому что левые до сих пор правят. Левые укоренились в академическом мире, в среде юристов. Они проникли туда на крыльях революции Аарона Барака. Но он совершил государственный переворот, а не демократические преобразвания. БАГАЦ защищает инфильтрантов, арабов, представителей сексуальных меньшинств. Только их. Правые у власти – но боятся править. Сейчас мы начинаем исправлять эту ситуацию, очень медленно. Определяют дискурс, занимают «силовые центры». Когда Бегин попытался реализовать свое видение – он натолкнулся на стальные стены.

— Но он подписал мирное соглашение с Египтом, полагаете, это легко далось?

— Он ошибся, отдав Синай. Саддат и не мечтал об этом. Но Бегин не мог вести переговоры. Он мог бы достичь гораздо лучшего соглашения. В принципе, не нужно было демонтировать и эвакуировать Ямит.

— Мне кажется, или я слышу в этом вернуться туда?

— Конечно. И не будет другого выбора. Потому что нет другого решения, кроме как сохранять там контроль. Когда Израиль отказывается от такой ответственности – это плохо и для евреев, и для арабов. И о более близких событиях я тоже говорил, что нам придется вернуться к ситуации, которая была до Осло. Вернуться в Газу. Зачистить ее от оружия и взять под контроль. Газа может содержать себя самостоятельно, у нее не хватает территории. И Газа – часть Эрец Исраэль. Им было лучше под оккупацией. До того, как Рабин, по глупости, отдал их метр от нас, мы имели дело с камнями и ножами – но не со взрывающимися автобусами. Это Осло.

— Может, и с Иорданией мирный договор аннулировать?

— Он немного лучше. Хотя плохо, что отдали им суверенитет над Храмовой горой, и даем им воду, которой у нас самих нет.

Эпилог

В Кнессете Бецалель Смотрич заседает в финансовой комиссии. А также в ревизионной, в комиссии по внутренним делам. Он также является наблюдателем в парламентской комиссии по иностранным делам и обороне. Он сильно погружен в экономические вопросы, боролся против намерения Управления водоснабжения поднять цены, против реформы энергетической сферы, и считается одним из самых продуктивных законодателей Израиля.

Он может играть на пианино, барабанах, гитаре и аккордеоне. Он сам, с детьми, давит виноград и делает каждый год 40-50 бутылок красного вина. В его доме нет телевизора, а у детей – компьютеры с контролируемым доступом к интернету. Он продолжает учить Тору, с детьми – и всеми вместе, и с каждым по отдельности. Одна из его новых идей – дать возможность всем евреям жениться, как сочтет нужным, но разводиться только в раввинате – чтобы предотвратить появление внебрачных детей. «Я проверю с раввинами, осуществимо ли это», — сказал Бецалель Смотрич.

Нехама Дуэк, «Либерал». Фото: Томер Аппельбаум


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend