Wednesday 16.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: пресс-служба полиции
    Фото: пресс-служба полиции

    Жизнь в Яффо: все боятся всех

    На нашей улице в районе Аджами, где разворачивались в последние недели известные всем события, за последние 30 лет не произошло никаких резких демографических изменений или джентрификации (так называется реконструкция пришедших в упадок городских кварталов, благодаря благоустройству, а затем и привлечению сюда состоятельных жителей; в результате джентрификации происходит повышение среднего уровня доходов населения района или квартала из-за замены жителей с низкими доходами на более состоятельных жителей - прим. "Детали").

    Практически все, кто приобретал здесь жилье, строил его или жил в нем – арабы. Рождаемость делает свое дело, и здесь появилось на свет множество новых обитателей: население Яффо увеличилось вдвое с тех пор, как я приехал сюда - под удвоением я подразумеваю все население, а там, где я живу, это арабское население. Семьи старожилов надстраивают этаж и еще один этаж для своих детей, которые уже подросли и готовы завести новые семьи, и заводят их.

    Прирост населения в Яффо странным образом замалчивается. За последние 30 лет я постоянно слышу одно и то же: в Яффо проживает менее 40 тысяч человек. На мой взгляд, цифра занижена вдвое (если не больше); половину составляют арабы, половину - евреи. Не может быть такого, что жителей меньше – только больше.

    Накануне исхода арабского населения из Яффо в 1948 году здесь проживало немногим менее 100 тысяч человек, при том, что застроенная территория была куда меньше.

    Тревожные настроения в Яффо, овладевшие арабским обществом, во многом связаны с проблемами земельных участков и обеспечением будущего. В настоящем - перенаселенность и незаконное строительство. И в 2000 году, и сейчас взрыв недовольства носит прежде всего антиеврейский характер. На сей раз это выразилось в том, что подожгли десятки автомобилей, нападали на прохожих, нанесли материальный ущерб и швыряли камни в дома.

    Все выглядит печально. В Яффо сейчас больше денег, больше людей, напряженность ощущается реальней и страшней. Двигатели страха и подстрекательства - Facebook, Twitter, Instagram, Tiktok - работают в полную силу. Иерусалим, Яффо и Газу накрыл хаос. Слухи распространяются стремительно и молодежь реагирует на все это немедленно.

    Поскольку насилие в Яффо порождено не джентрификацией, причины могут таиться в другом месте: это – полицейское насилие, не делающее различий между несколькими десятками или, возможно, сотнями агрессивных молодых людей, которые нанесли ущерб, и остальными, когда репрессии обрушиваются на все арабское население без разбора.

    В основном это происходит потому, что полиция относится ко всем арабским жителям, как к преступникам. Когда стражи порядка обращаются к человеку, похожему на араба, их немедленная реакция заключается в том, что это – априори преступник, а не такой же равноправный гражданин, как и все.

    К неразумному поведению полиции можно добавить и очевидную глупость лидеров общественного мнения, евреев и арабов, тех, кто рассказывает и лелеет историю о самобытности коренного населения, в том смысле, кто имеет право и может жить здесь, а кто не должен, и посему обязан нижайше благодарить своих соседей, которые не режут ему шины.

    Разговоры про «аборигенов» наносят ущерб осознанию того, что если и есть, за что здесь бороться, так это за полное равенство всех жителей Яффо перед законом и властью. Мы все здесь граждане Государства Израиль - ни Палестины, ни какой-то резервации. Таково должно быть требование системы. Свобода слова и мысли зарезервирована за каждым гражданином, но обязанность начинается с государства. Государство служит гражданину, а не наоборот.

    В далеких 90-х я обсуждал с одним из моих соседей запустение, царившее в Яффо, и он сказал: «Наше Яффо». «Верно, - сказал я ему, - наше Яффо». До беспорядков 1921 года евреи составляли треть жителей Яффо. Они сбежали в Тель-Авив и жили в палатках на песке. Этническая чистка была завершена в 1929 году, и с 1929 по 1948 год евреев в Яффо вообще не было.

    В апреле 1948 года арабы покинули город, за исключением нескольких десятков человек. У большинства жителей Яффо, и у арабов и у евреев нет глубоких корней в Яффо. Большинство арабских жителей Яффо были привезены сюда из Йехуда, Абу-Кабира, Джамусина, Хирии и Бейт-Даджана. Они были изгнаны из своих деревень и отправлены сюда, в Аджами, который функционировал как смешанное гетто: арабам, находившимся под военным правлением до 1966 года, требовалось разрешение на выезд из квартала.

    Между 1948 и 1974 годами еврейское население Яффо составляло около 95 процентов, это были выходцы из Болгарии, Польши, Турции, Марокко и Ирака. Они переехали в предложенные им государством жилые кварталы – Яффо-гимел, Яффо-далет, Бат-Ям и Холон. Арабы не получали жилья, они не были равными в глазах правительства. Поскольку в Маншии (район около нынешнего парка Чарльза Клора) тоже жили арабы, то когда район разрушили, его жителей переселили в Аджами - в дома, переданные "Амидару".

    Ситуация стала меняться в середине 1990-х годов, после того как активизировали свою деятельность НКО, занимавшиеся проблемами арбских жителей Яффо, и появлением в нашей жизни мэра Тель-Авива Рона Хульдаи, который во многом пошел навстречу требованиям ассоциаций. Таким образом, нам удалось вернуть набережную, предотвратить приватизацию порта и изгнание рыбаков, отремонтировать блошиный рынок, настоять на реконструкции инфраструктуры, улучшения образования и даже обратить внимание на проблемы жилья.

    Новое строительство, развернувшееся в Яффо, не повлияло заметно на социальную обстановку, поскольку дома, в основном, возводились на участках, где обветшавшие здания были снесены несколько десятилетий назад. Джентрификация отнюдь не выдавливала людей, а напротив добавляла новых – евреев и арабов; кто-то улучшил свои жилищные условия, кто-то перебирался сюда из Иерусалима, арабских городов или Галилеи. Подавляющая часть сдающих квартиры в Яффо и, конечно же, в Аджами - яффские арабы. Есть здесь немало богатых семей.

    Яффо собирается расти на востоке, вдоль улицы Шлавим, удвоив свою площадь. Здесь, кстати, можно было бы решить вопрос жилья для молодых пар.

    Джентрификация - это отговорка, а не причина беспорядка, пренебрежения, дискриминации, отсутствия контроля, насилия и хаоса. Страх, национализм и религия – вот что царит тут. В уверенных в себе городах, таких как Назарет и Тель-Авив, беспорядков не бывает. Слабые, как бы романтические города полны истории и страхов.

    Религия – это важный социальный двигатель. Кто верит, может, и не боится, но он не поверяет истину знанием. Если это - еврей, он инстинктивно ненавидит Амалека, а если араб, то становится невольником мусульманского расизма, считая евреев неполноценными воинами сатаны.

    Яффо не очень религиозен, но религиозно-социальный принцип сопряжен с эмоциями, страхом и уверенностью в своей абсолютной правоте. Все боятся всех. Все правы. Все придумывают истории и тиражируют ужасные слухи. Так обстоит дело в Яффо, который ничем не отличается от других городов со смешанным населением. Тут тоже есть те, кто подливает масла в огонь страхов и пытается осветить мрак подожженными машинами.

    Цур Шизеф, "ХаАрец", М.К. Фото: пресс-служба полиции

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend