Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/John Minchillo, Pool
    AP Photo/John Minchillo, Pool

    Беннету стоит послушать собственную речь и «взяться за руль»

    Нужно сказать, что первая речь Нафтали Беннета в ООН стала главным образом экзаменом на знание английского языка, проводимого в рамках конкурса имени Биньямина Нетаниягу. Это испытание Беннет прошел относительно благополучно.


    Все, кому доводилось бывать на заседаниях Генеральной Ассамблеи, знают, что произносимые там речи вызывают в Израиле куда больший интерес, нежели во всем остальном мире, включая саму штаб-квартиру ООН.

    Гостевая ложа в зале заседаний Генеральной Ассамблеи пустовала, как правило, и до эпидемии коронавируса. Так было и на этот раз, пока ее не заполнила шумная делегация журналистов со Святой земли.

    Беннет произносил свою речь в Нью-Йорке, но обращался он при этом к домашней аудитории. По сути дела, его выступление можно было снять и в Иерусалиме на каком-нибудь зеленоватом фоне, напоминающем зал ООН. Тем более что значительная часть речи Беннета была посвящена внутренним проблемам Израиля.


    Но тотальный сарказм здесь неуместен. Участие в международных игрищах, даже если они носят в основном символический характер, имеет большое значение – с учетом жанровых ограничений, конечно.

    Оно напоминает о том, что, несмотря на пренебрежительное отношение к международному законодательству, Израиль хочет видеть себя частью семьи народов, даже если ему в ней отводится роль трудного подростка, который все время сердито повторяет: «Никто здесь меня не понимает».

    Это не означает, что с речами в ООН должен выступать только премьер-министр. Министр иностранных дел – это тоже нормально, но нужно отметить, что значительная часть пребывания израильских лидеров в Нью-Йорке всегда посвящается публичным и тайным встречам на полях Генеральной Ассамблеи – с упором на тайные контакты.

    Но в этот раз главной целью Беннета было доказать нам и самому себе, что он может «как Биби», и потому он свалился в собственноручно вырытую яму сравнений. Может быть, экзамен по английскому языку, успешно выдержанный в ООН, поможет Беннету избавиться от неотступно следующей за ним тени предшественника.

    Чтобы уйти от преследования тени Нетаниягу, Беннету стоило бы самому послушать собственную речь. «Продолжать движение по инерции – это самый легкий выбор, но есть моменты, когда лидеры должны взяться за руль и за мгновение до падения в пропасть, невзирая на критику, вывезти свое государство в безопасное место», – заявил Беннет, имея в виду создание своего правительства, которое он назвал «самым неоднородным в истории Израиля».

    По случайному совпадению, слово «инерция» наилучшим образом определяет содержание его речи. От начала до конца это был набор самых распространенных израильских штампов: Израиль – единственная демократия на Ближнем Востоке, ни слова о палестинцах и много слов об Иране. В речи Беннета не оказалось ничего, что не мог бы сказать Нетаниягу. Все то же самое, за исключением инфантильных наглядных пособий, которым Беннет обещал не пользоваться и это обещание сдержал.


    Потому что сила инерции, или то, что выдающийся французский социолог Пьер Бурдье называл «габитус» – сила, ограничивающая мысли и поступки рамками уже известного, – это и есть главная проблема сегодняшнего Израиля.

    Можно сменить премьер-министра и разнообразить состав правительства, но ни реальность, ни идеология никак не меняются. От мельчайших деталей, связанных с церемонией поездки премьер-министра – перед тем как подняться на борт самолета он всегда становится на отмеченную на земле точку, чтобы попозировать перед камерами, – и до содержания проводимой им политики.

    Беннет является заложником того самого легкого выбора, о котором он говорил на Генеральной Ассамблее, и все еще не взялся за руль. Да, его стиль выглядит свежее и привлекательнее, его речи не полны бесчисленных обвинений, и это не так уж мало. Но политика Беннета на главных направлениях ничем не отличается от той, которую проводил Нетаниягу. Речь, произнесенная им в Нью-Йорке, подчеркнула это с особой силой.


    Лидер, который действительно хочет «невзирая на критику, вывезти свое государство в безопасное место», должен рискнуть заняться пересмотром основных национальных парадигм и прежде всего прекратить прятать голову в песок и делать вид, как во время выступления в ООН, что никаких палестинцев ни внутри нашей страны, ни за ее пределами, не существует.

    Беннет – это тоже вирус, который, «если не заняться им всерьез, окажет разрушительное влияние на наше общество». Это влияние уже оказалось разрушительным. Часть речи Беннета, посвященную внутреннему единству Израиля, можно было бы отнести и к израильско-палестинскому конфликту. Но Беннет не тот человек, который вывезет нас отсюда. Он занят созданием собственного имиджа как более продвинутой версии Нетаниягу.

    Ноа Ландау, «ХаАрец», Б.Е˜. AP Photo/John Minchillo, Pool √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend