Беннет смог, но религиозным трудно выбраться из-под Нетаниягу

Беннет смог, но религиозным трудно выбраться из-под Нетаниягу

Слишком легко квалифицировать Идит Сильман как еще одну перебежчицу, по примеру Орли Леви-Абекасис, которая совершила подобный трюк около двух лет назад.

Следует признать, что определенное сходство есть: обе перешли под теплое крылышко Биньямина Нетаниягу под идеологическим прикрытием, но только после того, как им пообещали бронь в списке «Ликуда» и министерскую должность. Кстати, в обоих случаях посредничество осуществлялось через родственника (в случае Леви-Абекасис – через брата, а Сильман – через мужа). Но на этом сходство заканчивается.

Леви-Абекасис, напомним, баллотировалась в списке с «Аводой» и МЕРЕЦом. Перед выборами она публично пообещала ни при каких обстоятельствах не входить в правительство Нетаниягу. Но всего через неделю после выборов она внезапно вспомнила о своих правых взглядах и убежала в «Ликуд».

В отличие от нее, Сильман никогда не скрывала свои политические взгляды. Она баллотировалась в списке партии «Еврейский дом», а потом «Ямина». Формирование последнего правительства далось ей нелегко, в коалиции с левыми и арабами она чувствовала себя крайне дискомфортно, но, надо отдать ей должное, выдержала десять месяцев.

Сильман не надо жалеть. Она взрослый человек, которому придется жить с этими решениями. И, тем не менее, нельзя не брать в расчет колоссальное давление, постоянно оказывавшееся на нее, молодого и неопытного политика, в кнессете, на заседаниях комиссий, в социальных сетях, в непосредственном окружении. Сколько помоев выливалось на нее в течение целого года, ненависти, мизогинии и диффамации из бибистской военной машины.

Сегодня все правые члены коалиции находятся под страшным давлением и вынуждены противостоять постоянной кампании клеветы. И представители лагеря религиозного сионизма, такие как Сильман, Нир Орбах и Йом-Тов Кальфон, нигде не могут от этого скрыться. Они не могут рассчитывать на убежище среди членов своих общин. А Сильман, как оказалось, даже среди членов семьи и ближайших родственников.

В расширяющемся расколе внутри лагеря религиозного сионизма Сильман находится на относительно умеренной стороне. Она гораздо ближе к модели, представленной Беннетом, чем к ультраортодоксальным националистам типа ХАРДАЛ (харедим + МАФДАЛ), таким как Бецалель Смотрич, который также принимал активное участие в ее травле.

Но все равно, обе части этого лагеря все еще достаточно близки друг к другу. В данном сражении за Идит Сильман верх взяли издевательства Смотрича и бибистов. Но кампания за сердца религиозных сионистов продолжается, и ее результатом может стать углубление раскола.

Смотрич продолжит называть свою партию расистов и гомофобов «религиозным сионизмом», хотя его поддерживает менее половины сектора, носящего это название. Возможно, на какое-то время он привлек к себе семью Идит Сильман, но он продолжает терять тысячи своих последователей – религиозных людей, которым не нравятся ни стиль, ни ценности Смотрича.

Также трудно представить себе, что Сильман действительно верила в то, что ее борьба против квасного в больницах в Песах может оправдать ее уход из коалиции. Конечно, она против хамеца в Песах, но подталкивать из-за этого всю страну к новым досрочным выборам? Во имя чего? Чтобы охранники на входе в больницу получили право рыться в сумках больных, медперсонала и посетителей в поисках кусочка питы?

Она ведь не относится к ХАРДАЛ, тому течению религиозных сионистов, которое сближается с ультраортодоксами, выступает за самые строгие галахические ограничения для всего израильского общества.

Неудивительно, что в ее письме об отставке нет ни одного упоминания об этой полемике вокруг квасного («хамец»). Она прекрасно понимает, что это не имеет никакого отношения к «общему делу, объединяющему нас как народ и как государство» и «мировоззрению наших избирателей». Избиратели «Ямины» не голосовали за то, чтобы их партия стала стражем от квасного в Песах.

Сильман предпочла бы уйти из-за каких-то принципиальных идеологических разногласий  но реально она войдет в политическую историю Израиля как политическая пешка, совершившая предательство своей партии из-за маргинального бюрократического вопроса, который является пеной на гребне мутной волны религиозно-националистического экстремизма, искажающего иудаизм.

Но помимо всего этого, история Сильман является напоминанием для нас о том, что хотя Беннету и удалось оторваться от Нетаниягу, многие религиозные сионисты до сих пор не могут вырваться из его объятий.

Теперь интересно посмотреть, что происходит с другим сектором, который Нетаниягу считает своим естественным союзником. Моше Гафни, председатель фракции «Еврейство Торы», остался последним из ультраортодоксальной бибистской триады – Дери-Гафни-Лицман.

По крайней мере, он единственный, кто сообщает о своих намерениях продолжить политическую карьеру. Но посмотрите, что с ним происходит сегодня: он уже начал вслух размышлять о «работе над ошибками», которую должна проделать оппозиция, и даже о формировании правого правительства без Нетаниягу.

Гафни понимает, что Нетаниягу может запугать Сильман и даже добиться свержения нынешней коалиции, но его путь обратно в кабинет премьер-министра практически закрыт, и нет никаких оснований для ультраортодоксальных партий привязывать свою судьбу к одной политической фигуре.

Гафни и его коллеги также очень обеспокоены нарастающей симпатией их молодежи к Смотричу и его партнеру Итамару Бен-Гвиру, пляшущему на крови жертв теракта в Бней-Браке. Этот процесс уже стоил «Еврейству Торы» целого мандата на последних выборах, и если бы выборы состоялись сегодня, то утечка голосов ультраортодоксов к Смотричу и Бен-Гвиру превратилась бы из ручейка в бурную реку.

Гафни до сих пор боится говорить об этом открыто, но если бы ему вкололи сыворотку правды, то мы бы узнали, что он был бы очень рад разорвать союз с Нетаниягу и присоединиться к правительству во главе с Бени Ганцем, не распуская кнессет.

Он готов даже сидеть в коалиции с Яиром Лапидом, главное убрать «врага» – министра финансов Авигдора Либермана. Это все еще кажется отдаленной возможностью, но она стала немного ближе после дестабилизации правительства Беннета-Лапида. А мы уже было подумали, что религиозные сионисты, опередив ультраортодоксов, покинули крепкие объятья Нетаниягу. Но теперь, когда Сильман сдалась и попала в плен, видно, что это им непросто сделать.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Ц.З. Фото: Охад Цвигенберг⊥

Новости

Etihad Airways предлагает израильтянам отдохнуть на Бали
Тель-Авивская сеть продленок «В полдень» столкнулась с трудностями и прекратит свою деятельность
Два вертолета ВМС Японии столкнулись в воздухе, есть жертвы

Популярное

Гендиректор «Авиационной промышленности»: «Такой эффективности ПВО мы даже не обещали покупателям»

Успешным отражением иранской атаки Израиль в первую очередь обязан противоракетному комплексу «Хец»...

«Битуах леуми» досрочно выплатит пособия в апреле: подробности

Служба национального страхования в апреле  досрочно выплатит большинство социальных пособий. По случаю...

МНЕНИЯ