Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Беннет представляет: как идти к пропасти, никого не обидев

    Итак, что у нас было в праздничных интервью Нафтали Беннета? Премьер-министр, который вежливо разговаривает со своими интервьюерами, старается не огорчить их и зрителей, и отдает должное своим министрам и партнерам по коалиции.


    Что и сказать, воплощение перемен. Трудно поверить, что вежливый зачитыватель подготовленных сообщений, которого мы видим на экранах, - это тот же Беннет, который когда-то соревновался с Биньямином Нетаниягу в формулировании броских лозунгов.

    Где те дни, когда звучало: «Прекращаем извиняться», «Они больше боятся прокурора, чем Синуара», «Беннет победит ХАМАС» и, конечно, тот хит, который привел его к власти, «Как победить эпидемию».

    Теперь Беннет у власти, и воинственная и энергичная фигура, которую он изображал в своих предвыборных кампаниях, отложена в ящик для использования в будущем. Вместо этого он теперь играет роль анти-Биби. Можно себе представить, что во время подготовки к интервью, посвященным ста дням правительства, Беннет и его советники наблюдали за интервью Нетаниягу и заучивали, чего нельзя делать.


    Но точно так же, как извержения Нетаниягу по телевидению были подготовленными по сценарию, а не выражением спонтанных эмоций, точно так же и привлекательный государственный подход наследника. «Понизь еще слегка тон, - говорили ему, наверное, его инструкторы, - для тебя важно, чтобы тебя видели в кабинете премьер-министра и не удалили ни одного пункта из интервью».

    Беннет взял себе три вопроса, которыми занимается: «корона», иранская ядерная программа и отношения с главными союзниками Израиля - Америкой, Иорданией и Египтом. Остальное он щедро раздает своим министрам. Например, сектор Газа: «Министр обороны взял на себя попытки урегулирования. Если удастся - отлично» (в интервью Таль Шалев на Walla).

    А если это не удастся, и сектор снова вспыхнет, можно обвинить Бени Ганца, который столь благородно вызвался взять на себя ответственность.

    Яир Лапид? «Он вернул к жизни важное министерство, и я очень рад, что он сосредоточился на своем относительном преимуществе». Либерман, по словам Беннета, провел отличный бюджет, а Саар - просто замечательный министр юстиции, - послание, которое вряд ли обрадовало Айелет Шакед.

    Прекрасно, что Беннет уважает своих партнеров, в отличие от Нетаниягу с его «Я, я, я и только я». Видно, что он не сравнивает себя с Моисеем, царем Давидом и Герцлем, как его предшественник. Но в этой скромности скрыто и перекатывание ответственности вниз.

    Беннет не занимался вопросом побега палестинских заключенных и воздерживался от драматических обращений к народу. К счастью, кризис разрешился быстро, но если бы он осложнился, виноватыми были бы министры и чиновники, которые первыми вмешались. Этот образец поведения мы еще увидим в грядущих неприятностях.


    Министр обороны пусть побеспокоится о безопасности, министр финансов - об экономике, а министр юстиции - пусть блокирует возвращение Нетаниягу. Так это у Беннета: он всего лишь председатель совета директоров, и ответственность на тех, кто ниже.

    Тем не менее, самая важная мысль в интервью Беннета касается его политики, а не его стиля. Беннет сформировал разномастную коалицию, объединившись с левыми сионистскими партиями и с исламской партией. Но не следует делать ошибочного вывода, он не принял их позиции и остался глубоко правым, со своими планами аннексии.

    Беннет хочет создать «единое государство», которое увековечит израильскую власть над миллионами жителей без гражданских прав на Западном берегу, в Восточном Иерусалиме и в Газе. Он выступает против палестинского государства и даже формальных разговоров с Абу-Мазеном и издевается над министром обороны, который отправился на встречу с главой ПА в Рамалле. Ганц нудел, так я отпустил его, - так Беннет описывает то, что произошло.


    Не Беннет изобрел оккупацию и аннексию. Эта реальность, которую он унаследовал, создана еще до его рождения. Но в отличие от некоторых из его предшественников, которые хотя бы говорили об изменениях, а иногда даже пытались продвигать раздел страны, он стоит за сохранение статус-кво, уверен, что независимость палестинцев поставит под угрозу Израиль, и надеется, что экономические крошки утолят стремление палестинцев к национальному самоопределению.

    По его мнению, если палестинские рабочие для работы в Израиле будут выезжать в шесть утра вместо трех или четырех, они будут настолько довольны, что перестанут возмущаться поселениями, ночными арестами и политическими репрессиями. Что это по сравнению с минимальной заработной платой на израильской стройплощадке.

    Беннет понимает, что с Джо Байденом в Белом доме, да еще желая улучшать отношения с арабскими странами, неуместны разговоры о «применении суверенитета» и провокации, такие как эвакуация Хан аль-Ахмара. Он просто применяет свой вежливый стиль к внешней и оборонной политике. Вместо того чтобы ссориться с союзниками, он покупает у них тишину - и решительно, хотя и мягко, скачет к единому государству с миллионами палестинских подданных.

    Это суть его политики, которая гораздо важнее для будущего Израиля, чем любые внешние изменения в поведении премьер-министра, государственность и профессионализм. И Беннета нужно судить по этой политике.

    Алуф Бен, «ХаАрец», И.Н. Фото: Охад Цвигенберг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend