Wednesday 08.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Беннет-Лапид – эта политическая мутация сработает?

    В конце 2000 года Биньямин Нетаниягу мог вернуться в кресло главы правительства в любую минуту, но обусловил свое возвращение роспуском кнессета. Невозможно править государством, когда у тебя есть фракция всего из 19 мандатов, объяснил тогда «встревоженный гражданин». Логично: как глава правительства может провести в кнессете хоть что-то, если в правящей фракции так мало людей. Конец этой истории – кнессет не распустили, Нетаниягу не вернулся, а Ариэль Шарон доказал, что даже с помощью 19 мандатов можно превратиться в сильного и популярного главу правительства.


    Нафтали Беннет может только мечтать о 19 мандатах. Аргументы тех, кто пытается отговорить его от создания совместного правительства с Яиром Лапидом, состоят в том, что дни этого правительства будут сочтены; нет никакой возможности навести мосты между теми, кто поддерживает эвакуацию поселений, и теми, кто хочет аннексировать большую часть территорий. Если пребывание на посту главы правительства ограничено несколькими месяцами, зачем Беннету рисковать потерей своей политической карьеры?

    Может ли вообще работать эта странная мутация? Зависит от того, что значит «работать». Конфликтующие министры переругаются, правительство будет парализовано в определенных областях, но ничто не может быть хуже нынешнего положения. Правительство также будет зависеть от того, чтобы Нетаниягу оставался на сцене. Никто из членов коалиции не осмелится инициировать новые выборы, когда Нетаниягу продолжает готовиться к возвращению.

    В разумном сценарии, по которому Нетаниягу не уходит, трудно представить, что такое правительство развалится через несколько месяцев. Прежде всего его члены получат посты, о которых могли только мечтать. Михаэли, которая совсем недавно была на грани непреодоления электорального барьера, станет одним из старших министров. Горовиц, который не так давно был внештатником случайных СМИ для освещения новостных событий, тоже получит увесистый портфель. Лапид станет министром иностранных дел в ожидании ротации на посту главы правительства. Авигдор Либерман – министром финансов. Бени Ганц, по всей вероятности, останется на посту министра обороны. А Гидеон Саар, надо полагать, станет министром юстиции. Кто из них будет заинтересован в том, чтобы свалить правительство?


    Более того, если такая коалиция сможет провести двухлетний госбюджет, срок ее работы почти наверняка гарантирован до конца марта 2023 года. И не менее важно, двое премьеров по ротации во многом думают по-разному, но в основном они – разумные и рациональные люди. Ни один из них не допустит положения, при котором у государства не будет министра юстиции и министра связи. Отношения у них хорошие. Даже во время самых острых столкновений в ходе предвыборной кампании между ними сохранялась связь. Оба признают в закрытых беседах, что они верят слову друг друга. Это не так мало. Для Нетаниягу не составляет никакого труда делать большие политические шаги, не вводя в курс дела партнера по правительству. Трудно представить, что Беннет и Лапид на это способны.

    Шансы такой коалиции на создание и выживание зависят от того, насколько Беннет умерит свои требования. Есть предел даже для желания «блока перемен» увидеть, как Нетаниягу уйдет домой. Требование Беннетом двойного голоса при голосовании просто безумно. В обычном правительстве у его главы есть большинство, а в одном из нескольких десятков голосований, когда его нет, есть логика дать ему двойной голос. В паритетном правительстве смысл двойного голоса в том, что Беннет всегда может возобладать над другой стороной. Это – не паритет, а почти диктатура.

    Беннет аргументирует свое требование тем, что правительство должно быть правым, потому что большинство народа – правое. Верно, большинство народа определяет себя «правыми», но тут можно поспорить.

    В 80-х годах прошлого века главу правительства, который заговорил бы о двух государствах и заморозил строительство в поселениях, сочли бы ультралевым. А когда ультраортодоксы добиваются своего в близким им областях, ни один глава правительства не говорит им: «Эй, у нас большинство народа – светское».

    Если Беннет, в самом деле, хочет превратиться из лидера секториальной партии в главу правительства, нет причины, чтобы к 38 депутатам лево-центристского лагеря относились, как к людям второго сорта.

    Равив Друкер. «ХаАрец», Р.Р. Фото: Оливье Фитуcси˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend