Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Беннет и «корона» – кто кого?

    Премьер-министр Нафтали Беннет являет собой наилучший пример того, что происходит в ту минуту, когда сбывается самая большая мечта любого политика – стать во главе государства.

    Его мечта сбылась неожиданно и в известном смысле слова случайно: как нередко бывает, силовой баланс на доске выдвинул не самую яркую фигуру – не пешка, но и не король. Самое подобающее для Беннета – офицер.

    Он был уверен, что его ждут проблемы обороны, политики и экономики, и вдруг оказался лицом к лицу с эпидемией коронавируса, которая и не думала исчезать. Весь прошлый год Беннет только и делал, что справедливо критиковал Биньямина Нетаниягу за единоличное, авторитарное и совершенно провальное управление борьбой с эпидемией. И вот судьба (вместе с Яиром Лапидом) назначила его на то же место.

    Что успел сделать и доказать Беннет в борьбе с «короной» за полтора месяца у власти?

    Этому вопросу посвящена статья в газете «Макор ришон» политобозревателя 12 телеканала Яира Шарки, которая так и называется «Беннет и «корона»: между молотом и наковальней».

    Шарки начинает с того, что «у новой вспышки коронавируса пока нет политических последствий, но от того, как Беннет сдаст управленческий экзамен, зависит его кредит общественного доверия».

    Шарки напомнил, что оппозиционер Беннет написал брошюру под притягательным названием «Как победить эпидемию», которое говорило, что автор определенно знает, как это сделать. Но стоило Беннету переехать в резиденцию на улице Бальфура, как он санкционировал прямо противоположный план под условным названием «Как жить с эпидемией».

    В сочинении Беннета есть три пункта, которые особенно зримо показывают, на чем провалился Нетаниягу, ввергнув страну в непрерывные и бесполезные карантины, а также увеличивая жертвы среди населения. И по этим трем пунктам видна принципиальная разница в подходе между двумя политиками.

    Первое – Нетаниягу отказался делиться властью, тем более – передавать полномочия армии, когда Беннет был министром обороны. Беннет предлагал сделать именно это, но пока почему-то не сделал.

    Второе – Нетаниягу испугался ввести дифференцированный карантин, оцепив блок-постами и санитарными кордонами ультраортодоксальные города и кварталы, где разразилась первая, самая большая вспышка эпидемии. Беннет на этом настаивал, но сам почему-то не пошел по этому пути, когда в Биньямине началась «четвертая волна».

    Третье – Нетаниягу побоялся закрыть аэропорт «Бен-Гурион» весной 2020 года (а также йешивы и синагоги), потому что ультраортодоксальные союзники поставили ему ультиматум – аэропорт или власть. Беннет-оппозиционер был готов на такую крайнюю меру на успешном опыте Сингапура, но до сих пор не смог закрыть множество дыр в аэропорту, через которые в Израиль ежедневно и беспрепятственно проникает штамм «Дельта».

    Оценивая нынешнюю ситуацию, Шарки видит то же самое, что видит каждый из нас: коэффициент инфицирования не снижается, число суточных инфицированных растет, как и доля положительных тестов. Зато главный показатель – число тяжелобольных – хотя и растет, но медленно и умеренно. Поэтому кабинет по борьбе с эпидемией колеблется, но Беннету это колебание может дорого обойтись.

    Как пишет Шарки, глава правительства предпочитает воздерживаться от ограничений, которые развалят народное хозяйство, поскольку все еще неясно, висит ли подобная угроза над системой здравоохранения.

    С точки зрения Беннета, незначительное число тяжелобольных дает повод для оптимизма, если он сумеет проявить хладнокровие и «предотвратить истерические ограничения, которые регулярно вводил его предшественник».

    «Но тут есть и опасность: с точки зрения общественности, бездействие выглядит хуже действий, даже истерических, особенно в то время, когда за углом уже слышны угрозы карантина, в том числе – из уст самого главы правительства».

    Пока же Беннет перешел в атаку на противников вакцинации – тот самый миллион израильтян, которые целыми семьями не хотят никаких прививок и устраивают буйные демонстрации у его дома в Раанане, протестуя против того, что вместо уговоров он решил ударить их по карману, обязав делать тесты за свой счет. Нет тестов – вход всюду запрещен. Поможет ли это? Никто не знает. Зато все знают, что дыра в аэропорту «Бен-Гурион» останется: ни угроза карантина, ни два теста после приземления не помешают штамму «Дельта» прилетать в Израиль с каждым рейсом.

    Как пишет Шарки, «Беннет говорит по телефону с гендиректором Pfizer Альбертом Бурлой с одержимостью, напоминающей Нетаниягу (который несколько дней назад решил хитроумно напомнить о себе народу в обход главы правительства и сам обратился к Бурле), но при этом не считает нужным сообщать СМИ о содержании всех разговоров. Главное в них – разработка третьей прививки, устойчивой к штамму «Дельта», которую Израиль может получить первым, если ее утвердит американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.

    Шарки полагает, что «решение Беннета воздержаться от суровых ограничений понятно и даже выглядит смелым, учитывая осознание того, что «корона» может остаться в Израиле на несколько лет, что вакцина не гарантирует нам герметичной защиты от заражения, и что мы не будем защищены больше, чем сейчас».

    Но при всем при этом Беннет лукавит: он понимает, что такими темпами дело вполне может дойти до четвертого карантина. И еще лучше понимает, что новый карантин ждет старый провал.

    Поэтому лучше уже сейчас решиться на некоторые ограничения по принципу лучше раньше, чем позже, чтобы сэкономить на карантине. Шарки справедливо считает, что «единственным оправданием ограничения свободы передвижения, молитвы или заработка граждан может быть опасение краха больниц. До тех пор, пока такой сценарий не стоит на повестке дня, там не должно быть и карантина тоже».

    Автор заканчивает тем, что «пока правительству Беннета-Лапида посчастливилось избежать новой вспышки эпидемии в ультраортодоксальном или арабском секторе: Нетаниягу не смог настоять на соблюдении карантинных правил в секторе своих политических партнеров. А в арабском секторе, чувствующем на своей шкуре враждебность властей, будет еще труднее добиться доверия и сотрудничества. Пока же оба сектора не выделяются в общей статистике заболеваемости».

    Не успел Шарки написать эти строки, как число инфицированных  ультраортодоксов и арабов начало неуклонно расти.

    Поэтому, к сведению главы правительства, статистика может измениться в одну минуту, учитывая три фактора: в обоих секторах приближаются многолюдные свадебные сезоны, израильские арабы продолжают ездить на отдых в «красную» Турцию, а евреи... евреи шумною толпой опять стремятся в Умань, чтобы припасть губами к могиле рабби Нахмана. Там у них есть все шансы заразиться и по возвращении в Израиль заразить других.

    Рафаэль Рамм, «Детали». Фото: Охад Цвигенберг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend