Thursday 28.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Бен-Гурион: как перековать новых репатриантов

    Не только Никита Хрущев дважды встречался с творческой интеллигенцией в декабре 1962 года. Много раньше, весной 1949 года такие же две встречи провел первый глава правительства Израиля Давид Бен-Гурион. Через год с небольшим после создания еврейского государства, Войны за независимость и с началом массовой репатриации, которая к концу года увеличила население до первого миллиона, он нашел время, чтобы встретиться с писателями и поэтами, составлявшими гордость молодой израильской литературы.


    Авраам Балабан, историк Тель-Авива, знающий все его закоулки, на этот раз посвятил статью в «ХаАрец» закоулкам истории израильской культуры, которая в 1949 году еще не была в таком загоне, как за годы правления бескультурного министра культуры Мири Регев.

    В чем же была цель Бен-Гуриона с его знаменитым девизом «Я не знаю, чего хочет народ – я знаю, что нужно народу»? Она состояла в том, чтобы создать Высший совет по культуре, который будет консультировать правительство, как превратить в единый народ «остатки племен». В этих словах Бен-Гуриона была отражена его многолетняя тревога, что при «сборе изгнанников» из Йемена и Северной Африки, с одной стороны, и Восточной Европы, с другой, между «остатками племен» не будет ничего общего.

    В двух тетрадях, по 16 страниц в каждой, которые недавно удалось обнаружить в доме-музее Бен-Гуриона под заголовком «Выступления писателей», собраны протоколы этих двух встреч.


    В дополнение к этому в архиве Союза писателей «Гназим» нашлись три письма Бен-Гуриона, связанных с этими встречами. Два из них обращены к тогдашнему председателю Союза писателей Ашеру Барашу, который и предложил идею создания «Высшего совета по культуре народа». Из них следует, что Бен-Гурион остался недоволен первой встречей с литераторами, которые говорили о формировании народа исключительно в общих словах, и хотел, чтобы на второй встрече они обсудили совершенно конкретные, заранее определенные вопросы. Кроме того, Бен-Гурион хотел узнать у Бараша, как он видит состав Совета, его полномочия и бюджет.

    Третье письмо обращено ко всем участникам второй встречи, где глава правительства указал, что на повестке дня будет стоять вопрос духовной абсорбции новых репатриантов. В первой встрече приняли участие 35 человек, во второй – 22.

    На встрече с писателями и поэтами не обошлось без философов – Мартина Бубера и Шмуэля Гуго Бергмана. Там же были профессор истории еврейского народа Иерусалимского университета Бен-Цион Динур, который стал первым министром образования Израиля, и один из руководителей польского еврейства Ицхак Гринбойм, первый министра внутренних дел.

    Переплавка и перековка 

    На первой встрече Бен-Гурион сказал без всяких экивоков: «Мы все – сброд, но из этого сброда мы должны создать народ».

    Интересно, что молодежь – поэт Хаим Гури и писатель Моше Шамир, которым было едва за двадцать – выступали без всякого пиетета перед властью и важными философами. Это были самые настоящие сабры, овеянные боевой славой победившей армии. Именно в армии они встретились с новыми репатриантами и хорошо знали их проблемы и настроения. 26-летний Шамир сказал 70-летнему всемирно известному Буберу, что поднятые им духовные вопросы «беспочвенны».


    Слова Бен-Гуриона «мы все – сброд» стали ответом на утверждение части участников, что новые репатрианты, скорее, напоминают сброд. Но тон задал сам Бен-Гурион, когда во вступительном слове сказал о необходимости объединить народ. Он пояснил, что это – срочный вопрос, потому что ожидаемая массовая репатриация «прибудет главным образом из еврейских общин, где давно истощился еврейский дух, которые сотнями лет были оторваны от центров еврейского народа и мировой культуры».

    Главную мысль Бен-Гурион выразил метафорой из кузнечного дела, которая легла в основу обсуждения: «Нужно перековать эту еврейскую человеческую пыль, которая прибудет в страну, в плавильном котле независимости в условиях собственного государства».

    Все дальнейшие выступления стали выражением согласия или несогласия с метафорой Бен-Гуриона. Так, профессор Динур сказал, что «вряд ли все наладится само собой. На это уйдет много времени. И необходимо активное и энергичное вмешательство».


    «Иными словами, — пишет Балабан. – Из выступлений Бен-Гуриона и других следовало, во-первых, что культуру можно насаждать извне, сверху, с помощью правительства и его эмиссаров, и вопрос только в том, на кого возложить эти обязанности. Во-вторых, метафора ясно подразумевала, что люди – всего лишь материал в руках творца, поэтому не составит никакого труда навязать им нужную культуру. С этим согласился Бубер, которого заботило лишь то, что «прибывающий к нам человеческий материл не очень подходит для того, чтобы приобрести надлежащую форму». В-третьих, наиважнейший смысл метафоры состоял в том, что люди Первой алии, которые сформировали израильскую культуру за предыдущие полвека, и есть те, на кого должны равняться новые репатрианты, усваивая их культуру (или, как откровенно выразился Гринбойм, «ассимилируясь»).

    Что необходимо, чтобы стать израильтянином

    По словам выступавших, израильскость состояла прежде всего в пионерском духе, любви к стране, простоте манер, общем образовании и общих знаниях еврейского наследия, основанных на знании иврита, ТАНАХа, еврейских праздников и обычаев. Моше Шамир был среди немногих на первой встрече, кто указал на ложность предпосылки, по которой новые репатрианты должны отказаться от своей культуры ради местной, и категорически ее отверг».

    Интересно и то, что вместе с Бен-Гурионом большинство участников встречи возлагали надежду на то, что перековка новых репатриантов будет успешнее всего, если они станут землепашцами. Магическая сила этого слова особенно завораживала тех литераторов, которые за всю жизнь ни разу не держали в руках лопаты, но были уверены, что новым репатриантам только это и надо, чтобы стать настоящими израильтянами, а не остаться «галутными люфтменш».

    Для Бен-Гуриона, начинавшего в Эрец-Исраэль пастухом, работа на земле имела первостепенную военную важность. В книге Шломо Авинери «Сионистская идея» цитируется статья Бен-Гуриона 1935 года, где он пишет об уроках войны Карфагена против Рима. Бен-Гурион считал Ганнибала одним из величайших полководцев в истории. Поражение, понесенное им от посредственных римских генералов, объяснялось тем, что Карфаген был «государством-городом», а Рим – «государством-деревней»: «Героизм Ганнибала был сломлен упрямой войной римских крестьян. Эти крестьяне не испугались череды поражений, потому что были связаны с землей и привязаны к ней».

    Профессор Динур рассказал после встречи с новыми репатриантами из Марокко, что они «как будто свалились с другой планеты», что им нужна новая культура, надо научить их правильно одеваться, изменить образ жизни и даже... еду (научить их, «как готовить баклажаны и перейти на израильскую кухню»).

    Впрочем, на встрече с Бен-Гурионом были и те, кто выступил против разделения на «мы» и «они». Самым громким был голос Рахель Шазар, супруги будущего президента Израиля, которая работала с новыми репатриантами. Она отказалась даже слышать о том, что новые репатрианты из Йемена и Марокко были будто бы другой человеческой расы. И заявила, что среди них «видела людей полных света, в то время, как в некоторых старожилах нет ничего хорошего». Хорошо бы, сказала она, обеспечить новых репатриантов кровом и работой и обучить их детей, а остальное придет само собой.

    Поэтесса Лея Гольдберг заняла промежуточную позицию. Известная противница «мобилизованной литературы», она предложила по образу и подобию «народовольцев» идти к новым репатриантам и создать движение любви к Израилю, которая «приблизит всех нас к тому грязному и противному еврею, потому что он пережил то, чего не пережила я»

    Философ-король и король-философ

    На второй встрече завязался спор Мартина Бубера с Бен-Гурионом.

    Бубер: "Мы говорили о том, чтобы спасти землю и сделать ее еврейской землей. Землей для евреев. Для чего?"

    Бен-Гурион: "Чтобы добыть из нее хлеб".

    Бубер: "Для чего?"

    Бен-Гурион: "Чтобы есть".

    Бубер: "Для чего?!

    Бен-Гурион: "Хватит!"

    Как написал Балабан, «к чести Бубера надо сказать, что он яснее и острее всех прочих участников встречи показал разрыв между израильским государством по рецепту Бен-Гуриона и еврейским государством. Позволительно отметить, что за прошедшие 70 лет этот разрыв только увеличился».

    Бен-Гурион не случайно резко оборвал повторный вопрос Бубера. Бен-Гурион привык приезжать в Еврейский университет, встречаясь с его профессорами, включая Бубера. Правда, на встречу с интеллигенцией он пришел как «король-философ», но, будучи главой правительства, искал практических решений вопроса, который не оставлял его в покое – как гарантировать и ускорить процесс формирования и объединения народа.

    Мертворожденная идея

    По окончании второй встречи Бен-Гурион зачитал предложения Бараша по составу Высшего совета по культуре, куда по решению главы правительства и министра образования должны были войти 4 писателя, 2 философа, 2 историка, 1 преподаватель, 1 актер, 1 музыкант, 1 художник и 1 скульптор. Всего – вместе с главой правительства и министром образования – 15 человек. Совет должен был финансироваться из госбюджета с тем, чтобы каждый из его членов получал ежемесячную зарплату в размере 50 лир.

    Итог: Высший совет по культуре так никогда и не был создан. Оказались правы Хаим Гури и Моше Шамир, уверенные, что культура не создается инструкциями сверху, а расцветает на улице, поэтому можно смело сказать, что в основе этих встреч Бен-Гуриона лежала фундаментальная базовая ошибка.

    В то же время, заканчивает Балабан, «в новорожденном еврейском государстве глава правительства нашел время по своей инициативе встретиться с лучшими представителями творческой интеллигенции, чтобы посоветоваться с ними по общественно-культурным вопросам. Об этом нам приходится только мечтать».

    Владимир Лазарис, «Детали» На фото: Бен-Гурион. Фото: Гуго Мендельсон, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend