Tuesday 18.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Борис Суходрев
    Фото: Борис Суходрев

    Белорусский диктатор в поисках «геноцида»

    В белорусский парламент внесен законопроект «О геноциде белорусского народа». И, скорее всего, он будет принят. Для Лукашенко это не только очередная попытка нивелировать Холокост и затереть память о еврейских жертвах нацистов, но и юридическая основа для преследования историков, чьи работы не вписываются в концепцию нынешней белорусской диктатуры.


    «Лукашенко сам довольно редко ссылался на «Холокост белорусского народа». Он куда чаще и охотнее использует термин «геноцид», – поясняет «Деталям» доктор Александр Фридман, историк, специалист по немецкой и восточноевропейской истории и политике. – В ходу у него и у его пропагандистов были три формулировки: «геноцид белорусов», «геноцид народов Беларуси» и «геноцид белорусского народа» – вот последнюю и взяли на вооружение, подразумевая всех советских граждан, которые в период войны находились на территории республики: и евреев, и цыган, и всех прочих… В «белорусский народ» зачислили и красноармейцев – выходцев, скажем, из Таджикистана или Узбекистана, которые во время войны были тут, попали в лагеря военнопленных и были уничтожены».

    Автор законопроекта – депутат белорусского парламента Лилия Ананич. В прошлом министр информации, а ныне заместитель председателя комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ палаты представителей, она соответствует всем параметрам лукашенковского «патриота»: включена в «черный список» чиновников, которым запрещен въезд на территорию Евросоюза, известна запретами, которые применяла на посту министра информации, и абсурдными репликами: называла «геноцидом» даже ситуацию с беженцами, скопившимися на белорусско-польской границе.

    Фридман отмечает, что хотя Ананич любит употреблять слово «геноцид» по поводу из без оного, сама идея законопроекта исходит от Александра Лукашенко. «Думаю, что обострение случилось из-за событий августа прошлого года: митинги оппозиции шли под национальными, бело-красными знаменами, а их во время войны использовали и коллаборационисты. Поэтому пропаганда, чтобы оправдать подавление протестов, подхватили тему войны и стали объявлять протестное движение духовными наследниками тех коллаборационистов. А уже на этом фоне затем стали выпячивать тему, как они ее называют, "геноцида белорусского народа"».


    Согласно предложению, отрицание «геноцида белорусского народа» должно наказываться лишением свободы сроком до пяти лет (а повторно до 10 лет). О геноциде евреев в законопроекте нет ни слова.

    – В советские времена еврейских жертв не упоминали, теперь их «растворяют» в белорусском народе. Гнусность. Почему этих евреев убили, за что именно, каковы обстоятельства их гибели, оставляют вне нарратива. Теперь все погибшие – белорусы, которых убили нацисты, – говорит Фридман.

    – Другими словами, государство, которое до сих пор не вернуло евреям собственность, теперь еще и память о евреях хочет украсть?

    – Да, закона о реституции еврейской собственности в Беларуси нет. У евреев есть только одна возможность вернуть себе принадлежащее им же имущество: выкупить его у государства или сегодняшних владельцев. В Беларуси вопрос о компенсации никогда не ставился, да и сейчас об этом никакой дискуссии не ведется.

    – Новый законопроект можно считать попыткой отрицания Холокоста?

    – В этом законе не упоминаются евреи и не используется термин «Холокост». А красноречивый пример тому, как власти собираются эту тему использовать, был дан на днях.


    Уже после публикации текста законопроекта люди, которые собираются заниматься его правоприменением, в том числе генеральный прокурор Андрей Швед и другие, отправились в мемориальный комплекс «Малый Тростенец» под Минском. Там располагался крупнейший на территории Белоруссии нацистский лагерь смерти. Подавляющее большинство уничтоженных в нем узников были евреями из Минского гетто, а также свезенными из Чехии, Австрии и Германии. Визитеры устроили «межконфессиональную молитву» у мемориала, с православными священниками, был и личный духовник Лукашенко Федор Повный, присутствовал и реформистский раввин – мелькнул в кадре мгновение, в качестве декорации. Но представителей посольства Израиля даже не пригласили.

    А затем белорусское телевидение показало репортаж с места события, и вездесущая Ананич в интервью фактически сравнивала жертв этого лагеря с теми мигрантами, которые сейчас находятся на границе с Польшей. Зрители услышали от нее, что, оказывается, как тогда Запад – «коллективный Запад», имеется в виду, не только нацисты – убивал узников концлагеря в Тростенце, так и сейчас Запад устраивает геноцид курдов, сирийцев, иракцев, словом, тех, кто добежал до польско-белорусской границы.

    Речь идет о месте, где массово уничтожались евреи, но слова «еврей» никто не произносит – ни «журналисты», ни те, кого они интервьюируют… И зритель, посмотрев передачу и не зная подробностей, сделает вывод: это место, где уничтожались белорусы. Надо добавить, что мемориальный комплекс, о котором идет речь, воздвигнут на немецкие и, особенно, австрийские деньги. Ведь в лагерь привозили евреев из Вены и других городов этой страны. Они старались указать, что подавляющая часть уничтоженных здесь – евреи. Но телеоператор умудрился так снять церемонию, чтобы слово «еврей» даже мельком в объектив камеры не попало.


    Такой репортаж не случаен. Он – проявление тенденции, курса, заказанного государственной пропаганде: главные действующие лица этой трагедии – белорусы, а евреи – лишь маленькое примечание к исторической справке.

    – Та часть проекта, где говорится о наказании за фальсификацию истории, явно списана с российского закона о запрете отождествлять роли СССР и Германии в развязывании мировой войны: иными словами, историкам приказано замолчать?

    – Да, и более того: весь период с 1939-го по 1941 год и все преступления, совершенные на территории Беларуси против поляков, депортация «еврейской буржуазии», прочие «неприятности» — все это выносится за скобки, поскольку считается деяниями «хорошей власти». Поэтому об этих преступлениях приказано молчать. А акцент делается на преступлениях, совершенных поляками: Армией Крайовой и другими польскими формированиями, а также на преступлениях, которые совершали латышские и литовские полицейские батальоны.

    – Зачем это нужно режиму?

    – Чтобы доказать, что нынешние власти Прибалтики и Польши – преемники тех, кто ответствен за преступления Второй мировой войны.

    – Но ведь нацисты и в самом деле уничтожали белорусов…

    – …И потому аморально вообще жертв нацистов делить на первый и второй сорта. Но, изучая историю военного времени, надо не верхоглядством заниматься, а пытаться понять сложную политику, проводимую нацистами, и разъяснять, почему уничтожали одну конкретную этническую группу и не уничтожали другую. Евреи, жившие в Беларуси и погибшие от рук нацистов, белорусами себя не считали. И уничтожали их не потому, что они были частью белорусского народа, а именно за национальность. Как и цыган. Мы можем обратиться и к другой категории жертв нацизма: душевнобольных тоже убивали не потому, что они были белорусами, они подлежали уничтожению из-за болезни!

    Безусловно, обо всех преступлениях против белорусов надо говорить, надо объяснять, по какой причине они случились, никто не собирается умалять потери, понесенные белорусским народом. Но вместо правды на наших глазах создается некий пропагандистский образ, не имеющий ничего общего с историей, но который будет служить обоснованием сегодняшней политики белорусского государства.

    – Политику Беларуси определяет Лукашенко. Данный законопроект позволяет вновь усомниться в его адекватности?

    – Нынешний правящий режим аморален, у него нет никаких «красных линий», он готов абсолютно на все, чтобы удержаться у власти. От режима, который издевается и глумится над собственным народом, странно было бы ожидать какого-то пиетета перед еврейскими жертвами. Тем более что евреям в Беларуси во время правления Лукашенко всегда давали почувствовать, что их считают чужаками.

    Вспомним хотя бы скандальное интервью, которое Лукашенко дал журналисту канала «Би-би-си» Стивену Розенбергу. Там было два момента, связанных с евреями, которые во многом характеризуют сущность белорусского режима, да и самого «президента».

    Первое: бурно отреагировав на вопрос о подавлении гражданских свобод и преследовании инакомыслящих, диктатор стал почему-то кричать, что в Беларуси нет «бабьих яров». Не очень понятно, что заставило его прибегнуть к упоминанию Бабьего Яра в качестве примера. Понимает ли он вообще, что такое Бабий Яр? Я проверил и выяснил, что во время своих визитов в Украину он в Бабьем Яру не бывал. Он – типично советский человек, а в советские времена история с Бабьим Яром замалчивалась, вряд ли что-то он об этом знал. Так почему же он стал вдруг кричать про Бабий Яр? Непостижимо.

    Александр Фридман. Фото из личного архива

    Второй момент: в этом же интервью Лукашенко перевел стрелки на военную тематику. Он эту тему любит, очень любит сравнивать сегодняшнюю ситуацию с 1941 годом и ставить себя в один ряд с советскими руководителями того времени. Так вот, когда речь зашла о войне, Лукашенко снова начал кричать на журналиста. Розенберг, кстати, еврей, а его предки жили в Беларуси, но Лукашенко продолжал орать – дескать, вы вообще не имеете права предъявлять белорусам какие-либо претензии, потому что никто так не пострадал во время войны, как белорусы! А далее последовала интересная фраза: «Евреи только могут сравниться с тем, как пострадали мы и они в той войне». Но это обстоятельство не мешает теперь режиму «присвоить» еврейские жертвы себе.

    Впрочем, цель тут может быть сугубо прагматическая: они собираются требовать репараций от Германии. Это пустая затея, и белорусские власти ничего не получат, но им нужна массовость, потому они любыми путями хотят увеличить количество жертв. Регулярно появляется информация, что в жертвы нацистских преступлений записывают и тех, кого расстреливал НКВД. С этой целью ведутся раскопки в местах, где, возможно, подобные ликвидации происходили, а затем объявляют этих людей жертвами нацизма.

    – Чем все это закончится, и когда?

    – Режим живет сегодня одним днем, совершенно не думая о будущем. Пока он ведет тотальную зачистку белорусского общества. Руководствуясь законом, который мы с вами обсуждали, власти начнут разбираться с историками, сажать неугодных, изымать книги, которые не вписываются в концепцию геноцида белорусского народа… Это не тот режим, который способен остановиться. Да, удалось подавить уличные протесты, удалось более или менее значимых людей заставить покинуть страну. В Беларуси царит тотальная атмосфера страха. Казалось бы, в этой ситуации можно сказать, что Лукашенко победил? Но он не в состоянии остановиться. Травма, которая была ему нанесена в августе 2020 года, когда огромные толпы людей вышли на улицы, постоянно дает о себе знать: он боится, что стоит ему чуть ослабить «поводья», это снова приведет к протестам.

    Каждый день мы слышим о новых арестах. Новый закон усугубит ситуацию. Череда репрессий будет продолжаться, но не исключен и взрыв негодования – в любой момент, потому что терпение народа не безгранично.


    «Детали» также получили комментарий белорусско-израильского движения RAZAM («Вместе»):

    «Диктатор активно переписывает историю и, с одной стороны, получает формальный повод для продолжения репрессий по отношению к беларусам, а с другой стороны, обесценивает память наших предков. Пожалуй, нет ни одного белорусского еврея, чья семья не пострадала в Холокосте. Хотелось бы получить реакцию израильского МИДа на столь возмутительное искажение истории».

    Марк Котлярский, «Детали». Фото: Борис Суходрев. На фото: акция протеста выходцев из Беларуси возле посольства Беларуси в Тель-Авиве, 2020 год˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend