Главный » Общество » Израильская археология, как трудотерапия для ветеранов армии США

Израильская археология, как трудотерапия для ветеранов армии США

Джейк Флом и Дьюкан Сойер склонились к пыльному проему в земле, аккуратно счищая с него песок. Всего лишь девять утра, но их рубашки прилипли к спине, пропитавшись потом. В течение нескольких часов после адского труда они обнаружили три блестящие каменные ступени, похоже, представляющие собой часть большого древнего сооружения.

Несмотря на то, что это – тяжелая физическая работа, Флом и Сойер действуют сосредоточенно и неутомимо, практически не делая перерывов. Наконец, когда Флом прервался на несколько минут, чтобы попить воды, я попросил его рассказать, через что он прошел, когда служил в американской армии. Он пожал плечами, показал на грудь и сказал: «Я был в Афганистане, сюда попал снайпер – вот и вся история».

После чего он снова склонился над ступенями, которым более двух тысяч лет, и они все явственней проступают, очищенные от песка и пыли. Сойер оказался разговорчивее, чем его напарник. Он отслужил в армии двадцать два года. Его послужной список включает Ирак, Афганистан, Восточную Африку и Филиппины.

Сойера тяжело ранили в Ираке, затем прооперировали, а ныне, по его словам, он находится «в процессе выздоровления». Археологические раскопки возле Бейт Гуврина – первые, в которых он участвует; особой подготовки для работы в полевых условиях у него нет, но он наслаждается буквально каждой минутой.

«Для меня это – настоящая терапия. Я играю с песком, как ребенок, в поисках сокровищ, – признался Сойер. – Это помогает мне сконцентрироваться, отвлекая от ненужных мыслей, и порой я ловлю себя на мысли, что думаю о той жизни, которая была здесь две тысячи лет назад: что тогда делали люди, чем питались, что им нравилось».

Соейр и Флом – двое из небольшой группы американцев, контуженных или раненых, участвовавшие во время праздника Песах в археологических раскопках на Хорват-Амуда, близ Бейт Гуврина. Несколько организаций объединили свои усилия, чтобы доставить этих людей в Израиль, причем, такая группа приезжает на раскопки впервые. Руководит проектом AVAR – Американская ассоциация, созданная два года назад и взявшая под свое крыло ветеранов американской армии, для которых в качестве реабилитации используются археологические работы.

«Постановка четких целей, общение с другими ветеранами и обмен опытом важны для реабилитации людей, которые были контужены или тяжело ранены во время прохождения службы», - пояснили Стивен Хемфрис и Николь Фуэнтес, руководители AVAR, сопровождавшие группу в Израиле.

Хемфрис ранее служил в ВВС, затем получил степень доктора археологии. Фуэнтес десять лет отдала морской пехоте, а затем вышла на пенсию по ранению. Ее супруг, оставшийся в США, до сих пор служит в армии.

Тот факт, что сам процесс реабилитации проходит в рамках настоящей исследовательской работы, дает возможность участникам чувствовать себя удобно: это не просто группа людей, озабоченных своим времяпрепровождением.

«Они – составная часть миссии, и, как бывшим солдатам, это им по нутру, - отметила Фуэнтес. – Даже ночевать в палатках в течение недели, без душа, жить в полевых условиях, готовить еду на земле, и быть равным среди равных – это тоже их устраивает, напоминая об армейской жизни. Раскопки сводятся для них к физическому труду, что можно, в принципе, считать простым делом, но главное – терапевтический эффект».

В первую группу из Америки вошло пять армейских ветеранов. Возраст – от 25 до 50 лет. Финансирование осуществляется за счет пожертвований, стипендий и частных средств – государство в этом проекте не участвует. Кроме того, членам группы очень важно, чтобы участок, где ведутся раскопки, «давал зримый результат». В этом плане Хорват-Амуда кажется наиболее привлекательным. Работы ведутся там в рамках большого проекта, цель которого – документирование знаменитых развалин Бейт-Лойя; руководят проектом Еврейский университет и Управление древностей в тесном сотрудничестве с университетом Юты, а также при непосредственной поддержке Фонда Бейт-Лехи. Обнаруженные в этом районе находки относятся ко времени разрушения Первого Храма (VI век до н.э.) и периода мамлюков (XIII век н.э.).

Археологи обнаружили большую эллинистическую постройку, датируемую III веком до н.э. По их предположению это массивное сооружение служило храмом или дворцом.

Обнаружено также множество подземных комплексов, в том числе гигантские каменоломни, прессы для выжимания оливок, конюшни, колумбарий и эвакуационные туннели времен восстания Бар-Кохбы.

По иронии судьбы, весь район раскопок в районе Бейт-Лойя – это «огневая зона» ЦАХАЛа, куда вход запрещен в течение большей части года, и только в Песах, Суккот и другие праздники армия дает археологам разрешение на работу. Поэтому все надо делать быстро, а время – коротко и дорого. И любым действиям предшествует, прежде всего, постановка задачи.

«Мы планировали работать здесь один сезон, максимум – два, чтобы провести обычную, рутинную проверку, а затем перейти к следующему объекту, – сказала Михаль Хабер из Еврейского университета, – но поскольку выяснилось, что речь идет о невероятном открытии, а также в применении особых инноваций в исследованиях, мы решили сосредоточиться на Хорват-Амуда. Уже достигнута договоренность с AVAR, что они привезут новую группу для участия в раскопках на праздник Суккот». Она добавила, что сотрудничество с американцами дает поразительный эффект, настолько они трудолюбивы, не боятся ни жары, ни холода, преданы делу и со всей ответственностью подходят к своим обязанностям, что, несомненно, сказалось на полученных результатах, которые превзошли все ожидания. А кульминацией раскопок, по общему признанию, стали работы по обнаружению и очистке эвакуационных туннелей и укрытий времен восстания Бар-Кохбы.

Один из американцев, Билл Маркхэм из Техаса, тринадцать лет прослужил в морской пехоте США. «Я побывал всюду», – сказал он, перечисляя страны и континенты, включая Японию, Корею, остров Гуам, Ирак, и многое другое. Он демобилизовался четыре года назад, и в раскопках участвует впервые: «Когда я попал на гражданку, то целый год не разговаривал с коллегами во время работы и не ходил вместе с ними на обед. А здесь, уже через час, мы вместе смеялись над какой-то шуткой. В этом вся разница. Потому что это – семья».

По мнению Маркхэма, участие в раскопках – это своего рода «терапевтический отпуск». А пребывание в Израиле оказывает какое-то особенно гипнотическое влияние на тело и душу.

«Здесь что-то есть, – признался Маркхэм, – здесь ты чувствуешь, как тебя охватывают сильные эмоции, здесь – прямая связь с историей, как будто раскрываются тайны тысячелетий, и это удивительно. Каждый, кто служил в армии, знает о прочной связи с историей, поэтому мы так любим археологию».

Моше Гилад, «ХаАрец», М.К.

Фото: Илан Асайяг


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend