Правый лагерь против системы права

Личная вендетта Нетаниягу против верховенства закона выражает исторические обиды правых против базовых институтов современного еврейского государства.

Война премьер-министра против следователей полиции и государственных обвинителей постепенно расширяется. Первоначально были атакованы только полицейские следователи, затем – государственная прокуратура, а в последние дни в эту шеренгу мишеней добавили генерального прокурора Авихая Мандельблита. Если начнется процесс против Биби, в этот список попадут и судьи тоже.

Для преданных поклонников премьера и для всего правого крыла вопросы правильного или неправильного, справедливого или несправедливого, и даже законного или незаконного больше не актуальны. Единственная истинная мера ценности человека заключается в том, лоялен ли он Нетаниягу.

Любое указание на то, что люди отдают приоритет другим ценностям, таким как демократия, порядочность и верховенство закона, автоматически делает их смертельными врагами правых. Главная цель Биби – показать себя жертвой левой клики и усилить свою электоральную базу для убедительной победы на выборах 9 апреля, что будет означать явный триумф в противостоянии с правовой системой Израиля.

Однако неправильно рассматривать действия премьера в изоляции от исторического прошлого и социологического контекста. На самом деле, Нетаниягу возглавляет последний и, возможно, финальный этап в 40-летней борьбе правого лагеря против верховенства закона.

Националистические, этноцентрические и антилиберальные импульсы израильских правых всегда были, как тлеющие угли, ожидая такого лидера, как Биби, который ныне безрассудно их раздувает.

Менахем Бегин и Ицхак Шамир, два предшественника Нетаниягу, были командирами подпольных организаций, которые многие считают террористическими группами.

Бегина боготворили до такой степени, о которой Нетаниягу может только мечтать, но его стремление к признанию и респектабельности, а также положение политика, томившегося почти 30 лет в оппозиции, нейтрализовали его авторитарные инстинкты, заставив стать сторонником демократии, защитником прав меньшинств и соблюдать правила игры.

Шамир, руководивший группой «Лехи», по сравнению с которой «Эцель» Бегина выглядел компанией пацифистов, был, в основном, привержен идее укрепления «Неделимого Эрец-Исраэль». Битва с демократией и всеми ее последствиями была для него слишком большим отвлечением от этой главной цели.

Давид Бен-Гурион предложил термин «мамлахтиют» (ивр. государственничество), который можно считать израильской версией этатизма. «Мамлахтиют» было рецептом Бен-Гуриона для превращения революционного предгосударственного ишува в современную функционирующую демократию.

Он стремился переместить центр принятия решений от отдельных и часто враждующих групп, которые участвовали в создании Израиля, к институтам современного демократического государства.

С этой целью он не только запретил группировки правых «Лехи» и «Эцель», но и приказал расформировать жемчужину в короне левых – элитные бригады «Пальмаха». Бен-Гурион верил, что институты демократии ценнее, чем военизированные группировки, которые боролись за создание государства.

Сотрудничество Бегина сыграло важную роль в обеспечении успеха Бен-Гуриона, но посеяло семена недовольства правых в будущем. С учетом того, что в течение первых 30 лет существования Израиля в государственных институтах, а также в его наиболее влиятельных структурах доминировала левая партия МАПАЙ, чувство несправедливой дискриминации укоренилось в коллективной психике правого лагеря.

Бегин, и, в меньшей степени, Шамир, прошли по тонкой грани между защитой неоперившейся израильской демократии и использованием возмущения их электората против институтов, в которых доминировали ашкеназы и МАПАЙ.

Однако Нетаниягу не смог пойти по их стопам. 12 лет у власти взрастили у него чувство жертвы, преследуемой левым истеблишментом в лице государственных институтов.

Правые направили свою критику на армию, независимую судебную систему и государственную службу, по существу приравнивая обет лояльности государству к лояльности Нетаниягу. Они направляют свою атаку на верховенство закона, без которого Израиль – просто еще одна банановая республика.

В этом процессе приверженцы Нетаниягу уничтожают те самые ценности, которые лежат в основе притязаний Израиля на славу единственной демократии на Ближнем Востоке.

Не случайно, что некогда почитаемая Декларация независимости с ее обещанием справедливости и равенства для всех все чаще рассматривается правыми, как опасный документ, который следует отправить на свалку истории. Спорный закон о национальном характере государства был разработан таким образом, что по существу дезавуировал конкретный смысл Декларации.

В совокупности подстрекательство правых представляет собой полное отрицание демократии и самих основ израильского государства. Кампания, проводимая и вдохновляемая Нетаниягу – это тотальный удар против самого Государства Израиль.

Его конечная цель состоит в том, чтобы разрушить концепцию государственности и заменить ее господством политики правого лагеря и мощным лобби еврейских поселенцев, которое ее поддерживает.

Поэтому не будет преувеличением представить грядущие выборы, как нечто гораздо большее, чем референдум по вопросу доверия Нетаниягу и ответ на вопрос, должен ли он заплатить за свои предполагаемые преступления.

Предстоящие 9 апреля выборы во многом являются последней и решающей битвой за саму душу Израиля. Ее исход определит судьбу государства не на один срок, а на многие годы вперед.

Хеми Шалев, «ХаАрец», В.П. К.В.

На фото: Менахем Бегин, Ицхак Шамир. Фото: Яаков Саар, GPO, Государственная фотоколлекция.


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend