Бедуины намерены бороться за свои права

Бедуины, жители севера страны, похоже, решили сражаться за свои права, учитывая тот факт, что земля, на которой они живут, начинает застраиваться.  Одна из бедуинских деревень под названием Хаваалид расположена неподалеку от 70-го шоссе, в долине Звулун, рядом с кибуцем Рамат Йоханан.

И Хаваалид, и Рамат Йоханан относятся к региональному совету Звулун, но у кибуца есть некоторые особые права: например, решать по своему усмотрению, кто может там селиться, а кто – нет. Что касается бедуинов, то у них нет узаконенных возможностей поддерживать в сохранности собственное сообщество. Скорее, наоборот.

В ближайшее время на торги будут выставлены земельные участки в Хаваалиде, и вполне возможно, что вскоре там поселятся люди, вовсе не относящиеся к бедуинам, да и вообще из других мест. На этом фоне 13  бедуинских общин, находящихся на территории различных региональных советов, решили начать борьбу за самоопределение.

Всего на севере страны находятся около двадцати бедуинских поселений; лишь семь из них обладают статусом местного совета, и могут самостоятельно устанавливать собственные правила проживания. Оставшиеся тринадцать, не имеющие подобного статуса, обратились на этой  неделе с посланием на имя премьер-министра Израиля – с просьбой учесть особый характер бедуинского поселения.

«Будучи изначально, как племенное общество, пастухами, на протяжении ста последних лет мы кочевали по Галилее, имея дело вначале с османскими, а затем с британскими властями. – отмечается в послании. – Однако в дальнейшем значительная часть нашего сообщества установила тесные связи с пионерами еврейского поселенчества, пришедшими в этот регион. И позже мы стали, как правило, селиться неподалеку от этих поселений, как правило, в основном – кибуцев».

Авторы письма утверждали, что преобразование бедуинских кочевий в постоянные поселения, а также высокий процент призыва молодых людей в ЦАХАЛ, можно расценивать как частичный успех, связанный с интеграцией бедуинского сообщества в государственную и общественную жизнь. Однако, по мнению авторов послания, до сих пор остаются многочисленные нерешенные проблемы, в том числе, — и определение статуса сообщества, который бы регулировал самоопределение бедуинов, включая некоторые, остающиеся до сих пор кочевые особенности этой общины (например, перемещение пастухов со своими стадами).

Как говорится в обращении, до сих пор нет четкого определения характера бедуинского поселения или кочевья, который должен квалифицироваться как «племенной».

В беседе с «ХаАрец» один из бедуинов Галилеи заметил: «Подобно тому, как еврейские образования борются за сохранение еврейского характера, мы хотим сохранить бедуинский характер нашего проживания, наши ценности, наши наследие и традиции. Мы считаем, что эти особенности не были учтены в параметрах, определяющих характер поселений. Мы – племенное общество пастухов. В соседних с нами кибуцах в коровниках есть LCD-экраны, а у нас даже загоны для скота не считаются законными. Кибуцы получают огромные площади для выпаса скота, а мы не получаем ничего».

По его словам, больше всего беспокоит нехватка жилья. Как уже было сказано, недавно в Хаваалиде были выставлены на торги земельные участки – всего одиннадцать; четверть из них носила открытый характер, а два были приобретены людьми, живущими вне поселения. Следующие торги было решено заморозить, чтобы заручиться гарантией, что все выставленные на продажу земельные участки будут переданы местным жителям.

Беседовавшие с «ХаАрец» жители бедуинских деревень, активисты протестного движения говорили также о том, что неплохо было бы ввести – подобно кибуцам, — приемные комиссии, которые смогли бы решать вопросы с «чужаками».

«Бедуины живут кланами, — сказал один из активистов, — и живут по своим, племенным законам, и потому никто, кроме обитающего на данном участке земли племени, не должен решать, будет здесь жить кто-то посторонний или нет. И если сообщество решает, что не будет – значит, не будет»…

Мустава Халиди, житель Хаваалида, который также включился в борьбу за права своих соплеменников, разводит руками: «Мы пытались добиться юридического определения статус бедуинского поселения, подобно тому, как есть юридическая квалификация статуса кибуца или еврейского поселения, и в этом – одна из наших главных целей. Однако в отделе регистрации сообществ при министерстве юстиции не нашлись, что нам ответить и какое определение подобрать – как сельскохозяйственное сообщество, кооперативное сообщество или же племенное сообщество. Предложили в результате обратиться в частную юридическую консультацию».

Надо сказать, что и «ХаАрец» не удалось получить четкого ответа. Нам сообщили, что, согласно положениям о кооперативных сообществах, существует несколько типов населенных пунктов, и их классификация зависит от целей их создания.

«Нет классификации, связанной с этнической, национальной или религиозной принадлежностью тех, кто входит в данное сообщество, и вряд ли подобная классификация будет создана», — так ответили «ХаАрец».

Доктор Мустафа Абаси из академического галилейского колледжа Тель-Хай считает бедуинов наиболее обездоленной частью арабского сектора в Израиле – как на севере страны, так и на юге.

«Процесс вынужденной урбанизации сопровождается разрывом связей между бедуинами и традиционными источниками их существования – пастбищами и сельским хозяйством. В результате уровень жизни в бедуинских деревнях упал. Там, безусловно, больше бедности, уровень образования ниже, чем в других арабских городах и селах, не говоря о таких острых проблемах, как планирование и строительство».

По мнению доктора Абаси, правительству следует обратить непременное внимание на бедуинские сообщества, попытаться снять остроту существующих проблем, что улучшит атмосферу в Галилее и Негеве – «атмосферу, которая сопровождается сейчас напряженностью или даже вспышками насилия».

Что произойдет, если требования бедуинов не будут удовлетворены?

«Если никто не поднимет брошенную нами перчатку, — говорит один из бедуинских активистов, — то мы, каждый из нас по-своему, по-прежнему продолжим стучаться в начальственные двери. Но это не даст результатов. Я считаю, что мы должны объединиться, создать единую команду в полной координации со всеми бедуинскими населенными пунктами. Послушайте, есть министерство по делам Иерусалима и культурного наследия,  почему нет министерства бедуинского наследия? В США берегут наследие индейцев, в Австралии – аборигенов, а здесь необходимо сохранять наследие бедуинов». По его словам, к бедуинским общинам на севере страны должен быть особенный подход.

«Почему бы не приступить к созданию успешных бедуинских поселений, где будут развиты туризм, промышленность и сельское хозяйство, но при этом сохранены и умножены традиции. Пастух может по-прежнему пасти стада, но его дети вполне могут найти себя в сфере высоких технологий», — заключает собеседник.

 

Ноа Шпигель, «ХаАрец». М.К.

Фото — Элиягу Гершкович


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend