Полигамия — традиция или преступление

Из более чем 300 зафиксированных случаев многоженства в Израиле в 2018 году, лишь в 16 были вынесены обвинительные заключения.

С того момента, когда в конце прошлого года министр юстиции объявила войну многоженству, большинство дел были закрыты директивой «не выносить обвинительные заключения по делам, которые рассматривались до введения новых руководящих указаний по данному вопросу».

Когда 34-летний Амин Абу-Сакик из Арары в Негеве познакомился с палестинкой Х. на 12 лет младше его, он уже более десяти лет был женат на А. В июне 2017 года они поженились и через две недели обратились в мусульманский религиозный суд, чтобы утвердить свой брак.

В апреле 2018 года Абу-Сакику было предъявлено обвинение в полигамии, которое наказывается тюремным заключением сроком до пяти лет.

Выступая 16 июля в городском суде Беэр-Шевы, где рассматривалось дело, адвокат многоженца Хамуд Джамаль сказал, что его клиент «заключил брак в юрисдикции Палестинской автономии и объявил о нем в Израиле. Это – известная и признанная практика».

Как только адвокат Джамаль закончил свое выступление, судья Рон Солкин признал Абу-Сакика виновным. Вынесение приговора состоится в декабре, и пока неясно, потребует ли прокурор отправить многоженца за решетку.

Осуждение Абу-Сакика стало первым правовым достижением прокуратуры с того момента, когда министр юстиции Айелет Шакед объявила войну полигамии, распространенной в бедуинской общине. Для того, чтобы найти гражданские способы положить конец этой практике, была создана комиссия, возглавляемая генеральным директором министерства юстиции Ами Пальмором, а юридическая группа, назначенная генеральным прокурором Авихаем Мандельблитом, сформулировала руководящие принципы, которые должны обеспечить их соблюдение.

С момента вынесения первого обвинительного заключения по делу о полигамии и до середины октября было предъявлено еще 15 обвинительных заключений. Но цифры показывают, что большинство дел были закрыты в соответствии с директивой Мандельблита, согласно которой не следует предъявлять обвинения в случаях браков, заключенных до публикации новых руководящих принципов. Многоженцы, которые взяли еще одну жену до января 2017 года, не будут преследоваться судом, заявил Мандельблит, кроме исключительных случаев, таких как брак с несовершеннолетними или насилие.

Согласно данным, представленным прокуратурой в рамках Закона о свободе информации, до сих пор прокуратура открыла 351 дело, связанное с полигамией, из которых 297 были закрыты без вынесения обвинительного заключения, 35 дел по-прежнему находятся на рассмотрении, и было предъявлено 16 обвинительных заключений.

«В тот момент, когда были опубликованы руководящие принципы и принято соответствующее решение, к нам одновременно поступило большое число дел. Дела, которые в соответствии с руководящими принципами, надлежало закрыть, мы закрыли. Дела, содержащие доказательства, были рассмотрены и обвиняемые привлечены к ответственности», – сообщил прокурор южного округа Алон Альтман. Он сказал, что работа идет хорошими темпами, и он не думает, что дела будут месяцами собирать пыль на полках.

Эрозия оппозиции

В Израиле трудно найти точные цифры, касающиеся многоженства, потому что зачастую женщин для полигамных браков ввозят в Израиль тайком. Комиссия, созданная для изучения этого вопроса, пришла к выводу, что, хотя государство не выделило ресурсов для надлежащей борьбы с этим явлением, 18,5 процентов мужчин (около 6 179) в бедуинской общине в Негеве состоят в полигамных браках.

В ответ на изменение политики адвокаты, защищиающие обвиняемых в многоженстве, заявляют, что применение новых правил является избирательным и дискриминационным. Их другая претензия состоит в том, что преследуются по закону только мужчины, состоящие в полигамных браках, а не женщины.

Поскольку большинство дел все еще находятся на рассмотрении в судах, какова будет реакция на подобные аргументы, пока неясно. Но слушание, состоявшееся на прошлой неделе в городском суде Беэр-Шевы, позволяет предположить, в каком направлении будут развиваться события.

28-летний Захи Абу-Джода из непризнанной бедуинской деревни в Негеве находится в настоящее время под судом за то, что взял себе вторую жену. Он точно так же зарегистрировал свой брак в мусульманском религиозном суде через две недели после свадьбы.

Меир Свиса, адвокат Абу-Джода, заявил суду, что его клиент не может быть привлечен к уголовной ответственности, поскольку его брак был одобрен религиозными властями. «Что за наглость со стороны государства – предъявлять обвинительное заключение, не предъявив документа, из которого следует, что обвиняемый был проинформирован о запрете на заключение брака».

На прошлой неделе судья Солкин отверг этот аргумент. Он признал, что в политике прокуратуры произошли изменения, но было сделано все необходимое, чтобы информировать об этом общественность. Он также сослался  на «негативные последствия многоженства», не говоря уже о его противозаконности.

Что касается реакции мусульманских религиозных властей на изменения в применении закона, адвокат Инсаф Абу-Шарб, общественная активистка и член комитета Пальмора, сказала, что их оппозиция слабеет.

«По общему ощущению, все помалкивают, полагая, что это очередная прихоть правого правительства и министерства юстиции, которая скоро минует», – сказала Абу-Шарб, добавив, что, по ее мнению, бедуинские мужчины начинают принимать это вторжение в их жизнь и в целом ситуация меняется.

Тем не менее, реакция многих представителей бедуинской общины свидетельствует о том, что изменения происходят медленно. «Государство может принимать законы, но оно не может изменить нашу религию», – сказал председатель местного совета бедуинского городка Лакия Салем Абу-Аяш, выступая на местной радиостанции.

«Мы – мусульмане, а вы – евреи, и каждый из нас должен жить согласно нашим религиозным законам. Религия выше закона», – сказал он.

Альмог Бен-Зикри, «ХаАрец», М.Р. К.В.

Фотоиллюстрация: бедуинская деревня.  Фото: Гиль Элиягу.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend