Солдат номер один: попытка номер два

Полгода назад вышла в свет книга Эхуда Барака “Моя жизнь, моя страна: борьба за Израиль, поиски мира” на английском языке. С учетом того, что он явно собирается вернуться в политику, эта книга является попыткой изменить свой негативный образ, чтобы вновь вступить в бой с более выгодных позиций.

Обозреватель “ХаАрец” Адам Раз  в своей рецензии акцентирует внимание на ключевых моментах в карьере Барака и  приводимых им обьяснениях тех или иных его судьбоносных действий. А также – соотнесении этих  моментов с актуальной политической ситуацией.

Книга делится  на три части. В первой рассказывается о жизни и службе Барака в армии на рядовых и офицерских должностях. Вторая часть  посвящена его деятельности на высших командных  должностях.

Наиболее интересная и важная часть книги касается его политической деятельности. Барак, входивший в правительства Рабина и Переса в 1995-1996 годах,  бывший премьером в 1999-2001 годах, а также – министром  обороны в правительствах Эхуда Ольмерта и Нетаниягу (2007–2013 годы), является одним из самых ярких представителей лагеря мира в политической сфере. По этой причине все темы, которые затрагиваются в той главе, остаются актуальными по сей день.

Столь же актуальными остаются и претензии  к Бараку, которые связаны с этими важными темами.

Четыре основных аспекта его негативного образа  состоят в следующем: первое – уход из Ливана ( “Он бежал из Ливана”).  Второе –  саммит в Кэмп-Дэвиде («Барак не умеет  вести переговоры»). Третье – лидерство  в партии Авода, ее раскол и создание новой партии "Независимость",  работа в  правительстве Нетаниягу в качестве министра обороны («Его интересует только власть и он  не настоящий  левый»). И четвертое – его позиция по иранской проблеме (“Он  хотел  атаковать Иран”).

Ливан

Барак утверждает, что пытался предотвратить превращение Ливана в "израильский Вьетнам". Он вел переговоры с Сирией, чтобы добиться всеобъемлющего соглашения по Ливану. После того, как стало ясно, что это невозможно, он понял, что "единственный способ покинуть Ливан – это принять решение и выполнить его". Уход из Ливана после 18 лет  боев и жертв с израильской стороны является уникальным успехом, полагает Барак , отмечая, что после вывода войск из Ливана, в течение шести лет граница была такой же спокойной, как и много лет до этого.

Со своей стороны, мы отметим, что вместо южного Ливана под угрозой теперь оказался израильский север.

Саммит в Кэмп-Дэвиде

Одна из величайших трагедий Барака, и лагеря мира в целом – это отсутствие понимания характера и результатов переговоров с Арафатом. Главы, посвященные этой теме, очень интересны. Возможно, потому, что они наиболее трагичны с точки зрения тех, кто стремится к миру. Барак  пишет, что после его избрания на пост премьер-министра некоторые левые «думали, что теперь, когда Биби ушел, мир не за горами», хотя сам он, оказывается, всегда был критически настроен по отношению к соглашениям  Осло.

Бывший премьер утверждает, что продолжающаяся передача территорий Арафату в условиях террора противоречила его взглядам, поэтому альтернативой был созыв конференции, на которой, при американской поддержке обе стороны обсудили бы соглашение об окончательном урегулировании всех претензий.

На самом деле, объясняет Барак, он передал мяч палестинской стороне. Это означало, что если конференция потерпит неудачу, это станет публичным доказательством того, что Арафат не является партнером в деле мира.

Барак сделал Арафату лучшее предложение, когда-либо полученное палестинцами. Однако, тот отказался. Для израильского лидера последствия оказались  хуже, чем для Арафата. Несмотря на неоднократный отказ Арафата от мирных предложений и его ответственность за рост насилия, израильские левые "не могли поверить, что тот виновен". За эти годы было разработано бесчисленное множество психологических и личных объяснений, согласно которым Барак не умеет выстраивать  хороших человеческих отношений, не умеет вести переговоры и так далее.

Тем не менее, кампания против Барака скрыла горькую правду: Арафат не был партнером для мира и, с точки зрения самого  Барака, было бы лучше дождаться появления иного палестинского руководства, которое хотело  бы мира, нежели сотрудничать с  Арафатом.

С нашей точки зрения, совершенно неважно, кто был виноват в провале переговоров – Барак или Арафат. Гораздо важнее, что ни Барак, ни весь левый лагерь до сих пор не предложили никакой альтернативной идеи провалившемуся плану двух государств для двух народов, в который (как теперь доказывает Барак) не верил сам Арафат.

Иранская ловушка

В книге Барак признает, что причиной, по которой он решил войти в правительство Нетаниягу, была ядерная программа Ирана. Бывший лидер Аводы описывает ловушку, которую он обнаружил: с одной стороны, он не мог объяснить общественности свою главную роль в решении иранской проблемы из-за секретности.  С другой стороны, паралич в отношениях с палестинцами усилил голоса, призывавшие партию выйти из правительства. А когда это случилось, избиратели обнаружили Барака во главе  собственной фракции, борющегося за место в кабинете.

По нашему мнению, данное обьяснение представляется неубедительным. Первое – Барак предстает неудачливым политиком, которого Нетаниягу обыграл по всем статьям. Он использовал его в своих интересах, погубив его политическую карьеру. Второе – если Барак и сделал нечто важное для решения иранской проблемы, то, в любом случае, теперь это не имеет никакого значения в глазах избирателей, ибо иранская проблема не решена до сих пор.

Образ – это все

Как отмечает Адам Раз, любой, кто читал и слышал Барака в последние годы, знает, что, по его мнению, Израиль находится в худшем кризисе с момента его создания. Этому Барак и посвятил свою книгу. Он не считает Иран или ХАМАС самой большой угрозой будущему израильского общества, а вместо этого направляет все  внимание  на  нынешнее израильское руководство. В его глазах, это – группа  фундаменталистско-мессианского толка, которая стремится восстановить Эрец  Израиль в ее библейской версии, при этом пытаясь уничтожить израильскую демократию и ее институты.

В заключение стоит отметить, что при всем уважении к Бараку, как бесспорно талантливому армейскому командиру, его политические таланты оказались гораздо менее весомы. Под его руководством партия “Авода” потерпела серьезное поражение. На нем самом и, соответственно, на любом из движений, к которому он примкнет либо организует, так и будет стоять клеймо от обоих главных политических лагерей: либо “беглеца из Ливана”, либо человека, "упустившего исторический шанс на создание палестинского государства".

Вероятно, наблюдая острый кризис лидерства в левом лагере и нависшее над Нетаниягу обвинение в коррупции,  Барак пытается сделать кажущийся ему ловким обходной маневр. Поднять своей новой книгой собственный авторитет и, по примеру Шарона, совершить триумфальное возвращение после многолетнего забвения.

Однако за Шароном стоял образ “бульдозера” и “спасителя отечества”, а «солдат номер один» так и остался одним из череды успешных генералов, но, с точки зрения избирателей, неудачливых политиков.

Владимир Поляк, по материалам “ХаАрец” К.В.

Фото: Офер Вакнин


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend