Банк Израиля может повысить прогноз инфляции на 2022 год

Прошлый год ознаменовался еще одним периодом легких денег, что обеспечило крупные прибыли инвесторам. Индекс S&P 500 вырос на +28,7%! Инвесторы должны быть довольны таким результатом, но не удивлены, ведь средняя доходность индекса S&P 500 за последние 10 лет составила 17,2%.


К сожалению, все это финансовое благополучие дорого обходится ценой является высокая инфляция (в настоящее время оцениваемая в США в 7%). Федеральная резервная система США, политики, потребители и, как следствие, рынки теперь сосредоточены на инфляции. То, что ФРС наконец-то признала существование инфляционной проблемы — хорошая новость. Плохая новость заключается в том, что возможности контроля над инфляцией ограничены из-за чрезмерного долга и хрупкости экономики.

Это не очень хорошее начало 2022 года. На рынках происходят огромные изменения. Инфляция высока и растет, экономический рост был высок и уже падает, а процентные ставки низки и растут.

Банком Израиля также были отмечены признаки более высокой инфляции в этом году, чем прогнозировалось ранее, что может заставить его отказаться от политики почти нулевой учетной ставки. Годовая инфляция в Израиле может превысить 3% впервые за более чем десятилетие, прежде чем вернуться к середине целевого диапазона, определенного правительством в 1-3%, во втором квартале — об этом заявил заместитель управляющего банка Израиля Эндрю Абир.

Недавний рост инфляции в сочетании с повышением ставок, осуществленным и ожидаемым другими крупными центральными банками, заставил такие компании, как Deutsche Bank AG и Psagot Investment House Ltd. заявить, что Израиль будет снижать стоимость заимствований более быстрыми темпами, чем при предыдущем руководстве Банка Израиля.

Годовые израильские процентные свопы выросли в январе, из-за предположений, что трейдеры ожидают повышение базовой ставки по кредитам через 12 месяцев на более чем 0,1%-0,25%. По словам Абира, монетарная комиссия Банка Израиля «не соотносит свои процентные ставки или спред с базовыми ставками других стран, и примет решение о том, какой ответ следует принять в течение года».

Как и большая часть земного шара, Израиль борется с инфляцией, растущей из-за повышения цен на сырье и энергоносители. В прошлом году цены выросли на 2,8%, что является самым высоким уровнем более чем за десятилетие, но все еще ниже среднего показателя по ОЭСР (6,6%).

«Инфляция значительно ниже, чем во многих других странах, которые уже начали процесс повышения процентных ставок», — отмечает Абир. Инфляционная среда в Израиле позволяет Банку Израиля «быть более терпеливым в отказе от некоторых адаптивных монетарных политик», которые он проводил во время пандемии.

Израильская экономика оправилась от кризиса, увеличившись в прошлом году почти на 7% благодаря быстрому развитию индустрии высоких технологий в стране. Безработица продолжает возвращаться к докризисному уровню.

Влияние Омикрона

Нынешний всплеск случаев заболевания коронавирусом продолжается «намного дольше и намного глубже», чем ожидал ЦБ, но он может снизить рост разве что на 0,1–0,2% ВВП — такую оценку дал ранее управляющий Банка Израиля Амир Ярон.

Еще один фактор, который Банку Израиля придется учитывать это влияние более высоких процентных ставок на шекель, самую эффективную валюту по отношению к доллару США в прошлом году, выросшую на 3,5%.

По словам Абира, недавнее падение курса акций в США, вероятно, несколько ослабит давление на курс шекеля в этом году. Частично рост шекеля был вызван массовыми продажами долларов местными институциональными инвесторами, стремящимися уменьшить свою подверженность колебаниям валютных курсов.

«Нас особенно беспокоит не уровень шекеля, а темпы изменения курса шекеля, его влияние на реальную экономику и влияние на инфляцию, а также то, где мы находимся по отношению к нашей цели по инфляции», — сказал Абир. По его словам, у центрального банка страны есть «очень широкий набор инструментов для денежно-кредитных операций», включая и продолжение покупок иностранной валюты.

Виталий Пикман, НЭП. Фото: Pixabay