Байден невольно был использован египтянами для дезинформации Израиля перед Войной Судного дня

Закончившийся сегодня, 15 июля, визит президента США Джо Байдена – это его десятый визит в еврейское государство, отношения с которым у Байдена продолжаются уже полвека.


Для главы американского государства это беспрецедентно. Для Дональда Трампа визит в Израиль в качестве президента в мае 2017 года был для первым; визит Барака Обамы в марте 2013 года — вторым (впервые он посетил Израиль в качестве кандидата в президенты в 2008 году).

До Байдена президентом, побывавшим в Израиле наибольшее число раз, был Билл Клинтон; прежде, чем приземлиться в аэропорту «Бен-Гурион» на борту президентского самолета Air Force One в октябре 1994 года, он успел побывать в стране четыре раза. Однако общение Клинтона с израильскими лидерами в качестве политика из Арканзаса вряд ли можно сравнить с общением Байдена в качестве председателя сенатской комиссии по международным отношениям, а затем и вице-президента США.

Байден любит напоминать сторонникам Израиля об этой истории. На праздновании Дня независимости Израиля в апреле 2015 года тогдашний вице-президент обвел взглядом обширную группу, состоявшую из израильских официальных лиц, представителей еврейских организаций и произраильских лоббистов, и сказал: «Со многими из собравшимися в этой комнате я работал на протяжении 40 лет. Вы меня знаете. Вы меня вырастили. Вы меня воспитали». Затем он, как это для него характерно, добавил: «Чтобы быть сионистом, не обязательно быть евреем. А я сионист».

Многочисленные еврейские сторонники и помощники Байдена могут привести множество подобных цитат, а также целый ряд случаев, когда Байден в Демократической партии был стержнем поддержки Израиля. На протяжении президентской кампании 2020 года они говорили это не раз.


Байден неоднократно защищал американскую помощь Израилю, называя Израиль «лучшей инвестицией в размере 3 миллиардов долларов», и выступал против продажи оружия его врагам. Профессор Йонатан Ринхольд, заведующий кафедрой политических исследований в университете Бар-Илан считает Байдена последним из поколения демократов времен Линдона Джонсона, которые ценили Израиль как смелого, независимого, демократического союзника в изменчивых политических песках Ближнего Востока. В этом его отличие от сегодняшних прогрессивных членов его партии, которые «искренне отождествляют себя с палестинцами как жертвами, в то время как Байден искренне отождествляет себя с Израилем как демократией».

Он добавляет: «Байден ясно заявляет, что он заботится об Израиле и искренне привержен безопасности Израиля». В то же время, «когда дело доходит до вопросов, связанных с мирным процессом и поселениями, он похож на левого израильтянина, сиониста, который служит в армии, но при этом искренне злится на израильских премьер-министров, которые, по его мнению, подрывают шансы на мир». Байден, как правило, старается не демонстрировать на публике свой гнев или разочарование по этому поводу.

По словам Дэвида Маковски, научного сотрудника Вашингтонского института и ведущего подкаста Decision Points, «самым большим критиком и противником любого подхода, связанного с давлением на Израиль и его лидеров» в годы правления Обамы был вице-президент Байден. «Он столько раз побывал в этом сценарии, что пришел к выводу, что давление на Израиль почти всегда контрпродуктивно, и он говорил об этом».

Тем не менее, то тут, то там появляются истории о закулисных столкновениях между Байденом и израильскими лидерами — начиная со встречи, которая, несомненно, является любимой историей президента США…

Когда Байден встретил Голду

Президент Байден рассказывал историю о своей встрече с Голдой Меир так много раз, что когда он начинает рассказывать ее еврейской аудитории, публика посмеивается и закатывает глаза. Будучи молодым 30-летним сенатором, избранным на пост всего за год до этого, Байден в августе 1973 года отправился в Израиль и встретился с Меир, которая в то время была премьер-министром.

В своих многочисленных красочных рассказах Байден подробно останавливается на деталях мебели, картах на столе Голды Меир и ее помощнике Ицхаке Рабине, курившем одну сигарету за другой. Как и много раз до этого, Байден рассказал эту историю на мероприятии по случаю Дня независимости Израиля в 2015 году, назвав ее «одной из самых значимых встреч в моей жизни».

Он рассказал, как Голда успокоила его, молодого политика, встревоженного тем, что на Израиль снова нападут армии соседних стран, пояснив, что «в нашем конфликте с арабами у нас есть секретное оружие. Видите ли, идти нам некуда».

Фото: Moshe Milner, GPO

Подводя слушателей к этой реплике, Байден рассказал, что он «только что приехал из Египта. Мне разрешили поехать в Египет до самого Суэцкого канала. И я сказал Меир и Рабину, что, как мне кажется, они готовятся к новому нападению. Все, включая наших и израильских военных, думали, что я сошел с ума».

Байден вспоминал: «Я помню, как ехал из Каира до самого Суэца. И видел огромные тучи пыли и песка. Выяснилось, что это были военные маневры, проходившие в пустыне. И меня это очень встревожило».

Но документы, обнаруженные в Государственном архиве Израиля историком доктором Игалем Кипнисом и опубликованные в 2020 году, описывают встречу в совсем других тонах. Меморандум о встрече, составленный помощником Голды Меир, предполагает, что Байден, возможно, сам того не зная, был использован египтянами в качестве проводника дезинформации, которая убаюкала Израиль; это позволило Египту спустя 40 дней внезапно напасть на страну — так началась война Судного дня.

В резюме помощник Голды Меир пишет, что «восторженный, но неопытный» Байден после встречи с доверенным лицом президента Египта Анвара Садата Мухаммедом Хасанином Хайшелем сообщил, что египтяне признают «абсолютное военное превосходство» израильтян и что «сведена до минимума вероятность того, что египтяне нападут на Израиль».

В меморандуме также отмечается, что Байден на встрече пытался убедить Меир сделать жест в виде одностороннего ухода со стратегически неважной территории, захваченной в ходе Шестидневной войны. Меир отвергла его предложение, как и критику Байденом платформы партии «Авода». Он также сказал Голде Меир, говорится в меморандуме, что в Сенате США нет реальных дебатов об израильской политике, потому что американские политики «боятся» избирателей.

Несмотря на новый свет, который проливает меморандум на этот эпизод, Маковский, который слышал его описание в исполнении Байдена «десятки» раз, считает, что тот запомнил из этой истории следующее: ощущения молодого  сенатора, опасающегося за существование Израиля, и заверения израильского премьер-министра, у которой, оглядываясь назад, было гораздо больше поводов для беспокойства, чем она думала.

Байден против Бегина

Всего через несколько недель после вторжения Израиля в Ливан 6 июня 1982 года и начала первой ливанской войны, премьер-министр Менахем Бегин отправился в Вашингтон, где нашел поддержку со стороны Белого дома в лице президента Рональда Рейгана и государственного секретаря Александра Хейга, но столкнулся с совершенно иным настроением на Капитолийском холме.

«Бегин встречается с членами сената. Настроение — гневное» — так озаглавила газета The New York Times статью, в которой закрытая встреча израильского премьера с членами сенатской комиссии по международным отношениям описывалась как «очень эмоциональная» и «бурлящая гневом».

Изо всей критики, обрушившейся на Бегина, «самый ожесточенный обмен мнениями произошел между Бегиным и сенатором Джозефом Р. Байденом-младшим, демократом от штата Делавэр, который сказал израильскому лидеру, что он не критикует операцию в Ливане, но считает, что Израиль должен прекратить политику создания новых еврейских поселений на Западном берегу. Он сказал, что из-за политики создания поселений Израиль теряет поддержку в США». Байден отказался публично говорить об этой конфронтации — но несколько его коллег не сдержались.

AP Photo Rina Castelnuovo

«Я думаю, будет справедливо сказать, что за восемь лет работы в Вашингтоне я никогда не был свидетелем такой гневной беседы с главой иностранного государства, — сказал в интервью сенатор Пол Цонгас. — Я думаю, что среди тех, кто поддерживает Израиль, есть большая озабоченность тем, что его политика переходит все границы, — сказал он, — и поддержка Израиля в США ослабевает».

Израильский журналист и доверенное лицо Бегина Моше Зак в 1992 году утверждал, что во время этой встречи Байден «пригрозил, что если Израиль немедленно не прекратит поселенческую политику, США придется сократить экономическую помощь Израилю».

Когда сенатор повысил голос и дважды стукнул кулаком по столу, Бегин сказал ему: «Этот стол предназначен для письма, а не для того, чтобы по нему стучали кулаком. Не угрожайте нам сокращением помощи. Вы думаете, что раз США одалживают нам деньги, они имеют право навязывать нам, что мы должны делать? Мы благодарны за полученную помощь, но не надо нам угрожать. Я гордый еврей. За моей спиной три тысячи лет истории, и вам не удастся запугать меня угрозами. Учтите: мы не хотим, чтобы за нас погиб хоть один ваш солдат».

Сам Бегин в то время сказал только, что заседание Сената было «оживленным», но никогда не упоминал о столкновении с Байденом. После возвращения в Израиль он сказал израильским журналистам, что на него произвело сильное впечатление «страстное» выступление Байдена в поддержку вторжения в Ливан; он также утверждал, что сенатор сказал, будто в глазах  последнего проведение операции было оправданным, даже ценой жертв среди гражданского населения.

Когда Байден заставил Биби ждать

Самое драматическое столкновение между Байденом и израильским премьер-министром, которое разыгралось на публичной сцене, произошло в 2010 году, когда вице-президента Обамы после его прибытия в Израиль ждал неприятный сюрприз.

Миссия, с которой Байден приехал, состояла в наведении мостов, а именно — помириться с тогдашним премьер-министром Биньямином Нетаниягу после каирской речи Обамы в июне 2009 года, когда он заявил, что Израилю необходимо прекратить строительство поселений, и перед лицом угроз со стороны Ирана попытаться заверить израильтян в поддержке Белого дома.

Основной целью визита было содействие возобновлению мирных переговоров между Израилем и Палестинской автономией. Байден должен был встретиться с израильскими лидерами и председателем ПА Махмудом Аббасом. После первого дня его пребывания в Израиле, накануне встречи с Аббасом, пришло известие о том, что министерство внутренних дел Израиля дало разрешение на строительство 1600 новых единиц жилья в Рамат Шломо — ультраортодоксальном квартале с населением около 20 000 человек, расположенной к северу от Иерусалима и граничащей с лагерем палестинских беженцев Шуафат.

AP Photo/Baz Ratner

Время этого шага вряд ли можно назвать случайным, и в газетных заголовках оно было представлено как унизительная пощечина Байдену со стороны правительства Нетаниягу.

После этого объявления тон визита, который Байден начал с поэтического заявления о том, как Израиль пленил его сердце, заметно изменился. Байден и его жена Джилл продемонстрировали свое недовольство тем, что явились на запланированный ужин с Нетаниягу с опозданием более чем на 90 минут. По сообщениям, они сказали израильскому премьер-министру и его супруге Саре, что опоздали из-за длительных переговоров с Вашингтоном по поводу реакции США на строительство поселений.

Во время ужина от имени Байдена было сделано публичное заявление, в котором он жестко «осудил решение правительства Израиля» продвигать план строительства; он назвал его «именно таким шагом, который подрывает доверие, необходимое нам сейчас, и идет вразрез с конструктивными обсуждениями, которые я провел в Израиле».

Согласно сообщениям, в ходе ужина Нетаниягу извинился перед Байденом, заявив, что объявление о строительстве на оккупированных территориях было сделано министром внутренних дел Эли Ишаем из партии ШАС за спиной премьер-министра, и что Нетаниягу, как и Байден, был возмущен этим шагом. Поверил ли ему Байден, остается неясным.

Несмотря на моменты конфликта, Маковский, как и Ринхольд, убежден, что привязанность Байдена к Израилю — даже когда он не согласен с политикой или ему лично не нравятся его лидеры — имеет глубокие корни. Маковский считает, что даже в 2010 году самые резкие возражения по поводу эпизода в Рамат-Шломо прозвучали в результате жестких указаний из Вашингтона и Белого дома, а не по инициативе Байдена.

«Этот человек пережил эпические моменты 20-го века: рождение Израиля, войну 1967 года, холодную войну и движение советского еврейства. Он глубоко верит, что должно существовать государство для еврейского народа, и что борьба за его безопасность и существование всегда будет справедливым делом».

Элисон Каплан Соммер, «ХаАрец», М.Р.
На снимке: Джо Байден в 1972 году. AP Photo/Henry Griffin
Фото на врезке: Моше Мильнер, GPO
AP Photo/Rina Castelnuovo, Baz Ratner

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

Холостой программист, житель центра Израиля выиграл 40 миллионов шекелей

После 20 розыгрышей без победителя в минувший вторник, 9 августа, в лотерее «Мифаль ха-паис», единственный...

МНЕНИЯ