Tuesday 18.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Carolyn Kaster
    AP Photo/Carolyn Kaster

    Байден начал внешнюю политику с левой ноги

    Спустя три месяца после того, как Байден пришел в Белый дом и приступил к проведению внешней политики, уже заметны симптомы некоей наивности, непонимания и игнорирования неудач прошлого, которыми характеризовалось правление его босса Барака Обамы. Это особенно видно на примере всего того, что  связано с Израилем.

    Пытаясь не допустить производства Ираном ядерного оружия, администрация Обамы допустила серьезную ошибку, как в ведении переговоров, так и в заключенном соглашении, подписанном в 2015 году. Обама проявил чрезмерное рвение, пытаясь достичь соглашения. И хотя при этом он несколько раз повторял, что «рассматриваются любые варианты», было понятно, что военный вариант исключается. Это укрепило позиции Ирана и привело к заключению благоприятного для него соглашения.

    Став президентом, Байден с первого же момента стал прилагать неимоверные усилия, чтобы вернуться к ядерной сделке шестилетней давности, которая налагала ограничения на разработку ядерного оружия Тегераном. Он исключил хуситов из списков террористов – тех самых хуситов, которых поддерживает Иран и которые борются против правительства Йемена, поддерживаемого Саудовской Аравией. Предполагалось, что этот шаг снизит напряженность в Йемене, а также в какой-то степени остановит агрессию против саудитов – что позволит разрешить гуманитарный кризис в Йемене, вызванной перманентной гражданской войной. Однако результат был достигнут прямо противоположный: воодушевленные Ираном, хуситы лишь активизировали свои действия, попутно атакуя Саудовскую Аравию.

    Хотя в феврале Байден дал «добро» на проведение весьма осторожной операции против проиранских ополченцев в отместку за нападение на американскую военную базу в Ираке, позже он решил, что следует сократить количество подразделений США, дислоцированных в Персидском заливе. Представители президента слили информацию в американские СМИ, что Израиль атаковал иранские суда, переправляющие нефть и оружие в Сирию, а также разведывательно-оперативный корабль Корпуса стражей исламской революции – за то, что иранцы напали на два принадлежащих израильтянам торговых судна.

    Поступая таким образом, Байден сигнализирует, что не рассматривает военный вариант нанесения ущерба иранским ядерным объектам в случае провала переговоров, и также выступает против военного варианта израильтян. Такая позиция лишь усиливает жесткость Ирана, побуждая его к активным действиями.

    Демократы, представителем которых является Байден, считают, что во внешней политике защита прав человека должна быть основополагающей ценностью. Однако избирательное следование этому принципу вызывает вопросы и серьезные опасения. Когда госсекретарь Энтони Блинкен представил опубликованный его канцелярией отчет о правах человека в мире за 2020 год, то упомянул страны, где имеют место серьезные нарушения прав человека, такие как Мьянма, Йемен, Саудовская Аравия и Сирия, но не упомянул при этом Иран. Отчет в значительной степени «скорректировал» число убитых, раненых и арестованных КСИРом во время массовых протестов против режима в 2019 году.

    Нечто подобное наблюдалось в 2009 году, когда администрация Обамы воздержалась от осуждения иранского режима за жестокое подавление массовых протестов против фальсификации результатов в ходе президентской избирательной кампании. Объяснялось это нежеланием сердить режим, что якобы могло нанести ущерб ядерным переговорам – тогда Обамы, а сегодня – Байдена. К чему это привело? К ужесточению позиций Ирана, который согласился сейчас лишь на непрямые переговоры с Соединенными Штатами, при условии, что другие державы, заключившие в 2015 году неудачную сделку, выступят в качестве посредников. Другими словами, иранская сторона поставила перед собой четкую задачу: ни в коем случае не допустить координации и единого фронта США и Европы.

    Во время переговоров в Вене Иран также начал обогащение урана на новых центрифугах, что приблизит его к ядерному оружию. Это отнюдь не движение по направлению к компромиссу и согласию, а скорее наоборот. Иран по-прежнему требует, чтобы непосредственно перед началом переговоров Байден снял все антииранские санкции Трампа и вернулся к условиям соглашения 2015 года без каких-либо изменений и дополнений. Таким образом, Иран сигнализирует Соединенным Штатам, что ожидает уступок, чтобы вообще пойти на прямые переговоры, и что он полон решимости придерживаться своей позиции.

    Но и это еще не все: Байден меняет политический курс своей страны по отношению к международным организациям. Он объявил о возвращении в Совет по правам человека ООН и отменил личные санкции, наложенные Трампом на Фату Бенсуду, прокурора Международного уголовного суда в Гааге.

    Они так и не извлекли уроков из прошлого

    Трамп правильно сделал, что покинул Совет по правам человека – этот нелепый политический орган, контролируемый Китаем, Россией, Кубой, Пакистаном, Ливией, Венесуэлой и Сомали – то есть странами, где нарушения прав человека давно стали нормой. Кроме того, этот совет еще отличается антисемитизмом. Рассматриваемая им повестка дня в обязательном порядке включает в себя регулярный отдел, посвященный исключительно Израилю. Публикуемые отчеты, как правило, предвзяты и содержат неверную информацию, создающую искаженную картину происходящего.

    По словам Блинкена, Соединенные Штаты вернулись в Совет по правам человека, чтобы изменить там ситуацию изнутри. Ну что же, похвально. Но Блинкен мог бы, если бы захотел, извлечь уроки из провальной политики прошлого. Нынешний Совет ООН по правам человека был создан в 2006 году после того, как его предшественница – «Комиссия по правам человека» – была аннулирована, поскольку имела исключительно политический характер, и на деле вовсе не занималась вопросом, для решения которого создавалась.

    Администрация Обамы ввела США в Совет, назвав в качестве причины  именно то, о чем говорит сейчас Блинкен: американцы входят в Совет, чтобы изменить его деятельность изнутри. Но, увы, все это оказалось благими намерениями – и только. Трамп потребовал, чтобы организация пересмотрела свою работу – ему в этом было отказано, поэтому в 2018 году он вышел оттуда. Возвращение администрации Байдена к прежним отношениям с Советом лишь свидетельствует о полном незнании реалий.

    Объявляя об отмене санкций, наложенных на прокурора Бенсуду, Блинкен для пущей убедительности сослался на звучавшую ранее критику в адрес Международного суда, но при этом оговорился, что правильный способ решения  проблемы – это переговоры и необходимость убеждать, а не санкции. Увы, это всего лишь прекраснодушное желание, которое совершенно игнорирует откровенный, односторонний и враждебный настрой прокурора к США и Израилю.

    По идее, Блинкен должен был обусловить снятие санкций с Бенсуды ее отказом начать расследование против Израиля и не принимать решение по этому вопросу, а оставить его преемнику. Блинкен этого не сделал – и допустил ошибку. Остается надеяться, что если новый прокурор продолжит расследование против Израиля, он начнет и расследование против Соединенных Штатов.

    Еще один весьма существенный промах: Байден отменил решение Трампа сократить ежегодную помощь США Палестинской администрации и Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР) – на несколько сот миллионов долларов. Здесь также была упущена возможность исправить сложившуюся ситуацию. Байден мог бы обусловить возобновление помощи палестинцам процедурами прозрачности, которые четко давали бы представления о каждой статье расходов и распределении ресурсов. Ни для кого давно не секрет, что значительная часть средств, предназначенных для помощи палестинцам, идет в карманы их лидеров.

    БАПОР давно уже насквозь коррумпированное учреждение, которое лишь усугубляет проблему беженцев, а его структуры занимаются антисемитским подстрекательством против Израиля. Байден мог бы обусловить помощь беженцам упразднением БАПОР и передачей палестинских услуг обычному агентству ООН, которое занимается беженцами со всего мира.

    Политика Байдена в самом деле соответствует ценностям и принципам Демократической партии. Но по большей части попытка в международных отношениях умиротворять всех без разбору приводит к прямо противоположным результатам. Это не способствует укреплению влияния и сдерживания перед лицом экстремистских авторитарных режимов, таких как Иран, и коррумпированных международных организаций, контролируемых такими режимами.

    Трамп оставил Байдену рычаги воздействия и способы давления, но вместо того, чтобы использовать все это для достижения внешних целей, которые ставит перед собой Америка, Байден пренебрег полученными инструментами, даже не проанализировав их. Действия Байдена по отношению к Ирану, палестинцам и международным организациям требуют соответствующей оценки со стороны Израиля и учета допущенных Байденом ошибок.

    Эйтан Гильбоа, Walla, M.K. Автор – американист, профессор, научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегина-Садата при университете Бар-Илан. AP Photo/Carolyn Kaster˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend