Thursday 28.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Опасный прецедент БАГАЦа с сокрушительными последствиями

    Предназначение Высшего суда справедливости (БАГАЦ) состоит в том, чтобы углубляться во все спорные вопросы в отношениях граждан и власти, а в данном случае - разобрать конституционные и юридические аспекты, возникшие в связи с апелляциями против коалиционного соглашения.


    Не менее важен вопрос, может ли человек, против которого выдвинуты обвинения в коррупционных преступлениях, формировать правительство? Но его можно  поставить гораздо шире в культурном и общественном аспекте: может ли человек, обвиняемый в совершении уголовных преступлений, занимать высокий государственный пост? Если это дозволено премьер-министру, какие выводы можно сделать из этого относительно других высоких постов? Например, таких как начальник генштаба ЦАХАЛа, генинспектор полиции и управляющий Банка Израиля?

    Это - не теоретический вопрос. За последнее десятилетие, как минимум, трижды были отменены назначения на высокие посты на основании общественной критики или подозрений, хотя никто из этих лиц не был признан виновным в суде. Принятый у нас стандарт заключается в том, что управляющим Банком Израиля не может стать человек, который пытался, не заплатив, вынести товар из магазина "дьюти-фри" в Гонконге. Точно так же начальником генштаба не может стать человек, пренебрегавший законами в области планирования и строительства. А генинспектором полиции нельзя назначить человека, против которого ведет расследование генпрокуратура.

    Эти трое были назначены израильским правительством во главе с Биньямином Нетаниягу. Именно он хотел в 2013 году сделать профессора Яакова Френкеля управляющим Банка Израиля (на третий срок), но назначение было отменено, когда всплыла история с гонконгским "дьюти-фри". В 2014 годц Нетаниягу одобрил назначение Йоава Галанта на должность начальника генштаба, несмотря на журналистское расследование, которое выявило факт присвоения общественных земель (что впоследствии не помешало Нетаниягу назначить Галанта на ряд министерских постов - прим. "Детали"). Нетаниягу поддержал выбор министра внутренней безопасности Гилада Эрдана с назначением Галя Хирша генинспектором полиции, но оно было отменено в 2015 году из-за целого ряда подозрений в его адрес.


    Эти назначения были отменены, несмотря на то, что ни в одном случае не было предъявлено обвинительное заключение. Нетаниягу не бросался в бой ради своих кандидатов. Проходило несколько недель после появления в СМИ компромата и назначения отменялись.

    Все это создавало впечатление, что в Израиле укоренились высокие стандарты чистоты власти, которые мы предъявляем  высшим должностным лицам. Достаточно одного пятнышка на репутации или вопросительного знака по поводу честности и порядочности, чтобы отменить назначение на высокий пост. Это происходило на фоне судебных приговоров с реальными тюремными сроками, которые отбывали президент Моше Кацав, премьер-министр Эхуд Ольмерт, министры Арье Дери, Шломо Бенизри и Авраам Гиршзон, бывший главный раввин Йона Мецгер и магнат Нохи Данкнер.

    В совокупности все эти события дали четкую картину страны, где нет терпимости к коррупции власти и перед законом все равны. Этим была установлена очень высокая планка наших ожиданий от высокопоставленных руководителей. Особенно, когда речь идет о представителях высшего эшелона власти.

    А потом наступила очередь самого Нетаниягу. С того момента, как против него возбудили уголовные расследования, начался долгий и извилистый путь с целью спасти Нетаниягу от судебного преследования. Обвиняются следователи и генинспектор полиции, подвергается нападкам генпрокурор и юридический советник правительства, вносятся и проваливаются разные законопроекты о неприкосновенности или лазейке в законе, чтобы премьер-министр мог уйти от ответственности. Распускается кнессет и объявляются досрочные выборы, чтобы дать Нетаниягу пространство для маневра с судебной системой.

    На этой почве была создана партия «Кахоль-лаван», которая заявила о себе, как альтернативе коррупции и власти частных интересов. Они объявили своим главным принципом элементарную общественную норму: человек, которому предъявлено обвинительное заключение, не может занимать высший руководящий пост в Израиле. Эта партия в течение трех избирательных кампаний подряд получала примерно равное с «Ликудом» число мандатов в кнессете, но собрать коалицию большинства ей не удалось.

    Пришло время


    В течение последних полутора лет правительство и парламентская система Израиля находились в глубоком кризисе из-за юридической ситуации самого Нетаниягу. Даже БАГАЦ не счел целесообразным разрешить этот принципиальный спор, когда в январе 2020 года отклонил аналогичную апелляцию на том основании, что это «теоретическая ситуация» и «слишком рано ее обсуждать». Что ж, теперь время пришло. Этот вопрос перестал быть теоретическим.

    Наступил момент истины для БАГАЦа. Речь идет о правовых, конституционных и системных проблемах, которые имеют решающее значение для судьбы израильской демократии. Но не менее важно то общественно-культурное решение, которое примут одиннадцать членов Верховного суда: отношение Израиля к чистоте власти и коррупции на общественном поприще.

    Этот принцип выдержал у нас немало испытаний. Обычно тот, кто портил свою репутацию недостойными поступками – уходил в отставку. Кто попадал под подозрения – не мог продвигаться по карьерной лестнице. Кто был осужден – отправлялся в тюрьму. Один за другим уходили в отставку проштрафившиеся генералы и запятнавшие свою репутацию политики. С ними расставались даже из-за каких-то мелочных разбирательств.


    Когда назначения на руководящие должности, такие как начальник генштаба, генинспектор полиции и управляющий Банка Израиля, были отменены, посыл всем государственным организациям был ясным: кто бы ты ни был, если ты запятнал свою репутацию – уходи в отставку. Так строится культура власти, общественные нормы и ценности.

    Иногда это выглядело жестоко, когда назначение отменялось из-за одних подозрений без суда и даже обвинительного заключения. А потом выяснялось, что дело закрывается за отсутствием улик. Но это - сигнал на всех уровнях власти: ноль терпимости к коррупции. По крайней мере, так нам хотелось думать.

    И вот пришло время БАГАЦа, который рассматривает дело самого высокопоставленного человека в Израиле. Человека, на которого должны равняться все граждане, который назначает всех высокопоставленных чиновников. И, тем не менее, возможность того, что БАГАЦ одобрит назначение Нетаниягу на пост главы правительства, приняв позицию генпрокурора, который написал, что «нет никаких юридических препятствий», вполне реальна.

    Не только вопросы чистоты власти занимают БАГАЦ в ходе этого обсуждения. В расчет будут приниматься и другие соображения, такие как стабильность правительства, соблюдение существующего законодательства, воплощение воли народа, возможно, даже необходимость преодолеть раскол общества. БАГАЦ должен сделать сложный выбор между различными ценностями. И есть определенная вероятность, что чистота власти не будет на первом месте.

    Если БАГАЦ одобрит назначение Нетаниягу на пост главы правительства, какое культурно-правовое влияние это будет иметь? Что произойдет у нас с нормами чистоты власти? Что мы скажем следующему госчиновнику, против которого появятся подозрения, обвинения, критика, убийственный отчет госконтролера и т.п.? Может ли человек, которому предъявлено обвинительное заключение, получить назначение на должность казначея в муниципалитете Тверии или начальника отдела образования в муниципалитете Кфар-Сабы?

    Если премьеру можно, почему директору школы нельзя?

    Юридический вопрос, стоящий перед Высшим судом справедливости, касается Нетаниягу. Но, с общественной точки зрения, вопрос стоит гораздо шире: должно ли уголовное обвинение препятствовать назначению на государственную должность? Действительно, премьер-министр занимает особый пост, который регламентируется отдельным законом, он избирается общественностью (в отличие от высокопоставленных чиновников). Глава правительства является отражением волеизъявления народа (хотя первичный блок Нетаниягу получил только 58 мандатов, а блок его противников до того, как Нетаниягу его расколол, составлял 62 мандата).

    Также верно, что закон не требует отставки премьер-министра, если ему предъявлены обвинения. Если БАГАЦ одобрит такую возможность, тем самым он, вероятно, даст нам выход из политического тупика. Но параллельно БАГАЦ создаст новый тупик, гораздо более убийственный для нашей страны – тупик чистоты власти на государственной службе.

    Если БАГАЦ разрешит Нетаниягу, которому предъявлено обвинительное заключение, сформировать правительство, и он сможет исполнять служебные обязанности параллельно с судебным процессом, то почему бы нам не позволить то же самое налоговому инспектору или директору школы? Почему бы им не оставаться в должности, пока против них продолжается судебный процесс? БАГАЦ может создать опасный прецедент.

    БАГАЦ может санкционировать назначение Нетаниягу, но такой шаг откроет врата ада. Все подследственные и подозреваемые будут пригодны для любой государственной должности в Израиле. Это - опасность, которая витает над таким решением. К тому же это приведет к понижению планки ожиданий от должностных лиц на госслужбе. Ведь Верховный суд дает понять, что коррупция - не такая уж страшная вещь. Любой, кто думает, что это всего лишь «только Биби» или «только не Биби», ошибается. И не видит реальной угрозы для общественной жизни в Израиле.

    Сами Перец, «ХаАрец», Ц.З. Фото: Эмиль Сальман˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend