Главный » Общество » О красоте фашизма

О красоте фашизма

За две недели до того, как мы доказали избирателям, что у нас длиннее, чем у ХАМАСа, в разгар знакомства с нашим новым кузеном, тихонько подкралась министр юстиции и поставила на стол скромный подарок к празднику – флакон с экстрактом фашизма. Не то, что бы мы это проморгали – не заметить ее царственное явление было невозможно, и тот, кто ее видел, сказал: «А, ну да, это же Пурим». И еще: «А чего такого, немного юмора не помешает».

Пурим миновал, на носу Песах, а флакончик все тут. И он свое дело делает. Он, действительно, источает особый аромат, хотя есть серьезная проблема с его классификацией, пусть фашизм на нас уже больше не действует. Это - дурной запах чего-то, что давно позабыли в холодильнике. Вонь, запустение, плесень. Как и все, что заканчивается на «изм». Мы слышим слово «фашизм» и перескакиваем на другой канал.

Так позабудьте о фашизме, мы получили нечто более удобоваримое. «Государство превыше всего» - вот что нам преподнесли. Или «война представляет высшие ценности». Или «лидерство не предназначено для простого люда». Так мы получили фашизм на иврите. Посмотрите, как быстро можно с этим идентифицироваться, все – там, в этом маленьком флакончике, который поставила на стол Шакед, и потом ласкала своими чувственными пальчиками.

А мы говорим: «Да, это - Пурим». Ведь мы рядимся в то, чем  хотим быть, но стесняемся. Гитлера мы стесняемся, а манекенщицы, рядящейся в фашизм – нет. Можно понять, почему. Фашизм более не опасен. Никто не подаст на меня в суд, если я назову его фашистом. Не то, что бы слово «фашист» было оскорбительным, скажет он, но что тебе стоит заменить его на «патриота-националиста» или «религиозного сиониста»?

И правда - ничего не стоит. Потому что мы все и так движемся в этом направлении. Медленно, но верно. Мы на пути к тому, чтобы стать фашистами. Это не случится разом, быть может, мы этого даже не почувствуем. Просто мы проснемся однажды утром и увидим, что на нас – коричневая форма.

Сначала это будет неприятно. Сами понимаете, все эти ассоциации. Потом мы спросим себя – а почему, собственно, нет? Посмеемся над этим немного, сделаем скетч в программе «Замечательная страна» и даже скажем (в шутку, конечно, правда?), что мы - фашисты не взаправду, а понарошку, чтобы эти зануды перестали нам морочить голову.

Потом мы откроем Википедию и выясним, что фашизм это не расизм, как мы всегда считали, и что были евреи, которые им восхищались, и прочитаем о том, что были проложены скоростные автобаны, о победе над безработицей и восстановлении экономики, и спросим себя – что в этом плохого? Что плохого, если мы будем думать, что наша обожаемая отчизна – uber alles, простите, превыше всего? А потом развалимся в кресле и скажем себе: ОК, пора примириться с этим фактом: мы - фашисты в фашистской стране.

Мы до этого еще не докатились, мы лишь в начале пути. Первым делом нужно стереть грань между ложью и правдой, между демократией и фашизмом, между вонью канализации и ароматом цветов. Это одно и то же, говорит министр юстиции, поднося к носу кусочек фекалий в изысканном флаконе, и произнося с очаровательной улыбкой (да, в этом ей не откажешь): «Для меня это – аромат демократии». И попробуй с ней поспорить. Ведь она рассуждает о вкусах и запахах, а не гражданских правах, этот запах ей по душе, и что с ней теперь поделать?

И коли все – одно и то же, зачем было нужно делать этот пуримский клип? К чему все эти трюки, достойные вожатого отряда бой-скаутов, чтобы объяснить нам, что фашизм, по сути дела, и есть демократия? Возможно, причина в том, что Шакед тоже непросто сказать это прямо. Быть может, ей самой трудно слишком быстро достичь этого вожделенного фашизма. Ее миленький видеоклип выражает, вероятно, некую внутреннюю правду, которая является частью длительного процесса, в результате которого мы медленно, но верно окажемся на ступенях храма Фейглина, а наставником наших детей будет Смотрич.

Несмотря на то, что Песах не за горами, Шакед не расстается со своим пуримским нарядом. Она все ждет, что ее пригласят в дом, и, в конце концов, конечно, пригласят. И она войдет, а тут – сюрприз! Сюприз и разочарование. Вы только посмотрите, кто там сидит, да еще в ее креслице! Это же Итамар Бен-Гвир, который уже чувствует себя как дома. «Садись, Айелет», скажет он, и немного подвинется, чтобы и ей нашлось место. «Положи сюда свой фашизм, который ты принесла из комиссионки, - и благословит кресло, - но только осторожно, не задень мой новенький еврейский фашизм».

Йоси Кляйн, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

Фото: Моти Мильрод


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Президент Франции Эммануэль Макрон на саммите Евросоюза заблокировал переговоры по вступлению Албани ...

Парламент Великобритании проведет заседание в субботу впервые за 37 лет, в ходе которого решится суд ...

Расследование Госдепартамента по «делу электронных писем Хиллари Клинтон» не обнаружило преднамеренн ...

Украинец потерял чемпионский пояс WBC. Теперь у россиянина два титула — IBF и WBC. ...

Отец, который годами насиловал свою дочь, приговорен к 33 годам тюрьмы. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend