Четверг 22.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Oded Balilty
    AP Photo/Oded Balilty

    Автономия ультраортодоксов зашаталась, но правительство ее укрепило

    Израиль дважды прошел беспрецедентную ситуацию тотального карантина. Экономика страны подорвана, более миллиона человек - безработные. Средний класс - в кризисе, угрожающем его существованию, и около 70 тысяч предпринимателей и частников навсегда закрыли дело своей жизни.

    Израиль платит самую высокую цену в своей истории за сохранение коалиции. Этот карантин – следствие неспособности правительства ввести политику «светофора», изолировав «красные» города с преобладающим ультраортодоксальным населением. Это - самая высокая цена, которую коалиция когда-либо платила ультраортодоксальным партиям.

    Коронакризис – это общенациональный вызов, который мог стать катализатором социальных процессов, переформирующих секторальные отношения в израильском обществе. И действительно, поскольку вирус не имеет каких-либо гендерных, секторальных или географических предпочтений, мобилизация общества привела к сплочению граждан накануне Песаха.

    В конце апреля этого года обсуждалась возможность создания модели альтернативной гражданской национальной службы. Эта модель должна была устранить противоречия, вызываемые настойчивым и чрезмерным требованиям применения модели «воинской службы для всех». Гражданская национальная служба – это «входной билет» в израильское общество и на рынок труда для арабских и ультраортодоксальных граждан через работу в волонтерских и общественных организациях.

    Арабские граждане Израиля, особенно молодые, увидели в кризисе возможность объединения с израильским обществом и углубления интеграционных процессов. Однако именно такое развитие событий поставило под угрозу автономию ультраортодоксального сектора. Автономия ультраортодоксов – это не обязательно вопрос идеологии; это борьба за лидерство, контроль, централизацию, влияние и деньги – большие деньги.

    Медленные, но важные процессы социальных изменений, которые переживает ультраортодоксальный сектор, знакомы раввинам и всем, кто исполняет те или иные обязанности в религиозных «дворах» и йешивах. Эпидемия усилила эти процессы, угрожая подорвать сами основы сектора.

    «Героический» вход солдат Службы тыла в Бней-Брак и ультраортодоксальные кварталы Иерусалима ознаменовал прорыв последней линии обороны ультраортодоксальной общины. То, что справедливо выглядело, как теплый прием в ходе встречи с передовой линией сионистского государства, было воспринято в дворах хасидских «адморов» как опасность.

    Отношения между ультраортодоксальным обществом и государством почти столь же сложны, как и тысяча оттенков, которые характеризуют само ультраортодоксальное общество. Однако религиозное ультраортодоксальное руководство никогда не стремилось к интеграции.

    В Израиле фактически существует автономия ультраортодоксального сектора, где в правовом отношении действуют законы Галахи, а экономика основана на тесных связях с государством. Причем «торговый баланс» между ультраортодоксальной автономией и центром идет в ущерб государству по всем параметрам. Успешная интеграция ультраортодоксальных женщин на рынке труда и медленная интеграция мужчин не меняют баланс кардинально.

    Государство предоставляет пособия, инфраструктуру, лекарства, а остальным управляет автономия. Политическая деятельность, особенно со стороны ашкеназской части сообщества, призвана обеспечить торгово-экономические отношения. Когда Яаков (Янки) Каневский, внук известного духовного авторитета, раввина Хаима Каневского, от его имени обратился к общине и прямо призвал к нарушению правил минздрава об изоляции, природа битвы за ультраортодоксальную автономию в ходе коронакризиса стала ясна.

    Ее цель – прояснить, кому принадлежит власть в ультраортодоксальной автономии. В этом суть: влияние и распределение денег. Послушание важно для обозначения статуса: статус дает влияние – влияние дает деньги.

    Кризис лидерства и раскол на ультраортодоксальной улице тоже сказываются на ситуации. Ослабление и разногласия в лагере хасидизма, усиление влияния «литваков» и их партии «Знамя Торы» среди ультраортодоксов приводят к тому, что каждый «адмор» стремится к радикальным действиям, которые обеспечат его лидерство.

    Но никто не осмеливается подвергать сомнению галахический статус раввина Каневского, и он остается главным авторитетом в эпоху, когда нет раввинов столь высокого статуса среди ультраортодоксов-хасидов и сефардов.

    За дымовой завесой продолжается медленный, длительный и глубокий процесс разочарования. Эпидемия нанесла тяжелый урон ультраортодоксальному обществу. Ущерб был нанесен почти каждому дому и улице. Имена погибших от вируса известны, он не щадит никого, ни раввинов, ни «адморов».

    Кризис лидерства еще проявит себя, и обсуждение будущего ультраортодоксальной автономии неизбежно возобновится.

    Лиор Хорев, Walla, В.П. AP Photo/Oded Balilty˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend