Sunday 23.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Сможет ли «Авода» привлечь «русские голоса»? Интервью с Мерав Михаэли

    Когда Мерав Михаэли, новый председатель «Аводы», говорит, как под ее руководством изменится старейшая партия Израиля, она непременно употребляет выражение «вернуть в политику правду». 


    Звучит наивно, но, возможно, израильтянам не хватает именно этого? По крайней мере, после новостей о ее избрании председателем «Авода», до этого висевшая за гранью электорального барьера, перешла через него в опросах общественного мнения. 

    Отчасти это можно объяснить послужным списком самой Михаэли: в нем годы правозащитного активизма и борьбы за социально-экономическое равенство и восемь лет работы в кнессете. Михаэли была единственной из своей фракции, кто не присоединился к последнему правительству Нетаниягу, и первое, что она сделала, став председателем – потребовала от министров Амира Переца и Ицика Шмули выйти из правительства – или из «Аводы». 

    По ее словам, главная задача теперь – привлечь в лоно Рабочей партии два типа людей. Во-первых, тех, кто раньше симпатизировал ей, но разочаровался после того, как «Авода» запятнала себя неблагочестивыми союзами с правыми. Во-вторых, тех, кто никогда не голосовал за «Аводу», но сегодня не видит никого иного во всем политическом спектре, кто мог бы представлять его интересы. В разгар корона-кризиса, после череды провалов нынешнего правительства – таких, возможно, наберется немало. 


    С другой стороны, после прошедших 1 февраля праймериз состав обновленной «Аводы» стал едва ли не левее, чем у более радикальной МЕРЕЦ. В партию вошли, например, Эмили Моати, которая ранее сотрудничала с арабской партией БАЛАД (2-е место в списке); глава реформистского движения, раввин Гилад Карив, выступающий за отделение религии от государства (4-е место), кинорежиссер Ибтисам Мараана, называвшая Газу «гетто» (7-е место в списке). 

    Не отпугнет ли такой состав умеренный электорат? Достаточно ли «вернуть в политику правду», чтобы обойти тех, кто о таких мелочах давно не думает? С этими и другими вопросами «Детали» обратились к новому лидеру «Аводы» Мерав Михаэли. 

    – За последние два года мы видели, что незадолго до дня выборов партии неожиданно вспоминают, как им важны русскоязычные избиратели. То же происходило и в «Аводе», когда Амир Перец вспомнил о «Владимире из Нетании»...

    – Владимир – мой друг! – ответила Мерав Михаэли. – Но не только он. Другой наш выдающийся друг – Цви Маген, бывший посол в Украине и в России, а сейчас исследователь в Институте вопросов  национальной безопасности. Он тоже член «Аводы», и очень нас поддерживает. 

    – Но есть ли у вас какие-то более комплексные планы по взаимодействию с русскоязычными избирателями?

    – Я довольно много работаю над вопросами, которые особенно важны, в том числе, и для «русской улицы». Скажем, за изменение взаимоотношений между государством и религией я борюсь всю жизнь! Для русскоязычных это тоже важно, но я это делаю, потому что в это верю, потому что это правильно! Еврейское государство не может быть религиозным, нет такой вещи, как «религиозное государство», религия – это частное дело каждого. И в Израиле должны существовать гражданские браки, я за это борюсь 25 лет. Необходимо лишить монополии раввинат. Меня признали самым активным членом кнессета в том, что касается вопросов государства и религии. Это одна из важнейших для меня тем. 


    Также именно ко мне обращаются по вопросам социального неравенства. В целом «Авода» исторически очень близка русскоязычному сектору, потому что мы всегда помогали людям из более слабых слоев общества, будь то пожилые, родители-одиночки, охранники и уборщики, и многие другие. Но часть нашей идеологии – заботиться о гражданах Израиля, и сейчас никто, кроме нас, этого пообещать не может. 

    – Вы назвали бы себя человеком принципов или, скорее, компромисса?

    – Я, несомненно, человек строгих принципов. Но это не значит, что мне не приходится идти на компромиссы. Всем приходится. Проснувшись утром, вы делаете только то, что хотите? Я так не думаю. Все мы постоянно должны делать выбор в соответствии с тем, что возможно и важно в каждый отдельный момент. Но у меня сильные принципы и идеология, и очень ясное видение того, как все должно работать. 


    – Предвидите ли вы какие-то компромиссы, на которые вам придется пойти в ближайшее время?

    – Нет, сейчас об этом еще рано говорить. Непонятно, что случится до выборов. Но я могу вас заверить: что бы ни случилось, я буду действовать в соответствии с моими принципами и ответственностью, которую несу перед моими избирателями и израильским обществом в целом.

    – Один из возможных компромиссов – необходимость объединить усилия с другой партией или политической силой...

    – Ну, для начала я должна укрепить «Аводу», сделать ее независимой и избавиться от того вопросительного знака, который над нами все еще висит – преодолеем мы электоральный барьер или нет? У нас только что прошли праймериз на места в партийном списке, и я все силы направила туда. У нас действительно прекрасные кандидаты – кто-то с опытом работы в кнессете, кто-то новичок, кто-то пришел из мира активизма и борьбы за равенство прав. Но в то же время я держу все каналы открытыми. Я на связи со всеми подходящими кандидатами, у нас идет открытая дискуссия. И все же в данный момент совсем неясно, какая конфигурация может максимизировать нашу политическую власть. 

    – Скажем, Рон Хульдаи, который говорит о необходимости объединения левых сил.  Вы не рассматриваете его как потенциального союзника? 

    – Я очень ценю Рона как человека, я его знаю много лет. Кстати, он как раз один из тех, кто ушел из «Аводы» из-за того, что партия слишком отдалилась от своего первоначального видения. Но пока ничего не решено, я на связи со всеми.

    – Помимо праймериз, как вы собираетесь избавляться от вопросительного знака, который упомянули?

    – Я ничего не считаю самим собой разумеющимся. Что делать дальше? То же, что я делаю всегда. Буду говорить с людьми. Скажу им: сейчас вы можете посмотреть мне в глаза, и вы знаете, что мне можно доверять. Вы знаете, что я позабочусь о ваших потребностях и интересах.

    В этом ведь и была первоначальная идеология «Аводы», которая восходит к Декларации Независимости. Дом для еврейского народа – но с абсолютным равенством для всех, вне зависимости от пола, возраста, происхождения. Заботиться об обществе, инвестировать в социальные службы, услуги которых должны быть доступны всем. И работать над политическим соглашением с другими странами – не только с далекими, что тоже важно, но прежде всего нужно разрешить израильско-палестинский конфликт, который я считаю угрозой номер 1 для стабильности Израиля. 

    – В Израиле, когда люди говорят, что им не нравятся левые (а кто-то – что ненавидят левых), мало кто имеет в виду социальную или экономическую программу. В основном речь как раз об израильско-палестинском конфликте и о земле, которую левые готовы отдать. Не лучше ли отложить этот вопрос на время – все равно едва ли с этим сейчас что-то можно сделать – и заняться экономикой, чьи проблемы сейчас представляются более насущными?

    – Мой фокус всегда будет на интересах израильтян. И я всю жизнь работаю над решением первоочередных экономических и финансовых вопросов. Я борюсь за социо-экономическое равенство в кнессете и вне кнессета, и корона-кризис… конечно, это ужасно. Да, это приоритетный вопрос, которым нужно заняться. Никаких сомнений. Но если говорить о видении партии – оно выходит за пределы «здесь и сейчас». Нужно иметь перед глазами всю картину, нужно понимать, куда идти, чтобы страна выглядела и функционировала в целом, а не только решать сиюминутные проблемы. 

    Но сейчас, конечно, экономика – это приоритет, и я надеюсь, мы сможем повлиять на то, как этот кризис разрешают, потому что нынешнее правительство борется с ним самым возмутительным и скандальным образом. Какая безответственность: десятки тысяч израильтян просто брошены на произвол судьбы и обнищание, оставшись один на один с болезнью! А скольких смертей можно было избежать?

    – Удивительно, что в Израиле, кажется, готова почва для социального протеста – то тут, то там вспыхивает недовольство владельцев малого бизнеса, врачей, соцработников – но лидеры левого лагеря не могут его возглавить и повести людей за собой. Почему?

    – Это именно то, что я пытаюсь делать. И главное, чего я хочу достичь – остановить этот раскол и ненависть. Мы же больше друг друга не видим, а видим только сектора, к которым принадлежим. И нынешнее правительство только разжигает это. Евреи против арабов, светские против религиозных, мужчины против женщин, ашкеназы против восточных евреев… Это должно прекратиться. Отчасти именно это мешает нам победить «корону»: мы воюем друг с другом вместо того, чтобы воевать с эпидемией. Мы говорим: ультраортодоксы не выполняют правила. Они говорят: посмотрите на арабов… И все это – самомнение и вражда вместо работы на общее благо.

    – Тут вам можно возразить, что проблема, наоборот, в том, что правительство Нетаниягу вместо того, чтобы дифференцировать борьбу с инфекцией и сконцентрироваться на «красных» районах, устанавливает карантин по всей стране. 

    – Ну, это потому, что Нетаниягу более десяти лет как отвернулся от ультраортодоксального населения, сдал его на прихоть их лидеров. А лидеры не обязательно работают в интересах своих же избирателей! Ужасно видеть, как такая большая часть израильского общества просто брошена на произвол судьбы. Правительство отдало ключи каким-то раввинам и ультраортодоксальным политикам, и знать не желает, что там происходит. 

    Та же история с арабским обществом. Правительство не выполнило своей обязанности по борьбе с криминалом, по предотвращению незаконного оборота оружия в арабском секторе. Множество смертей – просто потому, что правительство отвернулось от части общества и не защищает его прав. И этот список можно продолжать. 

    С «короной» можно справиться разными способами. Можно вводить карантин, как делают многие страны – или обойтись без карантина, как в Швеции. Но главное – выработать политику, которая сосредоточилась бы на решении проблемы. А в Израиле, к сожалению, политика основана на том, как бы получше устроиться премьер-министру. Вот что нужно поменять. Коронавирус можно победить – но для этого нужно другое правительство. 

    Александра Аппельберг, «Детали»
    Фото: Томер Аппельбаум

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend