Единое государство и опасность гражданской войны

Единое государство — это утопия, говорил мэтр израильской журналистики, которая выльется в кровавую гражданскую войну с палестинцами.

В среду гроб Ури Авнери покоился в «Бейт Соколов», в доме Союза израильских журналистов в Тель-Авиве. Сотни журналистов, политиков и сторонников Авнери пришли, чтобы воздать ему последние почести. Авнери был в первую очередь журналистом; точнее – израильским журналистом номер один.

Но был он и ведущим мыслителем лагеря мира, и если что-то могло привести его в ярость, так это новая мода на «одно государство для двух народов». В его глазах поддержка этой концепции была отражением отчаяния, которое стояло поперек пути борьбы за верное решение. В 1950-е он был первым, кто заговорил о создании, бок о бок с Израилем, палестинского государства. После Шестидневной войны эта идея была облечена в формулу «два государства для двух народов».

«Они романтики, не понимающие человеческую натуру, — сказал Авнери, когда я попросил его поделиться соображениями о концепции единого государства. – История их ничему не научила». Он объяснил, что на протяжении миллионов лет человечество и его предшественники предпочитали сбиваться в небольшие группы, которые гарантировали им безопасность и давали чувство принадлежности.

Затем люди с той же целью организовались в племена. Сегодня на смену племенам пришли нация и государство, но функция их та же: защитить от любой внешней или внутренней опасности силами полиции и армии, в трудную минуту предоставить экономическую и социальную поддержку и реализовывать глубоко заложенную в человеке психологическую потребность в принадлежности к определенной группе.

Чтобы сохранить группу и сформировать чувство принадлежности, нации научились отделять себя от других народов посредством языка, культуры, истории и/или религии. Так евреи на протяжении 2000 лет сохранили свою национальную идентичность, пока не вернулись в страну предков, того же сейчас хотят и палестинцы: независимое национальное государство, отдельно от Израиля.

Поэтому любая попытка объединить эти две страны в одном государстве, приблизительно в пропорции 50 на 50, обречена на провал, пояснил Авнери. Эта  искусственно созданная страна будет пребывать в состоянии бесконечной гражданской войны, кровопролития и террора — борьбы за контроль над страной, за главенство и бюджеты. Это будет война, стороны которой  не остановятся ни перед чем — в истории тому немало примеров. Так что «одно государство» – безумная и ни на чем не основанная идея. Утопия без малейшего шанса на реализацию».

В мае 2007 года движение за мир «Гуш Шалом» провело публичные дебаты по этому вопросу, в которых Авнери выступил против историка Илана Паппе. Авнери сказал: «Двунациональное государство означает демонтаж государства Израиль, и 99 процентов здешней еврейской общины в этом не заинтересовано». Он добавил, что «подавляющее большинство палестинского народа хочет создания своего собственного государства, которое позволит им восстановить чувство национальной гордости и исцелить историческую травму; всякий, кто думает иначе, предается фантазиям».

И еще он сказал: «Есть палестинцы, которые говорят об едином государстве, но для них это код, под которым они понимают демонтаж государства Израиль». Наблюдаемая сейчас во всем мире тенденция заключается не в создании многонациональных государств, а в том, чтобы разделить их на национальные единицы.

«Каким образом могло бы это единое государство функционировать?» — вопрошал он. «Будет ли житель Билина платить такие же налоги, как житель Кфар-Сабы? Смогут ли жители Дженина и Нетании вместе составить конституцию? Каким образом арабские жители Хеврона и поселенцы смогут служить в одной армии?»

Авнери предположил, что вследствие своего экономического и технологического превосходства евреи в едином государстве займут доминирующую роль, в то время как на долю палестинцев выпадет неквалифицированная работа, и потому оккупация будет продолжаться в неявной форме, пока не достигнет следующего этапа — кровавой гражданской войны.

«Единое государство — утопия, и мы должны ее остерегаться», — заключил Авнери. «Утопия, быть может, кажется влекущим ярким светом в конце тоннеля, но свет этот обманчив и он приведет нас в тупик». Так что, может быть, стоит прислушаться к нему и в этом вопросе?

Нехемия Штраслер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Даниэль Чечик.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend