Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Alexei Nikolsky Sputnik Kremlin Pool Photo via AP
    Alexei Nikolsky Sputnik Kremlin Pool Photo via AP

    Асад возвращается в Арабскую лигу: что это меняет в регионе?

    «Мы обеспокоены этой информацией, – сказал официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс, комментируя встречу президента Сирии Башара Асада с министром иностранных дел ОАЭ 9 ноября этого года. – Наша  администрация не выражает никакой поддержки усилиям по нормализации отношений с Башаром Асадом, который является жестоким диктатором». В этом суть подхода США к  режиму Асада на фоне шагов по нормализации его отношений с рядом арабских государств.


    Объединенные Арабские Эмираты – не единственная страна, укрепляющая связи с Асадом. Бахрейн вновь открыл свое посольство в Дамаске, и на этой неделе министр иностранных дел Алжира заявил, что попытается убедить Лигу арабских государств вернуть Сирию в свои ряды после изгнания ее оттуда в 2011 году.

    В прошлом месяце король Иордании Абдалла II говорил по телефону с Асадом, и в ходе беседы лидеры обсудили возможное экономическое сотрудничество. Министр иностранных дел Египта Самех Шукри также заявил, что Сирия может вернуться в Лигу арабских государств.

    Для этого Сирии необходимо показать, что она может справиться с последствиями десятилетнего конфликта в стране, «включая гуманитарную сферу, а также проблему беженцев». Эти расплывчатые условия, которые только намекают на то, что Сирия должна быть частью арабского мира, то есть держаться подальше от Ирана, отражают новые веяния в арабских государствах.


    Соединенные Штаты могут и дальше беспокоиться по этому поводу, но им будет сложно остановить тенденцию. У них нет четкой политики в отношении Сирии, и они не участвует в дебатах по проекту сирийской конституции, которые возглавляет Россия. Да, это не очень хорошо, но российской инициативе нет альтернатив ни в Америке, ни в Европе. Вашингтон предотвратил попытки Турции захватить часть территорий на севере Сирии, чтобы изгнать  курдские силы, поддерживаемые США. Но это ограниченная поддержка, которая не решает проблем ни курдов, ни сирийцев.

    Путин как барьер для Эрдогана

    Одним из тех, кто ограничивает Турцию, является Владимир Путин, который дал понять Эрдогану, что не позволит расширить его экспансию в Сирии. Джо Байден сообщил президенту Турции то же самое на встрече в рамках саммита G20. В интервью сайту Al-Monitor глава курдских сил в Турции Мазлум Кобане сказал, что Соединенные Штаты взяли на себя обязательства перед курдами о том, что не допустят дальнейшей экспансии Турции, и что курды заручились аналогичным обязательством от России.

    Кобане отметил: «Для нас не имеет значения, уйдет Асад или останется. <...> Важно найти решение для нашего региона и для Сирии в целом. Если это решение будет достигнуто вместе с Асадом, пусть будет так. <...> Мы готовы сесть за стол переговоров со всеми, кто готов к решению». Он прямо добавил, что у США «нет четкого плана» по Сирии.

    Таким образом, даже союзники Вашингтона в Сирии больше не уверены в эффективности обещанного им «американского зонтика».

    Заявления Кобане также отражают прагматичную позицию арабских государств. Десять лет войны, более полумиллиона погибших и миллионы беженцев не смогли подорвать режим Асада. Между тем влияние Ирана расширилось. До войны в Сирии Иран был просто еще одной страной с хорошими отношениями с Сирией. К концу войны Иран стал ее стратегическим партнером, заменив ей прежний альянс с арабскими государствами.


    Россия утвердилась как одна из ведущих держав в Сирии еще времена режима Хафеза Асада и первых лет у власти его сына, когда те лавировали между США и Советским Союзом, а затем и Россией.

    Но Соединенные Штаты не воспользовались своим влиянием во время гражданской войны в Сирии. Они не атаковали, когда режим Асада применил химическое оружие, ничего толком не сделали, чтобы отстранить его от власти, не смогли помешать Турции завоевать часть сирийской территории.

    Опасения Барака Обамы по поводу нападения на Асада проистекали из его желания подписать иранское ядерное соглашение, но даже после этого Обама избегал военных или дипломатических шагов против Асада, оставив поле боя России и Турции.


    Последствия для Израиля

    Обама оставил эту политику в наследство Дональду Трампу, а тот передал ее Байдену. Затем последовал хаотичный выход из Афганистана, соглашение о выводе войск США из Ирака и давление на Саудовскую Аравию с целью прекращения войны в Йемене. Все это потребовало от ведущих арабских государств переосмысления своей политики в регионе, особенно в отношении США.

    Тот, кто первым прочитал новую политическую карту, был правитель ОАЭ принц Мохаммед бин Заид, которого The New York Times назвала самым сильным человеком на Ближнем Востоке. Принц первым понял, что война в Йемене безнадежна, и вывел оттуда свои войска. Он также подписал с Ираном соглашения о безопасности, предназначенные не только для обеспечения свободного прохода в Персидском заливе, но в основном для предотвращения ракетных ударов хуситов по его стране.

    Правитель ОАЭ подписал мирное соглашение с Израилем и теперь развивает отношения с Турцией. С другой стороны, союзники ОАЭ – Египет и Саудовская Аравия – рассматривают Турцию как враждебное государство. При этом Турция, в отличие от главы ОАЭ, рассматривает Асада как «дьявола», которого необходимо уничтожить.

    Предполагается, что движение принца Мохаммеда навстречу Сирии, в котором он видит «возможности для сделки», усилит его позиции как самого влиятельного государственного деятеля на Ближнем Востоке. Этот гамбит беспокоит Вашингтон главным образом потому, что он дает России «дополнительные очки» в ее усилиях по возвращению Асада в лоно арабских стран. Похоже, администрация США также не верит аргументу принца Мохаммеда о том, что налаживание отношений с Сирией поможет ей дистанцироваться от Ирана. Мало того что Мохаммед и другие арабские лидеры не требуют, чтобы Асад разорвал отношения с Ираном в качестве условия для повторного вступления в Лигу арабских государств, Асад и сам не заинтересован в разрыве отношений с Тегераном. Помимо военной и экономической помощи он сможет использовать альянс с ним в качестве важного фактора для игры на  Ближнем Востоке и в своих отношениях с Западом.

    Что касается Израиля, то не ожидается, что новые отношения между ОАЭ и Асадом изменят его подход к Сирии. Свобода действий Израиля в Сирии основана на согласии России. Россия и Израиль согласны друг с другом в отношении ударов по иранским целям и конвоям с оружием, направляемых «Хизбалле».

    Сирия давно перестала быть стратегическим фактором, угрожающим безопасности Израиля, требующим дипломатической поддержки, переговоров и возвращения территорий. По мнению Израиля, продолжение правления Асада и легитимность, которую он получает со стороны арабов, являются приемлемым решением как для Израиля, так и для России. Это позволяет им и далее придерживаться своей политики в Сирии в отношении как тактики, так и стратегии.

    Цви Барэль, «ХаАрец», В.П. √
    Alexei Nikolsky Sputnik Kremlin Pool Photo via AP˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend