Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Адам Багир
    Фото: Адам Багир

    Артем Долгопят: «Токио я не увидел, денег пока не получил». Интервью с чемпионом

    «Чего я хочу сейчас? Немного отдохнуть, привести голову в порядок, немного отойти от всей этой суеты, связанной с Олимпиадой. Только потом вернусь к тренировкам», – сказал «Деталям» Артем Долгопят – гимнаст, завоевавший для Израиля первую золотую медаль на Олимпиаде в Токио.


    Артем в тот же миг стал почти национальным героем – теперь мы знаем о нем все! Рост 1,62 м, вес 57 кг, размер обуви – 38-й. 24 года, имя – производное от Артемиды, богини охоты и луны в греческой мифологии. Любит читать книги о личностном развитии, русский стенд-ап и песни Ханана Бен-Ари, причем самая любимая из – «Чемпион мира» («Алюф ха-Олам»), в которой есть слова: «Я чемпион мира по падениям\И способности подниматься, подобно взрослому.\Ты увидишь: я – как птица Феникс...»

    Он репатриировался из Украины в 12 лет. Сложности абсорбции усугубил развод родителей после трех лет жизни в Израиле. Несколько серьезных травм могли свести на нет спортивную карьеру; четыре года назад Артем повредил позвоночник, после такого не каждый возвращается на спортивную арену, но этот парень – смог. 5 месяцев изнурял себя реабилитационными упражнениями, и на шестой – вернулся в спортивный зал.

    Для него была построена специальная программа тренировок, и Артем в том же году поехал на чемпионат мира в Монреале, откуда привез серебряную медаль.


    А за два месяца до Олимпиады в Токио Долгопят травмировал ногу, но благодаря стараниям его врача-физиотерапевта Адама Бадира смог не только сохранить форму, но еще и за месяц до главных соревнований завоевать золотую медаль на чемпионате мира в Дохе.  Когда Артем заканчивает упражнения, то, приглядевшись, можно увидеть легкую хромоту. В Олимпийской деревне комната, куда поселили гимнаста, больше походила на клинику с разного рода медицинскими приспособлениями – включая устройство, которое лечит с помощью радиоволн.

    – Мне нужна всего одна спокойная неделя, – говорит Артем. – А затем я открою новую страницу, вернувшись к тренировкам. Все-таки, это самая первая Олимпиада в моей  жизни!

    – Как в Токио принимали? Говорилось, что там нарушались ограничения, вызванные коронавирусом…

    – Поселили нас в олимпийской деревне, кормили в огромной двухэтажной столовой, она работала круглые сутки. Израильские гимнасты жили в одном крыле с ребятами из Ирландии, Швеции и Финляндии. Но нам было не до общения, к тому же не хотелось подвергать себя опасности, контактируя с незнакомыми людьми. Все-таки свирепствует коронавирус.

    Мы ежедневно сдавали тесты, и вообще на Олимпиаде жестко соблюдались карантинные требования: даже без зрителей народу вокруг все равно хватало… Множество инспекторов внимательно следили за тем, чтобы люди ходили в масках, и одергивали любого, кто пытался хотя бы сдвинуть маску набок. Более того, у нас был строго прочерчен маршрут, отклоняться от него мы не имели права, и наши мобильные отслеживались, чтобы мы, не дай Бог, не забрели куда не надо.

    – Вы взяли золото в вольных упражнениях. А что с остальными снарядами?


    – Соревнования проводились по шести видам. Через квалификационное сито на Олимпиаду пробилось всего два израильтянина: я и Алекс Шатилов. Он выступал на одном снаряде, а я в двух видах. То есть, мы были участниками личного первенства, но в командных состязаниях и в многоборье не участвовали.

    – Каково выступать при пустых залах?

    – Ну, не совсем пустых – участники, тренеры, врачи, представители федераций, разные люди с аккредитационными картами, на них указано, какие именно соревнования данному гостю разрешено посещать. У меня, к примеру, было написано, что я имею право приходить в столовую, в деревню и в гимнастический зал.


    Фото: Адам Багир

    – Удалось хотя бы сам Токио увидеть?

    – С 17 июля по второе августа я провел там, получается, две с половиной недели. К сожалению, город увидеть не удалось, потому что из деревни нам выход был запрещен. Мы ездили на автобусе на тренировки, и все, что удалось увидеть – виды из окон.

    – Уже много пишут о денежных премиях, которые вам собираются вручить...

    – Пока что я ничего не получил.

    – А что это за история с фирмой, которая продала вам квартиру и воспользовалась вашим именем – мол, видите, у нас покупает квартиру олимпийский чемпион?

    – Да, было такое. Но я никакого разрешения на это не давал.  Не понимаю, с чего они взяли, что моим именем можно воспользоваться.

    – Вы по-прежнему живете в Ришон ле-Ционе?

    – Там я жил с двенадцати лет, а потом, когда появился зал при Институте Вингейта, где можно тренироваться, я переехал в Нетанию, где и живу последние полтора года. Оттуда ведь буквально десять минут добираться, а из Ришона дорога занимала часа полтора и больше, если по пробкам.

    – Но сразу по прилету вас чествовали в мэрии Ришон ле-Циона. А до того, как вы стали олимпийским чемпионом, вы к ним обращались за помощью?

    – Лет пять назад, когда у меня еще не было каких-то особенных достижений, я обратился за помощью к заместителю мэра. Он потом стал мэром – Раз Кинстлих. Просил его найти, если возможно, мне спонсора, чтобы я мог интенсивнее тренироваться. Кинстлих попытался что-то сделать, но, к сожалению, безуспешно.

    – В Израиле вообще созданы должные условия для занятия спортивной гимнастикой?

    – К сожалению, нормальных залов почти нет. Зато есть такой человек, как Алекс Шатилов. Он заставил о себе говорить, он показал Израилю, что существует такой вид спорта, как спортивная гимнастика, он проложил дорогу и для меня был примером. Он, в меру своих сил, помог израильской гимнастике развиваться. Я очень надеюсь, что с моей победой этот вид спорта обретет популярность в Израиле, и в стране будет построено много новых залов. У нас немало талантливых детей, а профессиональный зал – один на всю страну! Что же делать тем, кто хотел бы заниматься гимнастикой, но живет в Беэр-Шеве или в Иерусалиме?

    Фото: Адам Багир

    – Кто, кроме Шатилова, мог бы вывести израильскую гимнастику в передовые?

    – Я бы упомянул и Сергея Вайсбурда – главного тренера израильской сборной, великолепного специалиста, одного из лучших специалистов в мире по вольным упражнениям. Кроме него, есть в Израиле еще бывшие спортсмены-гимнасты, которых можно было бы привлечь к тренерской работе.

    – Какие теперь у вас планы на будущее?

    – От Чемпионат мира, который должен пройти в октябре, пришлось отказаться – уж слишком много сил отняла Олимпиада. Но главная для меня задача – попасть на следующие Олимпийские игры, в Париже. До них осталось меньше трех лет. К этому времени мне нужно быть на пике спортивной формы, а значит, что придется много и тяжело работать. К тому же мне хотелось бы в Париже принять участие уже не в отдельном виде, как в Токио, а в многоборье.

    Марк Котлярский, «Детали». Фотографии: Адам Багир, предоставлены Артемом Долгопятом˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend