Главный » Безопасность » Никто не знает, что подразумевает Нетаниягу под «аннексией»

Никто не знает, что подразумевает Нетаниягу под «аннексией»

Три человека могут помешать Биньямину Нетаниягу аннексировать Западный берег или его часть. Нет, это не министр обороны Бени Ганц и не министр иностранных дел Габи Ашкенази – лидеры партии «Кахоль-лаван», не смеющие сопротивляться  диктату Нетаниягу. Эти трое – наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман, зять и советник президента США Джаред Кушнер и директор «Моссада» Йоси Коэн.

Планы Нетаниягу окажутся под угрозой, если бин Салман сумеет убедить Кушнера, что аннексия Западного берега вызовет гнев в арабском мире и усилит позиции Ирана. Кушнер в прошлом уже давал понять, что возражает против односторонних шагов Израиля. С его точки зрения, аннексия части Западного берега должна произойти в рамках «сделки века». Поэтому, если Кушнер объяснит Трампу, что на данном этапе лучше воздержаться от аннексии, Нетаниягу будет вынужден отказаться от своего плана.

Но вряд ли события будут разворачиваться по этому сценарию. У бин Салмана сейчас есть более серьезные проблемы – например, падение цен на нефть, приведшее к резкому сокращению доходов Саудовской Аравии. Королевский дом в Эр-Рияде, как и другие арабские лидеры, уже устал от израильско-палестинского конфликта. Более того, в последние годы между Саудовской Аравией и Израилем установились беспрецедентно тесные связи на фоне противостояния общему противнику — Ирану. Поэтому, как уже сообщалось ранее, сменяющие друг друга руководители «Моссада» неизменно встречаются со своими саудовскими коллегами. Можно предположить, что и Йоси Коэн проводил подобные встречи, и продолжит делать это впредь.

Несколько дней назад появились сообщения, что Коэн встретился в Каире с руководителем египетской разведки, генералом Камалем Аббасом. По всей видимости, они обсуждали вопросы дальнейшей координации действий между спецслужбами двух стран. Как известно, израильская военная разведка, ШАБАК и военно-морской флот оказывают содействие египетской армии в борьбе с салафитским террором на Синайском полуострове.

Кроме того, целью этих встреч является поддержание относительного спокойствия в секторе Газа и продвижение обменной сделки между Израилем и ХАМАСом. Эта сделка, по всей видимости, состоится еще не скоро. Снижение страха перед эпидемией коронавируса и приближающаяся аннексия Западного берега могут подтолкнуть ХАМАС, а также «Исламский джихад» и другие террористические организации к возобновлению провокаций – запуску зажигательных воздушных шаров, проведению массовых демонстраций у пограничных ограждений и даже ракетным обстрелам территории Израиля.

Можно предположить, что Коэн встретится и с руководителями спецслужб других стран «суннитской оси» – Омана, Марокко, Бахрейна, ОАЭ, чтобы выяснить их реакцию на возможную аннексию. Руководители сил безопасности считают, что здесь все зависит от того, как будет развиваться ситуация. Если решение об аннексии не вызовет массовые демонстрации протеста в арабских странах, их руководители выступят с осуждением политики Израиля и выразят поддержку палестинцам, но никаких реальных действий при этом не предпримут.

Однако если народный гнев будет нарастать и начнет угрожать их власти, арабские лидеры могут прибегнуть к жестким мерам. Египет и Иордания могут понизить уровень дипломатических отношений с Израилем, а страны Персидского залива – свернуть торговые связи с еврейским государством.

Коэну все это прекрасно известно, но он, как и Нетаниягу, считает, что Израиль имеет право аннексировать территории. Поэтому не стоит ожидать, что директор «Моссада» попытается переубедить премьер-министра. В этой ситуации позиции  начальника генштаба Авива Кохави, руководителя военной разведки Тамира Хеймана и директора ШАБАКа Надава Аргамана приобретают особое значение.

В конечном итоге, именно им придется пожинать плоды аннексии и готовить своих подчиненных к любому развитию событий. Кохави, Хейман и Аргаман уже неоднократно обсуждали эту проблему и рассматривали различные сценарии. В частности, они приняли решение в случае необходимости усилить армейскую группировку, дислоцированную на Западном берегу, увеличить число полицейских в Восточном Иерусалиме и интенсифицировать сбор разведданных, касающихся возможной реакции на аннексию ПА, ХАМАСа и Иордании.

Из многочисленных бесед с высокопоставленными представителями сил безопасности становится ясно, что они возражают против аннексии. По их мнению, не существует никакой необходимости юридически закреплять положение, уже много лет существующее в реальности. Вместе с тем, в последние годы влияние руководителей сил безопасности на министров, и, главным образом, на Нетаниягу, заметно сократилось. Поэтому Кохави и Аргаман вряд ли посмеют стукнуть кулаком по столу и резко выступить против аннексии – как это делали в свое время их предшественники.

Иорданский сэндвич

Что имеет в виду Нетаниягу, когда он говорит об «аннексии»? Руководители спецслужб не знают, о чем идет речь. Об аннексии долины Иордана? Об аннексии поселенческих блоков на Западном берегу? Об аннексии зоны С? Об аннексии всего Западного берега? Каждый такой шаг неизбежно повлечет за собой разнообразные последствия.

Будет ли предоставлено израильское гражданство палестинцам, проживающим на аннексированных территориях? Будет ли проведена демаркация границ? Для решения всех этих вопросов потребуется немало времени, но до сих пор  для этого не создано ни одной рабочей группы. В армии также не знают, к какому сценарию следует готовиться уже через месяц.

Единственное, что ясно на сегодняшний день – это то, что с точки зрения ПА не имеет значения, идет ли речь об аннексии всего Западного берега или его малой части. Абу Мазену хватило одного упоминания об аннексии в коалиционных соглашениях, чтобы объявить о выходе ПА из всех соглашений, заключенных ранее  с Израилем.

«Связь между представителями спецслужб пока еще поддерживается, но на очень низком уровне», — говорит Арик Бербинг, возглавлявший в ШАБАКе отдел Иерусалима, Иудеи и Самарии. По его словам, палестинцы перестали сообщать израильскому командованию о перемещении своих сил между различными городами Западного берега. Для того, чтобы избежать возможных трений, армия  была вынуждена ограничить собственные передвижения в этом районе.

Генерал-майор запаса Михаэль Мильштейн отмечает, что огромное значение имеет и координация действий между Израилем и ПА в области решения гражданских вопросов. По его словам, она оказывает прямое влияние на жизнь 3 миллионов человек, живущих на Западном берегу. «Каждый день в Израиль и еврейские поселения прибывают около 130 000 палестинских рабочих, — говорит Мильштейн. – Что произойдет, когда истечет срок выданных им разрешений на работу? Что произойдет, когда истечет срок действия разрешений на въезд в Израиль, выданных 5000 палестинским бизнесменам и 200 врачам? Что случится с межбанковской связью между Израилем и ПА? И все это разворачивается на фоне экономического кризиса в автономии, вызванного эпидемией коронавируса».

Итак, руководители сил безопасности не имеют ни малейшего представления о планах премьер-министра, поскольку он не делится с ними своими соображениями на этот счет. Все, что им остается – это строить предположения. Они считают, что решение об аннексии вызовет гнев палестинцев, но может и не повлечь за собой немедленную вспышку террора. Реакцией на аннексию могут стать массовые демонстрации и марши протеста в долину Иордана. Вместе с тем, Арик Бербинг считает, что даже если Абу Мазен и другие лидеры ПА по-прежнему будут выступать против террора, «Танзим» – боевое крыло организации ФАТХ – может не прислушаться к их мнению.

Реакция ХАМАСа в меньшей степени интересует руководство Израиля. Гораздо больше его волнует, как поведет себя Иордания. Король Абдалла, как и его отец Хусейн, во многом зависит от разведданных, предоставляемых ему Израилем. Он осознает уязвимое положение своего «королевства-сэндвича», зажатого между Ираком, Сирией, Саудовской Аравией и Израилем. С другой стороны, Израиль тоже зависит от Иордании, представляющей собой своеобразную буферную зону, и крайне заинтересован в стабильности власти в этой стране.

Положение в Иордании крайне сложное. Половину ее населения составляют палестинцы, в стране активно действует организация «Братья-мусульмане», а профсоюзы и парламент демонстрируют откровенную враждебность по отношению к Израилю. Король Абдалла терпеть не может Нетаниягу, считая  его лжецом и манипулятором. Двое лидеров не поддерживают между собой связи – вместо них это делают руководители спецслужб. Абдалла уже заявил, что реакция Иордании на аннексию Западного берега или его части будет жесткой. Он наверняка понизит уровень дипломатических отношений с Израилем, однако, по общей оценке, вряд ли разорвет их.

Самое лучшее, что может сделать Нетаниягу в сложившейся ситуации – это объявить о готовящейся аннексии и создать специальное управление для обсуждения этого вопроса. Возможно, он так и поступил бы 5 лет назад, когда его действиям была присуща большая осторожность. Но сегодня мы имеем дело с другим Нетаниягу: более проникнутым мессианскими идеями, более уверенным в себе, стремящимся войти в историю как создатель «Великого Израиля». Поэтому он может проигнорировать и царящий в стране экономический кризис, и тот факт, что аннексия Западного берега приведет к воплощению мечты Ясера Арафата о создании единого государства между рекой Иордан и Средиземным морем.

Йоси Мельман, «ХаАрец», Б.Е. На снимке: Нетаниягу демонстрирует карту плана аннексии Иорданской долины. ˜Фото: Томер Аппельбаум

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend