Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Армейское арго с русским матом

    В первые годы существования Израиля министр иностранных дел, большой пурист Моше Шарет жаловался на повсеместное использование в иврите иноязычного слова «мораль». «В нашем языке – написал он – существует самое простое и хорошее слово для того же понятия». Основываясь на библейских стихах, он предложил ввести вместо «морали» слово «руах» (дух). Армия тоже поспешила поднять перчатку и так появилось словосочетание «руах лехима» (боевой дух). «Боевой дух» или «дух ЦАХАЛа» – этими понятиями пользуются по сей день.


    Десятки лет спустя родилось другое армейское слово, которым пользуется молодое поколение солдат для описания мотивации и желания сражаться: рааль (букв. яд). Когда филолог, лексиколог и журналист Рубик Розенталь выяснил источник этого слова, он не мог не улыбнуться. В беседе по поводу выхода его новой книги «Армейское арго: портрет языка израильской армии» он сказал, что «рааль» в армейском смысле слова есть ни что иное, как аббревиатура уже знакомого «боевого духа» (руах лехима) – того самого понятия, которое родилось из жалобы Моше Шарета 70 лет назад.

    «В этом слове можно увидеть ключ к одержимому желанию сражаться» – сказал Розенталь и напомнил многочисленные формы слова "рааль" – такие как «отравленный» (солдат с огромной мотивацией) или «Вперед – с ядом!» (команда)

    Но и в своем первоначальном значении слово «яд» не осталось в стороне. Собрав и разобрав 6000 слов современного армейского сленга, Розенталь процитировал ироничную армейскую фразу «Если бы у нас был яд (в смысле боевого духа), мы бы его выпили». И другой вариант: «Яд уже в трубке – сейчас только ждем приказа открыть кран и пустить его в вену» (из фильма «Бофор» Йоси Сидера).


    А что случилось с почтенным словом «мораль»? Розенталь нашел его в старых песнях вроде «Тебе нечего бояться» («Мы сражаемся, как львы,/ мораль у нас высокая»). Но и сегодня «мораль» жива-здорова – Розенталь обнаружил ее в приказе по друзскому батальону: «В батальоне отсутствует гордость своим подразделением и мораль крайне низка».

    Бутерброд с сыром

    Забавно, что сам Розенталь не может похвастаться славным военным прошлым, сказав, что был «бездарным солдатом». Но, по его словам, это не помешало ему, как специалисту, понять, что «армия – самая важная институция в израильском обществе». Поэтому и родившийся там совершенно особенный язык, на котором все говорят, но не все понимают, сам по себе заслуживает серьезного изучения.

    Как сказал Розенталь, с одной стороны, «это – язык, который оказывает большое влияние на «гражданский» иврит. Например, одно из самых затертых армейских выражений, так обожаемых СМИ – «отеф Газа» (букв. «обертка», имеются в виду прилегающие к сектору Газа еврейские населенные пункты). С другой стороны, «это – очень закрытый язык, известный тем, кто сейчас служит в армии, но стоит тебе демобилизоваться, а потом вернуться на армейские сборы, как ты сталкиваешься с появлением новых слов и аббревиатур. Например, такое чуд-юдо, как «саспашлар» («стам сидурим по шам ло рациним», что означает «так себе разные ерундовые делишки).

    Поначалу Розенталь не получил доступ к такому сокровищу, как засекреченный военный словарь, хранящийся в подвалах ЦАХАЛа, но, в конце концов, добрался и до него, пополнив свою коллекцию источников. Например, приказ бригадного генерала Галя Хирша во время второй ливанской войны, в котором есть такая потрясающая фраза: «Системно-демонстративная атака городка Бинт Джейль с нейтрализацией и захватом места, и методичным разоружением с помощью массового, одновременного и широкомасштабного нападения».

    Другими источниками стали кино- и телефильмы, художественные и документальные, рассказывающие об армейской жизни, вроде «Ливана» или «КМБ» (курс молодого бойца), отрывки из книг, армейские инструкции, репортажи военных корреспондентов радио и телевидения, и, конечно, интервью с солдатами.


    Одним из них был молодой моряк, который в свободное время составил собственный словарь военно-морского арго.

    А мать одного из солдат сказала Розенталю, что никак не могла понять, что имел в виду ее сын, когда сказал, что служит «рац канкан» (букв. бегун с кувшином), что должно было означать его обязанность приносить кофе.

    Вероятно, в свое время она была так же обескуражена, когда ее сын впервые попросил «говнац», что на арго означает всего лишь «гвина цехуба» (бутерброд с желтым сыром).


    Розенталь признает, что почти невозможно узнать, кто именно придумал то или иное слово или выражение армейского арго. Но он выяснил, что, кроме Моше Шарета, генерал Узи Наркис, командующий Центральным военным округом в Шестидневной войне, тоже внес свою лепту, придумав слово «бирбурим» (болтовня, треп), которое полноправно вошло в армейский лексикон, когда солдат, говорящих по рации, просят «прекратить треп в эфире».

    Еще забавнее появление слова «чупар» (бонус). Дело было в канун Шестидневной войны, когда солдатам стали раздавать «улучшенные» пайки (ивр. мешупарот), что гордо красовалось на этикетке. В результате привычной в разговорном иврите смене букв «мешупарот» превратилось в «мечупарот», из которого быстро родился «чупар».

    Русско-польский вклад

    Розенталь привел еше несколько забавных примеров обновления армейского арго: так, грузовик марки «Интернешенел» стал называться «Даной» после появления на эстраде нашей лауреатки конкурса «Евровидения». Другое женское имя – Зельда – увековечило жену американо-еврейского офицера, конструктора бронетранспортера.

    Широко распространено слово «афтер», означающее короткую увольнительную, вошедшее в иврит из английского after duty. Популярная аббревиатура «хамшуш» («хамиши-шиши-шабат», увольнительная с четверга по субботу) обзавелась добавлением другой аббревиатуры «амраль» («эмцаи реият лайла», средство ночного видения), означающей, что в четверг с базы удалось смотаться только с темнотой.

    Как можно предвидеть, кулинарная лексика внесла немалую лепту в армейское арго: так, в компьютерно-информационном подразделении пользуются популярным названием «суп Фибоначи» (чье название взято из математической системы чисел, а в данном случае означает... третьеводнишний суп).

    Розенталь нашел в армейском арго несколько слов, пришедших в искаженном виде из русского языка, но все – непечатные. Разве что «капец» и «полный капец» дают представление о том, откуда появилось в иврите слово «фистин», которым израильские солдаты называют заброшенное, богом забытое место, обычно на холме или на горе.

    Трудно поверить, но даже польский язык оставил свой след – и какой! – в нашем армейском арго. Каждый солдат, который чистил автомат и показывал командиру проделанную работу, слышал одни и те же раздражающие слова «пилим б’кане», слоны в стволе. Но какая связь между таким большим животным, как «пиль» (слон) и грязью? Оказалось, что это слово попало из польского языка, где ивритское «пиль» звучит так же, но означает... пыль.

    Офер Адерет, «ХаАрец», Р.Р.

    Фото: Илан Асайяг

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend