Главный » Общество » Демьянюк воскрес: буря вокруг нового израильского фильма

Демьянюк воскрес: буря вокруг нового израильского фильма

Соавторы имевшего успех документального фильма "Дьявол по соседству" (Netflix), режиссеры Даниэль Сиван и Йоси Блох рассказывают о спорах вокруг фильма и о том, почему они рады, что его назвали «настоящим триллером».

История Ивана-Джона Демьянюка, иммигранта из Кливленда, обвиненного в том, что он был охранником нацистского лагеря смерти по прозвищу «Иван Грозный», на протяжении трех десятилетий вызывала сильные эмоции: одни считают, что он был безжалостным убийцей, избежавшим петли в Израиле, другие убеждены, что он стал жертвой ошибочной идентификации личности.

Но спор разгорелся с совершенно неожиданной стороны: премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий начал угрожать, что подаст в суд на создателей сериала и Netflix за карту концлагерей, расположенных в оккупированной нацистами Польше.

Моравецкий жаловался, что карта «ложно указывает несколько немецких концлагерей на территории современной Польши без комментариев или каких-либо объяснений того, что эти лагеря управлялись немцами». По его словам, сериал «заставляет зрителей верить, что Польша несла ответственность за создание и поддержание этих лагерей, а также за совершенные в них преступления».

После взвешивания этого вопроса в течение нескольких дней, Netflix в конечном итоге согласилась добавить пояснение, что  такие концлагеря, как Треблинка и Собибор, были расположены в оккупированной нацистами Польше.

«То, что мы делаем сейчас, это попытка дать больше информации людям, которые просто смотрят на карту и могут поспешить с осуждением, говоря, что это было в Польше, поэтому поляки, очевидно, виновны», - говорит Сиван. Он находит почти забавным, что «когда я, наконец, снимаю  фильм без какого-либо упоминания об израильской оккупации Палестины, премьер-министр Польши угрожает подать на меня в суд».

«Самое большое оскорбление для любого документального фильма - сказать, что это очень интересно, - говорит Сиван. - Я ненавижу это слово. Я не думаю, что документальные фильмы должны быть «интересными». Я думаю, документальные фильмы должны быть ударом в живот - они должны заставить вас смеяться или плакать. В этом сила кино, и в этом большая разница между хорошим эссе, статьей или книгой, и документальным фильмом. Документальные фильмы должны заставить почувствовать все изнутри».

Сериал «Дьявол по соседству» включает воспоминания тех, кто пережил Катастрофу и давал показания на суде над Демьянюком в Иерусалиме в конце 80-х годов. Они были уверены, что он - тот самый «Иван Грозный», который издевался над евреями в последние минуты их жизни в Треблинке. Есть и воспоминания прокуроров, которые были твердо намерены привлечь его к ответственности; воспоминания адвоката Демьянюка Йорама Шефтеля; семьи Демьянюка; и, наконец, судей, решавших его судьбу - тех, кто первыми приговорил его к смертной казни, и тех, кто отменил решение на основании новых доказательств.

Израильская сага Демьянюка продолжилась, когда через шестнадцать лет после возвращения домой в Огайо он был лишен гражданства США и выслан в Германию, где был осужден за соучастие в массовом убийстве 27 900 евреев в Собиборе. Он умер в возрасте 91 года в 2012 году, ожидая обжалования приговора.

Сначала, говорит Сиван, он очень скептически отнесся к тому, что в деле Демьянюка есть составляющие, чтобы «нанести удар в живот». Движущей силой проекта был его давний соавтор Блох.

Мать Блоха была в Варшавском гетто – и он хорошо помнит месяцы, когда израильтяне не отрывались от телевизоров, пока шел процесс Демьянюка, и день, когда он сам там присутствовал.

Дуэт режиссеров-самоучек десятилетиями работал над различными проектами. Блох признает, что он был «одержим» в течение многих лет тем, чтобы вынести историю Демьянюка на экран.

По словам Сивана, большинство знало, что «было ошибочным идентифицировать Демьянюка как «Ивана Грозного». Это было похоже на обычный бюрократизм, а не на героическую или драматическую историю вроде процесса Эйхманаа. «Я сказал Йоси: это не сработает, это не похоже на американские документальные фильмы, имевшие успех, потому что в Америке есть камеры, разрешенные в залах суда, а в Израиле их нет».

Сиван был ошеломлен, когда его партнер сообщил, что суд над Демьянюком транслировался по телевидению, и весь Израиль следил за процессом в режиме реального времени. Он сказал Блоху: «Покажи мне только одну запись судебного процесса, и я тебе поверю».

Блох провел поиск, чтобы выяснить, где хранится видеозапись судебного процесса. Выяснилось, что она была собственностью ныне не существующего государственного канала Учебного телевидения, но видеозаписи хранились в музее "Яд Вашем" в Иерусалиме. Они никогда не были оцифрованы и оригинальные ленты находились в плохом состоянии. «Если бы мы подождали еще десять лет, чтобы снять этот документальный фильм, это было бы уже невозможно», сказал Блох.

Как только Сиван увидел записи, он изменил свое мнение о проекте. Студия Yes подписала контракт с голливудскими продюсерами. После года съемок Netflix просмотрела отснятый материал и присоединилась к проекту.

Блох был убежден, что историю Демьянюка стоит показывать, как документальный фильм, опирающийся только на записи судебного процесса и другие архивы. Но что делает сериал поистине выдающимся, так это тот факт, что в конечном итоге он смог убедить почти участников процесса дать интервью.

«Сказать, что это было трудно сделать, значит, ничего не сказать», - говорит Блох. Когда он обращался к людям, особенно к членам семьи Демьянюка, ответ было твердое «нет». Многих спрашивали неоднократно в течение месяцев и даже лет, прежде чем они смягчились.

«Я думаю, весь трюк в том, что я действительно верил каждому из них, когда слушал их, был на их стороне. Я сказал им, что хотя фильм не скажет, что ваш дедушка сделал то, что сделал, чтобы выжить, я позволю вам сказать это. И так же позволю другой стороне выразить свое мнение».

Лишь в последние месяцы создания сериала Марк О'Коннор - первый главный адвокат Демьянюка, которого уволили за несколько недель до начала первого судебного разбирательства, - согласился на видео-интервью.

Во многих обзорах «Дьявол по соседству» описывается, как «настоящий триллер» о деле Демьянюка.

По словам Сивана, «это определенно триллер, детектив, и это означает, что мы смогли по-настоящему заинтересовать аудиторию во всем мире. В США есть молодые люди, которые никогда не захотят смотреть фильм о Катастрофе. Но когда это превращено в триллер, они смотрят и получают много информации».

«Для нас - продолжает он, - вопрос не о том, был ли Джон Демьянюк «Иваном Грозным», а в том, как военные преступления вписываются в правовую систему, каковы границы человеческой памяти в зале суда, что за мораль у человека, который работал на эту систему, но видит себя военнопленным и жертвой».

Сиван и Блох поздно приняли решение о том, использовать ли кадры с трупами в лагерях. Первоначально они думали, что только дадут подробное описание показаний выживших на суде над Демьянюком, без использования архивных материалов.

«Мы начали съемки, заявив, что не хотим абсолютно никаких изображений, - говорит Сиван. - Мы думали, что слова настолько мощны, что кадры нам не нужны. Но во время работы, когда мы начали получать отзывы о том, что мы снимали, мы увидели, что очень многие люди действительно не понимают масштабов этого истребления».

Оба режиссера говорят, что они были в восторге от критического и зрительского приема сериала, особенно среди тех, кто мало связан с Израилем. Это дает им надежду на универсальность данной истории.

«Поразительно было войти в "Твиттер" и увидеть, как кто-то из Индии спорит с кем-то из Пакистана по поводу того, кто был прав: Йорам Шефтель или прокуроры», - говорит Блох, вернувшийся в Израиль после пребывания в Америке.

Сиван планирует присоединиться к нему в декабре после завершения их следующего проекта. Несмотря на успех на международной арене, возвращение в Тель-Авив после восемнадцати месяцев в Лос-Анджелесе стало легкой задачей. «Это - наш дом. Мы израильтяне», - говорит Сиван.

Сиван, похоже, испытывает смешанные чувства по поводу кинопроизводства в новом «золотом веке». Не так давно лучшие израильские документалисты могли надеяться, что их фильмы будут демонстрироваться на престижных кинофестивалях и в кинотеатрах арт-хауса. Однако теперь новый глобальный интерес выносит их истории в телевизоры, ноутбуки и смартфоны по всему миру.

«Мы сделали этот документальный фильм, который дает информацию о Катастрофе, о Второй мировой войне, коснувшейся полмиллиарда людей по всему миру», - говорит Сиван.

Он надеется, что «в Израиле и во всем мире всегда будет место для политических документальных фильмов, включая самые спорные, поскольку я считаю, что документальные фильмы должны вызывать споры».

Эллисон Каплан-Соммер, «ХаАрец», Л.К.

На фото: Иван Демьянюк в суде (Мюнхен). Фото: Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend