Sunday 24.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Арье Дери ведет нас на минное поле

    Около недели назад министр внутренних дел Арье Дери стал активно заниматься продвижением законопроекта о переходе в еврейство (гиюр), цель которого — упрочение монополии главного раввината в этом вопросе, после того, как Высший суд справедливости (БАГАЦ) попытался эту монополию хотя бы ослабить.


    Этот шаг Дери, сделанный в то время, когда  Управление иммиграции и народонаселения проводит проверки на еврейство тех, кто давно признан евреем – пагубное развитие событий. Он отвращает от еврейства тех, кто готов перейти в него в Израиле, отталкивает евреев, которые рассматривают возможность репатриации, и ухудшает и без того натянутые отношений правительства Израиля с евреями диаспоры.

    Обратимся к предыстории: вопрос прохождения гиюра служит камнем преткновения в общественной полемике еще с 70-х годов прошлого века, когда в Закон о возвращении были внесены поправки, утверждающие, что под него подпадает и тот, кто прошел гиюр. Основной спор разгорелся между ультраортодоксальным истеблишментом, требовавшим монополии на управление процессом перехода в еврейство как в Израиле, так и во всем мире, и между реформистами и консерваторами, не имевшими особого политического влияния в Израиле, но составлявшими большинство американского еврейства.

    Реформисты и консерваторы хотели, чтобы Израиль признавал проводимые ими гиюры, и только после упорной политической борьбы БАГАЦ расширил рамки признания гиюра и постановил, что неортодоксальный гиюр, проведенный за границей, должен служить достаточным основанием для реализации права на возвращение. Соломинка, которая переломила горб ультраортодоксальному верблюду, обнаружилась три года назад, когда БАГАЦ признал законным прохождение процесса ортодоксального гиюра частным образом и, таким образом, нарушил монополию раввината.


    Реагируя на политический кризис, разразившийся в то время, премьер-министр создал комиссию из одного человека, — бывшего министра юстиции Моше Нисима — который рекомендовал коренным образом изменить систему гиюра и в конечном итоге сделать ее более умеренной и либеральной.

    Как обычно в наших краях, рекомендации Нисима были преданы огласке под бой барабанов, а затем, после того, как ультраортодоксы встали на дыбы, с таким же успехом забыты. В результате ситуация осталась такой, какой была после решения БАГАЦа, а Дери ждал в засаде удобного часа: его закон предполагает полную и безоговорочную монополию главного раввината на проведение гиюра.

    Идея этого закона плоха по нескольким причинам. Во-первых, одним из основополагающих противоречий между Государством Израиль и диаспорой выступает непризнание неортодоксального гиюра. Высший суд справедливости смягчил существующую напряженность, когда признал прохождение неортодоксального гиюра за рубежом и частично в Израиле, но если предложение Дери будет принято, мы станем свидетелями нового раунда боевых действий между Израилем и либеральной еврейской общиной в США.

    Во-вторых, закон также закроет ворота для неформальных ортодоксальных обращений в еврейство. Речь идет о гиюрах, утвержденных раввинскими судами, но, преимущественно, теми, которые ведут себя сдержаннее и мягче: именно это направление с момента его формирования четыре года назад стало превалирующим в системе ортодоксального гиюра в Израиле.

    Кроме того, укрепление монополии раввината, давно уже превратившегося в закостенелый консервативный орган, ограничит способность многих израильтян стать частью еврейского народа. Многие репатрианты из бывшего Советского Союза, которые живут здесь как евреи и израильтяне, но с точки зрения Галахи евреями не считаются, хотели бы пройти гиюр, но их пугает излишняя жесткость при прохождении ультраортодоксального процесса перехода в еврейство, и они предпочитают оставаться вне формального еврейского сообщества.

    Вопрос о признанном в Израиле гиюре тяжел и взрывоопасен. Нынешняя ситуация сформировалась в результате несовершенного эволюционного процесса, но она допускает определенный плюрализм, с одной стороны, и сохранение власти раввината для управления процессом гиюра — с другой.


    Продвижение закона о гиюре, инициированного Дери, можно сравнить с прогулкой по минному полю, когда прекрасно осознаешь, что взрыв неминуем, и его последствия неминуемо причинят колоссальный ущерб как Израилю, так и большой нееврейской общине, которая здесь обитает, а также навредит отношениям с диаспорой.

    Дери и другим законодателям, поддерживающим эту пагубную инициативу, следовало бы отказаться от нее, прежде чем мы все снова не ступили на это минное поле. Министру внутренних дел следовало бы использовать в полной мере свою власть, чтобы принять на должном уровне евреев, которые репатриируются в Израиль, а также позаботиться о тех, кто уже здесь живет и хочет присоединиться к еврейскому народу.

    Шуки Фридман, «ХаАрец», М.К. На снимке: Арье Дери. Фото: Оливье Фитусси˜


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend