Арье Дери нынче — уж не тот, что прежде

Как ШАС превратилась из народного движения в закрытую ортодоксальную партию, рискующую вообще не пройти в Кнессет?

Не так давно почти незамеченным осталось поразительное заявление, сделанное духовным лидером ШАС, раввином Шаломом Коэном. Во время визита вежливости, с целью выразить соболезнования лидеру ашкеназкого литовского течения раввину Гершону Эдельштейну, раввин Коэн очень резко, даже с определенным омерзением высказался о законопроекте о призыве ортодоксов. Он заявил: “Неужели мы живем ради бюджетов от этих гоев? Мы никого не пошлем служить в армию”.

Тех, кто пристально наблюдает за происходящим в ортодоксально-сефардской партии, эти слова не удивляют. Они символизируют перемены, которые происходят с ШАС.

Ранее она представляла интересы сотен тысяч израильтян. Многие из них носили кипы, однако было немало и тех, кто ходит с непокрытой головой, но ощущает близость к традициям. А сегодня партия превратилась в конкурента “Еврейства торы” («Яадут а-Тора») во всем, что касается сомнительного религиозного законотворчества.

Отношение общества к таким переменам отразились в опросах общественного мнения, которые прочат этой партии всего от четырех до шести мандатов на следующих выборах.

Можно оправдать все уходом уважаемого многими духовного лидера раввина Овадии Йосефа, светлая ему память. Он вел за собой партию с того момента, как она была создана, практически, по его образу и подобию. А его преемник в Совете мудрецов, раввин Коэн, не претендует на величие своего предшественника. Он не считается исключительным толкователем Торы, а его политические пристрастия не столь ярки, как у раввина Овадии, который не просто обладал широчайшими знаниями в области Галахи, но и серьезно разбирался в израильской политике и обладал политическим чутьем. А раввин Шалом Коэн своими действиями создает впечатление, будто он признает главенство литваков. Тон задает “Еврейство торы”, а ШАС почти всегда играет вторые роли.

Однако нельзя списать драматические перемены, происходящие с ШАС, лишь на смерть ее духовного лидера. Он скончался несколько лет назад. Министр внутренних дел Арье Дери вернулся к власти в эру раскола. Эли Ишай, руководивший ШАС после ареста и заключения Дери, оставил ему уже другую партию. Он очень сблизился с покойным лидером литваков, раввином Штейнманом, или, на языке “шасников” — “Зависал на улице Хазон Иш номер 5”: по этому адресу раввин жил долгие годы.

Все признают, что сегодняшний Арье Дери — уже не тот Дери, каким он был 20 лет назад. Огонь и энергия, характерные для него, угасли с годами. У него нет сил менять направление, он лишь устало конкурирует с заместителем министра Яковом Лицманом, проводящим острую политическую линию в братской партии.

Возьмем, к примеру, закон о работе магазинов по субботам и непримиримую борьбу Дери по его проведению в Кнессете. Большинство полагает, что если бы Лицман столь яростно не боролся с работой по субботам на железной дороге, то Дери и не подумал бы так энергично заняться магазинами. Или, например, закон о новом призыве — ведь у ШАС был свой представитель в комиссии, которая занималась подготовкой закона, бывший министр Ариэль Атиас. Если бы Дери захотел, то смог сорвать все возражения по законопроекту. Но он промолчал. В свете позиции “Еврейства торы”.

Партия ШАС стремительно взошла на израильскую политическую орбиту в 1984 году. Долгие годы она полагалась на громкий лозунг “Восстановим былую славу”. Ей удалось затронуть сердца сотен тысяч избирателей и получить 17 мандатов. Но в последние годы опросы общественного мнения указывают на то, что многие избиратели сменили свои приоритеты. Некоторые выбрали «Ликуд», другие ушли к Кахлону. Дери вновь подвергся допросам в отделении Лахав 433. И, хотя он в этом не признается, это ослабило его политические позиции. А тандем нехаризматичного духовного лидера с политиком, который слишком часто посещает кабинеты для допросов — убийственен для партии, которая жаждет жизни.

Какую программу представит ШАС на выборах? Закончились времена доброй, народной, поддерживающей избирателей партии. Она изгнала бывшего депутату Игаля Гуэту, потому что тот осмелился рассказать, что посетил свадьбу своего племянника-гея. Дочь Овадьи Йосефа, Адина Бар-Шалом, была отстранена за открытую и бесстрашную критику в адрес движения и самого Дери. ШАС утратила свою «семейственную ценность», столь дорогую серцам ее избирателей.

ШАС, по всей видимости, на выборах будет взывать к сердцам ортодоксов: “Вернитесь в отчий дом”. Но эта кампания набила оскомину еще в начале 80-х. У нее нет потенциала свыше тех семи мандатов, которыми партия обладает сейчас. Правда, Дери отвечает, что опросы неверно оценивают число избирателей ШАС, что на выборах они всегда набирают больше мандатов. В этом он прав. У ШАС всегда показатели в опросах оказываются ниже реальных результатов.

Рано еще хоронить ШАС. Партия обладает крепким ядров в четыре-пять мандатов. Но для нее настали грустные времена. Именно сейчас, когда общественная дискуссия, связанная с восточными корнями, набирает популярность, ШАС теряет свои силы. Этот дискурс ведет поколение сефардов, которое не отрицает свои корни, но гордо говорит о них, выражая глубочайшее почтение к своим предкам. А партия ШАС в этом не участвует.

Дери, к глубокому сожалению, забыл все, с чего начиналось движение. Он устранился, несмотря на то, что у его партии все еще есть реальный шанс возродиться. Участвовать в общественной дискуссии, предложить практичный и уважительный подход, стать мостом между сердцами израильтян.

Добродушный “шасник” прошлого, будучи молодым министром внутренних дел, отменил цензуру на пьесы и фильмы. Сегодняшний Дери не осмелился бы пойти на такой шаг. Чтобы выжить в политических джунглях нужны инстинкты и смелость льва.

А этот лев больше не рычит.

Ярон Декель, «Либерал». А.М. Фото: Оливье Фитусси

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend