За вычетом арабов и ультраортодоксов все хорошо

Публикации в СМИ о широкомасштабном мошенничестве в школах в тестах МИЦАВ (ивр. аббр. «мададей яилут в’цмиха бейт-сифрит» – «проверка эффективности и развития в школе») стали поводом для возобновления дискуссии о важности тестирования и о том, чего больше приносят контрольные МИЦАВ – пользы или вреда. Конечно, фальсификация и подтасовка результатов МИЦАВ – это плохо. Но есть аргумент и в поддержку экзаменов: без настоящей проверки крупные организации не в состоянии оценить, насколько успешно они решают стоящие перед ними задачи.

Хороший пример – международные тесты для учащихся PISA, в которых Израиль начал участвовать с наступлением третьего тысячелетия. Это был шок. Выяснилось, что уровень знаний израильских школьников – ниже среднего, тогда мы занимали приблизительно 40-е место в мире. Государство было вынуждено действовать. Последовали две масштабные структурные реформы, в последние полтора десятилетия ассигнования на образование удвоились. Все это – результат шока от экзаменов PISA и понимания государством того, что оно обязано улучшить систему образования.

В последние три года в Израиле начали проводить тесты PIAAC. Как и PISA, они проверяют знания и умение применять их на практике – но не у детей, а у взрослых. Пока результаты PIAAC были опубликованы только однажды, но этого хватило, чтобы ввергнуть специалистов в очередной шок. Тест показал горькую реальность: школьники со средними способностями вырастают во взрослых людей средних знаний и среднего умения их применять. В области языка, математики и цифровых технологий тесты поставили израильтян на пятое место с конца среди развитых стран. Только итальянцы, испанцы, турки и чилийцы хуже нас.

Результаты PIAAC объяснили, почему Израиль страдает от дороговизны жизни, низкой заработной платы, шокирующе низкой производительности труда и очень ограниченного роста ВВП на душу населения. Народ, отличающийся посредственными способностями и знаниями, просто неконкурентоспособен и не в состоянии достигнуть более заметного роста ВВП на душу населения.

Причина крайне низкой производительности труда в Израиле – огромная доля неквалифицированных рабочих в общем числе занятых. Когда есть масса низкоквалифицированных рабочих, предпринимателям ничего не стоит нанять людей за гроши. Нет смысла инвестировать в машины и в современные технологии. Можно ведь продолжать эксплуатировать производственную линию 70-х годов прошлого века с минимальной заработной платой, можно продолжать строить здания фактически вручную и не торопиться переходить к промышленному строительству. Так наш ущербный человеческий капитал приводит к тому, что зарплата в экономике низка, стимулы для инвестиций снижаются, производительность труда остается необычайно низкой, социальные контрасты и нищета растут.

Исследование, которое Гилад Бранд провел для Института Тауба, показывает: доля низкоквалифицированных работников в Израиле особенно велика, что объясняет, почему огромное количество израильтян получают минимальную зарплату. Это объясняет также вопиющую технологическую отсталость многих секторов экономики и наши постоянные (после 1973 года) неудачи в попытках добиться повышения производительности труда.

Но ведь Израиль называет себя «нацией инноваций». Как это соотносится с результатами PIAAC и с выводами исследования Бранда? Бранд дает свою версию. По его словам, если не учитывать результаты PIAAC в арабской и еврейской ультраортодоксальной общинах, результаты оставшейся группы, то есть светских евреев, будут близки к средним по OECD. Вроде бы это дает основания для оптимизма, но это только на первый взгляд. Невелика премудрость – взять средние показатели самой сильной группы населения Израиля и сравнить их со средними показателями любой страны OECD, но в этой-то стране показатель – действительно среднеарифметическое успехов всех групп населения, а там тоже есть общины, условно говоря, сильные и слабые.

Вторая оговорка: положение наших более слабых групп – ультраортодоксальных евреев и арабов – ужасно. Достижения арабов в тестировании навыков и квалификации ставят их на предпоследнее место среди населения развивающихся стран.

Далее, Бранд изучил, что происходит с уровнем навыков и квалификации в зависимости от возраста и группы населения.

Навыки арабов особенно слабы, но, по крайней мере, они улучшились в последние десятилетия. А навыки молодых людей выше, чем у взрослых, так что есть некоторая надежда для будущих поколений.

Среди ультраортодоксов навыки не на таком низком уровне, как у арабов, но у них нет и надежды, потому что навыки молодых ультраортодоксов столь же слабы, как и у взрослых. Это – плоды провальной политики, которая позволяет не преподавать в школах ультраортодоксальной общины основные дисциплины – математику, английский язык, технологии.

Мерав Арлозоров, «TheMarker», Д.Н. К.В. 

Фото: Томер Аппельбаум


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend