Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Арабский партнер израильского правительства: «Оккупация может подождать»

    На этой неделе Мансур Аббас был гостем подкаста «ХаАрец», и мы спросили, что думает человек, который изменил порядок в израильской политике, о своих партнерах по правительственной коалиции, и как получается, что порой его высказывания на политические темы звучат так, будто он один из самых активных сторонников «Ликуда».

    «Всегда оставаться в оппозиции – это не вариант, поэтому я решился на партнерство. Когда-то мы находились только в местных советах, потом перешли в оппозицию, а сегодня сделали еще один шаг – в коалицию».

    Но в само правительство он не вошел. Хотя списку РААМ предложили министерский пост, согласия не последовало: «Мы принимаем взвешенные решения. Учитываем мнение наших избирателей и всего израильского общества в целом. Необходимо, чтобы общество адаптировалось к складывающейся ситуации и приняло то, что происходит. В данный момент нет смысла делать шаги, которые вызовут резкую критику и будут способствовать нагнетанию напряженности».

    Объясняя причину, по которой он проголосовал за обновление временного положения закона о гражданстве, которое запрещает палестинцам, сочетающимся браком с израильтянами, жить в Израиле, Аббас пояснил: «Я выступаю за новые подходы в решении сложных проблем. Я полагаю, что достижение договоренности с министром внутренних дел и премьер-министром даст мне дополнительные инструменты и опыт, когда речь идет о работе со сложными и спорными вопросами, и это позволит продолжить совместную  работу. Это вселяет уверенность в упрочении партнерства».

    Отвечая на замечание, не идет ли такая позиция вразрез с его собственной идеологией и мнением избирателей, которых он представляет, Аббас ответил: «Согласен. Идеология никуда не денется, но в политике вы пытаетесь создать динамику изменений, расширять круг возможностей. А это невозможно без прагматичного подхода.

    Мы сформировали правительство не для того, чтобы его быстро скинули, и понимаем, что на нас лежит огромная ответственность, выходящая за рамки нынешнего политического партнерства. РААМ осознает, что если мы подведем это правительство, пройдут десятилетия, прежде чем появится другое правительство, поддерживаемое арабской партией. Мы чувствуем, какая ответственность легла на наши плечи».

    На вопрос, как он отреагировал на заявление премьер-министра Беннета, который сначала сказал, что евреи имеют право на свободу культа на Храмовой горе, а затем подкорректировал свои слова, Аббас ответил: «Между нами существует своего рода соглашение, что мы стараемся не удивлять друг друга неожиданными заявлениями. Думаю, премьер поступил правильно, прояснив ситуацию. Между нами хорошая коммуникация и отлаженная работа. Если мне нужно поговорить с Беннетом или Лапидом, я делаю это, и наоборот. Мы нормально общаемся, взаимодействуем, как партнеры. Мы – часть коалиции».

    – Как вы думаете, долго ли продержится это правительство?

    – Это правительство должно просуществовать не менее четырех лет, и это вполне реально.

    – Могут ли войны и оккупация привести к взрыву в правительстве?

    – РААМ хочет сосредоточиться на насущных проблемах арабского сообщества. У нас есть серьезные проблемы, которые угрожают нашему существованию. В конечном итоге, это касается всех, мы все – граждане этой страны. Я говорю, что нам нужно создать гражданскую модель, которая вселит  надежду и послужит мостом между народами. Мы не игнорируем и другие проблемы, понимаем, что надо жить вместе. Я думаю, эта модель, если она будет успешной для Государства Израиль, даст надежду обоим народам – ​​израильскому и палестинскому.

    – А как вы сами себя идентифицируете?

    – Я выступаю за множественность идентичностей. У меня хорошо развита религиозная идентичность. Весьма развита человеческая идентичность, мы смотрим на все народы как на одну семью, где необходимо укреплять семейные узы. Я араб-палестинец, и я горжусь этим, и я также гражданин Государства Израиль. Но доминирующей выступает, скорее, моя религиозная принадлежность.

    – И как это работает в случае с Авигдором Либерманом, о котором в прошлом говорили, что он - расист?

    – Он нуждается в нас, а мы - в нем.  Сегодня министр финансов – государственный муж, понимающий, что необходимо инвестировать в арабский сектор, и эти инвестиции могут стать рычагом для израильской экономики, а значит, повести нас в правильном направлении.

    А вообще я вижу, что еврейское общество, израильтяне-евреи, принимают меня, как и само явление, которое называется РААМ. Я думаю, нам удается диалог со многими израильтянами – даже с правыми.

    – И все это – «благодаря» Нетаниягу?

    – Без сомнения, есть определенная толика его участия. Но это – далеко не вся картина. Я вообще заявлял, что мы - ни левые, ни правые. Для меня важно, чтобы вы понимали, что мы не против левых, но и не их резерв. У нас есть нечто общее и с левыми, и с правыми. Но я думаю, что после того, как мою партию перестали отождествлять исключительно с левыми, – связь, которая существовала все это время, – это дало нам маневренное пространство и сулит изменение отношения и справа тоже, не говоря уже о возможности создать новую реальность.

    Я не предпочел Нетаниягу, но подумал, что процесс изменений должен осуществляться вместе с правыми. Это похоже на то, что если правые заключают мир, то это мир, согласованный внутри общества, а если левые ведут войну, это - согласованная война. Следовательно, такой процесс, если он достигается вместе с правыми – идеален.

    – Вы не жалеете, что вас сфотографироваои с мэром Лода Яиром Ревиво в сгоревшей синагоге?

    – Нет. Если я выступаю за перспективу мира и взаимной безопасности, чего вы хотите от меня в такие минуты? Стоять и молчать в сожженной синагоге, а до синагоги я был в мечети, почему я должен сожалеть об этом? Это соответствует моим ценностям, моей личности и моей роли. Вам нужно укротить бурную и популистскую волну? Настоящий лидер руководит процессом, впитывает критику, смотрит вперед и старается вести всех за собой.

    Надо сказать, что курс, взятый Аббасом, встречает сопротивление не только в еврейском обществе. В арабском секторе и среди арабских политиков звучат сегодня серьезные обвинения в его адрес и в адрес РААМ.

    «Я призвал их присоединиться к нам, а не сидеть по-прежнему на заборе. Мы предоставим им свободу голосования по спорным решениям, возьмем на себя ответственность и позаботимся, чтобы правительство продолжало существовать и не пало из-за щекотливых вопросов, но они не хотят этого. Проще быть в оппозиции и сидеть на заборе, – говорит Аббас. – Они называли меня предателем и коллаборационистом на протяжении последних полутора лет. Это то, на что их сегодня хватает. В арабском обществе есть движения, которые противостоят тому, что мы делаем, но какую альтернативу они предлагают? Сегодня политическое партнерство в кнессете идет правильным путем. Возможно, мы не добьемся успеха, но мы попробуем».

    По его словам, нет никаких шансов, что в будущем он будет баллотироваться вместе с «Объединенным списком»: «Мы уже доказали, что нет никакого смысла только в увеличении представительства. С четырьмя мандатами нам удалось получить больше, чем «Объединенный список» получил с пятнадцатью».

    Лиор Кундер, «ХаАрец», М.К. AP Photo/Ariel Schalit˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend