Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Апокалипсис позади, кризис впереди

    Если вы внимательно наблюдали за тем, как СМИ освещали формирование нового израильского правительства, могло создаться впечатление, что, едва оправившись от одной эпидемии, мы должны сразу приготовиться к другой.


    Первой был коронавирус, оставивший после себя сотни тысяч безработных и грозящий спровоцировать волну банкротств. Следующая чума на нашу голову, похоже, это беспомощное правительство, неспособное вывести экономику из тупика, и обреченное швырять деньги на ветер до тех пор, пока не замаячит третья эпидемия – финансовый кризис.

    Будьте уверены: все три эпидемии могут стать реальностью, если выяснится, что эпидемия № 1 возвращается на второй виток, отправляя всех обратно в карантин.

    Но этот сценарий носит пока всего лишь гипотетический характер. «Апокалипис сегодня» может стать апокалипсисом чуть позже.


    Однако почему не сегодня?

    Экономические показатели выглядят просто-напросто устрашающе. Прогнозируется, что в этом году валовой внутренний продукт Израиля сократится на беспрецедентные 5 процентов и более. Уровень безработицы в апреле составлял 27 процентов, и ожидается, что он останется на уровне рецессии в 8 процентов — по мере приближения к 2021 году. Дефицит бюджета, который вызывал беспокойство уже в старые добрые допандемические дни, составляя 3,9 процента от ВВП, в этом году зашкалит до 10 процентов.

    Но не стоит пугаться и расценивать все эти цифры с точки зрения обычной экономики, не затронутой фактом эпидемии. Возьмите уровень безработицы в Израиле. Сейчас он выше, чем в Америке в худшие дни Великой депрессии, но подавляющее большинство безработных находится в неоплачиваемом отпуске и вернется на свои старые рабочие места, когда экономика вернется к нормальной жизни.

    10 процентов бюджетного дефицита? Если бы это был структурный дефицит - иными словами, перерасход представлял собой фиксированные затраты, а не те, что выделены на разовые программы, - это означало бы настоящую, глобальную проблему. Но увеличение дефицита бюджета практически полностью связано с расходами на коронавирус, и они сойдут на нет с завершением кризиса.

    В любом случае, в первый месяц после того, как было одобрено выделение 100 млрд. шекелей на борьбу с эпидемией, правительству удалось потратить только четверть суммы. Теперь, когда опасность, по-видимому, миновала, не исключено, что вся сумма потрачена не будет.

    Рейтинговое агентство Standard & Poor's — дочерняя компания американской корпорации McGraw-Hill, занимающейся аналитическими исследованиями финансовых рынков — подтвердила кредитный рейтинг Израиля «АА минус» (что означает обязательства высокого качества), и отметила, что израильской экономике по силам справиться с последствиями карантина. Государственная помощь выделяется предприятиям, которые в ней нуждаются, корпоративный сектор не имеет большой задолженности, а технологический сектор динамичен и конкурентоспособен на мировом уровне.


    Карантин продолжался достаточно долго, чтобы уничтожить бизнесы, которые оказались в сложной ситуации еще до начала эпидемии – и недостаточно долго, чтобы нанести серьезный ущерб тем, кто и раньше находился на плаву.

    Другими словами, с точки зрения экономики, у Израиля, возвращающегося к нормальной жизни, нет особенных проблем. И тут главное, чтобы правительство не село в лужу. А вот с этим, похоже, будет сложнее всего. Вряд ли можно назвать проявлением ответственности за происходящее зигзаги с формированием правительства, и уж тем более «призовую раздачу» министерских постов, нечто вроде министра по водным ресурсам.

    И все же надежда есть, маленькая, но есть. Как бы ни казались отвратительными эти предположения на личном уровне, но Нетаниягу все же может быть премьер-министром, берущим на себя ответственность и работающим в высшей степени эффективно, когда он не зацикливается на своем уголовном процессе. Даже когда он возглавлял переходное правительство, то проделал хорошую работу по своевременной и адекватной подготовке к эпидемии.


    В перспективе шансы на то, что правительство национального единства будет функционировать лучше, чем предполагало его проблематичное формирование, весьма высоки.

    С одной стороны, по критическим вопросам, не связанным с коронавирусом, новый кабинет идеологически находится по одну сторону баррикады. Вполне можно предположить, что нас не ждут бесконечные дебаты министров и паралич власти. Более того, впервые за многие годы минфин возглавляет министр «Ликуда», а не лидер партии, входящей в коалицию. У Нетаниягу есть все шансы стремиться к успеху, а не отворачиваться от него.

    В отличие от Америки, где фискальная прозрачность практически была выброшена на свалку истории, Израиль сохранил широкое согласие по поводу дефицита и задолженности. Эта политика хорошо послужила экономике за последние два десятилетия, так, что даже кризис масштабов коронавируса не истощил кошелек.

    Ни один политик не хочет говорить о контролируемых расходах, — обратите внимание на слова Нетаниягу о бюджете «надежды» и «рабочие места, рабочие места, рабочие места» (нет, он не имел в виду кабинет), — но фискальная прозрачность была и остается важнейшим элементом в разработке и проведении действенной бюджетно-налоговой политики, и она такова, какова она есть. По крайней мере, до той поры, пока правительство не прекратит борьбу за выход из кризиса, а политики не переключатся в режим выборов.

    Конечно, если действительно возможна вторая волна коронавируса, равная первой по своей разрушительной силе или даже намного убойнее, то не только Израиль, но и весь мир окажется перед лицом очередного глобального катаклизма. Не будет действенных экономических инструментов, чтобы противостоять этому — экономистам придется поднять руки и сдаться, надеясь, что ученые смогут придумать вакцину.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.К. Фото: Pixabay˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend