Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Oded Balilty
    AP Photo/Oded Balilty

    Апартеид или нет? Очередные обвинения Израиля, и что на них можно ответить

    27 апреля международная правозащитная группа Human Rights Watch опубликовала отчет, в котором Израиль обвинен в «апартеиде». Вопрос о том, насколько оправданно применять этот термин по отношению к Израилю, поднимается не впервые. Американское еврейское издание The Forward попросило своих колумнистов Джоэла Свонсона и Ари Хоффмана, чьи взгляды на эту проблему диаметрально противоположны, обсудить не только отчет Human Rights Watch, но и более общие вопросы, связанные с такими серьезными обвинениями. «Детали» приводят краткое изложение аргументов обеих сторон. 


    Одна территория – две системы 

    Что такое апартеид? Представьте, если можете, следующую систему правления, пишет Джоэл Свонсон:

    «Одна этническая и религиозная община имеет право голосовать за правительство, которое применяет закон на территории, где она проживает, а другая – нет. Существуют дороги, по которым могут ездить только представители одной этнической группы, а членам другой запрещено ездить по ним и даже ездить на одних и тех же автобусах. Два человека, арестованные на одной и той же территории, сталкиваются с двумя радикально разными системами правосудия, в зависимости от их этнической принадлежности и религии.


    Одна община имеет больший доступ к сельскохозяйственным ресурсам на территории, в то время как другая может быть легко выселена со своих сельскохозяйственных земель. Даже водная инфраструктура распределена неравномерно».

    Все это происходит на Западном берегу, поэтому Израиль, контролирующий эти территории, нельзя назвать либеральной демократией, какой он стремится себя представить.  

    Контраргументом здесь может быть тот факт, что внутри «зеленой черты» арабы-обладатели израильского паспорта не испытывают тех лишений, что приходится терпеть палестинцам на территориях. Более того, отмечает Ари Хоффман, арабская партия РААМ после последних выборов была в центре политического процесса. Игнорировать эти факты – значит не видеть целой картины. 

    Однако, как замечает Свонсон, «полвека военной оккупации не могут не сказаться и на политической культуре внутри «зеленой линии». В Израиле кодифицировано более 65 законов, дискриминирующих израильтян нееврейского происхождения, в том числе законы, упрощающие отмену права палестинцев на проживание в Иерусалиме; законы, запрещающие палестинским гражданам сдавать в аренду до 80 процентов земли, контролируемой израильским государством; и законы, из-за которых палестинцам становится труднее даже отмечать свои исторические травмы».

    Ничего более постоянного, чем временное

    Те, кто отвергает аналогию между Израилем и апартеидом в Южной Африке, также указывают, что апартеид в ЮАР должен был оставаться постоянным положением, в то время как оккупация Западного берега является временным состоянием до тех пор, пока не будут выработаны соглашения об окончательном статусе. Однако спустя полвека после того, как Израиль получил контроль над Западным берегом, разрешения ситуации не просто не видно – оно, вероятно, дальше, чем когда бы то ни было, учитывая разросшиеся еврейские поселения, которые считаются нелегальными в соответствии с международным правом. Самые влиятельные политики в Израиле считают оккупацию Западного берега не временным состоянием, над которым нужно будет работать позднее, а скорее постоянным будущим для своей страны.


    На это можно возразить, что попытки мирного урегулирования были – но провалились. Кроме того, в отчете Human Rights Watch ничего не говорится о тератаках и ракетных обстрелах с территории Газы, самый недавний из которых жители юга пережили буквально на днях. 

    Вопрос Газы

    «Чтобы понять, насколько Human Rights Watch далека от того, чтобы быть надежным арбитром в этих вопросах, – пишет Ари Хоффман, – взгляните на их подход к вопросу о Газе. В 2005 году Израиль в одностороннем порядке вывел всех израильских граждан и солдат из сектора. Вскоре к власти пришел ХАМАС, который считает уничтожение Израиля и убийство евреев законными политическими устремлениями. 


    Израиль обеспечил безопасность границы с сектором Газа и сохраняет контроль над входом на свою территорию. Вот как организация описывает ситуацию: «Израиль в критических отношениях остается верховной властью в Газе, доминируя другими способами и, следовательно, сохраняя свои юридические обязательства в качестве оккупирующей державы, что признали, среди прочих, Международный комитет Красного Креста (МККК) и ООН.

    Логика оруэлловская: Израиль оккупирует, если остается, и оккупирует, если уходит». 

    Свонсон согласен, что «логика оруэлловская», но смотрит на это иначе: «Израиль продолжает контролировать Газу: он поддерживает блокаду товаров, доставляемых в сектор по воздуху и морю, и остановил местные электростанции. Либо Газа является частью Израиля, и в этом случае логика либеральной демократии означает, что израильское правительство должно позволить жителям Газы голосовать, либо Газа не является частью Израиля, и в этом случае Израиль не имеет права поддерживать незаконную блокаду морских границ Газы или мешать доставке продовольствия». 

    А судьи кто? 

    ֹ«Никто не должен удивляться тому, что Human Rights Watch решила начать атаковать Израиль, – пишет Хоффман. – Точно так же, как ООН сделала еврейское государство постоянным объектом осуждения, HRW неустанно сосредотачивает внимание на Израиле под предлогом заботы о правах человека во всем мире. Обвинение в апартеиде использовалось не только против конкретной политики Израиля, но и против существования самого еврейского государства и моральной честности тех, кто осмеливается его поддерживать.

    Обвинение в апартеиде сводит сложный геополитический конфликт к моральной игре и рисует в ложных черно-белых тонах проблему, которая на самом деле является набором нюансов и оттенков». 

    Какой же выход?

    Джоэл Свонсон признает, что сейчас между Средиземным морем и рекой Иордан живет больше палестинских арабов, чем евреев. Если бы все они могли голосовать одинаково, израильские еврейские партии не смогли бы набрать большинство голосов и помешать палестинскому арабу стать премьер-министром. «Еврейские партии сохраняют свою власть только путем систематического отказа в праве голоса большинству палестинцев, живущих под их контролем.

    Все очень просто. Израилю необходимо либо разрешить создание независимого государства Палестина на Западном берегу, либо предоставить равные избирательные права каждому человеку, еврею и арабу, живущему там, даже если это означает, что премьер-министром будет представитель партии РААМ.

    Израильское правительство не желает ни того, ни другого. Я сказал бы, что это - апартеид, а не либеральная демократия».

    Ави Хоффман не согласен: «Я думаю, есть еще один путь вперед: признание того, что на нестабильном Ближнем Востоке неловкость статус-кво иногда может быть лучше, чем альтернатива. Обвинять Израиль в сложных последствиях многолетних войн против его существования – это не путь к лучшему будущему.

    Но налаживание связей между Израилем и странами региона посредством «соглашений Авраама» предполагает, что мир может принять необычную или неожиданную форму. Если это произойдет, никто не удивится больше, чем Human Rights Watchֹ». 

    Александра Аппельберг, по материалам The Forward. AP Photo/Oded Balilty

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend