Фото: Vincent Kessler, Reuters

Мэр Страсбурга: «Антисемитизм возрождается»

«Нынешняя волна антисемитизма во Франции связана с протестным движением «желтых жилетов», — говорит мэр Страсбурга Ролан Рис. – Вследствие того, что многие вопросы перестали быть запретными, плотины прорваны, и вот – антисемитизм снова тут».

В свете происходящего в мире наш разговор вращается вокруг антисемитизма. На прошлой неделе в Эльзасе было осквернено еврейское кладбище – в городке Катценхайм, всего в двадцати километрах от Страсбурга. Мэр принял участие в прошедшей в Париже демонстрации против антисемитизма, в которой участвовали также бывшие президенты Франции Саркози и Оланд.

«Я не был удивлен, антисемитизм всегда существал в Эльзасе, во Франции, в Европе, — объяснил он. – Когда-то в Страсбурге для евреев с 10 вечера действовал комендантский час, евреи должны были носить особую одежду, и только Французская революция дала им равные права. Но то, что мы наблюдаем сейчас – прежде такого не было, например, убийство старика, пережившего Холокост. Это не просто антисемитизм, это возвращение нацизма».

Ролан Рис – один из 250 мэров городов, приехавших в Израиль со всех концов света на конференцию представителей местных органов власти Muni-Expo 2019. Он — социалист, занимает пост мэра 11 лет, в прошлом был депутатом парламента от социалистической партии, которая практически исчезла с политической карты Франции. Исчезновение умеренных левых партий – распространенное в Европе явление, знакомое и в Израиле – он объясняет достаточно просто. «Произошли две вещи. С падением Берлинской стены рухнула и мечта о коммунистической революции, в нее никто не верит, разве что Мадуро, но, возможно, не верит и он. Второе – темпы экономического роста в Европе понизились, денег на поддержку программ левых движений нет, и так возник новый популизм, ожидание нового политического мессии, во Франции это — Макрон, а на обочинах – ультралевые и ультраправые».

Находящаяся неподалеку долина Рейна – родина ашкеназского еврейства. Эльзас занимает особое и неоднозначное место в еврейской истории. По сей день журнал еврейской общины Франции публикуется в Страсбурге. В то же время одну из церквей Кольмара украшает горгулья, изображающая еврея, прильнувшего к соску свиньи. В этой области родился самый знаменитый французский еврей, капитан Альфред Дрейфус. В генштабе он был единственным евреем родом из Эльзаса, бывшим в то время под властью Германии, и потому стал подозреваемым вдвойне.

«Я думаю, эти демонстрации разбудили что-то в подсознании французов, — говорит Рис, связывая массовый протест с проявлениями антисемитизма. – «Желтые жилеты» — это люди простые, принадлежащие к нижнему слою среднего класса, которые опасаются, что их положение станет только хуже. Правые и левые экстремисты вскочили на подножку этого протестного движения. Они выступают против интеллектуалов, против СМИ, против истеблишмента, и евреи в их представлении вполне подпадают под эти определения. Они убеждены в том, что они и есть народ, и они борются за то, чтобы освободить народ от власти элиты, выступают против глобализации и большого капитала, и в их глазах евреи и есть эти богатейшие глобалисты, — продолжает Рис, а мне немедленно приходят на ум «безродные космополиты», как на пике антисемитской компании называли евреев в СССР. – Эти протесты высвободили то, что подавлялось на протяжении многих лет, и вдруг быть антисемитом перестало быть запретным. И происходят чудовищные вещи, такие, как надписи «юде» на магазинах, как во времена нацистов.

Сам Страсбург – глобалистский город, одна из столиц Евросоюза, здесь находится Европарламент. «Жители Страсбурга не выступают против Европы или Евросоюза. Но стоит выехать за пределы города, побывать в деревнях и небольших городках, и вы встретите немало сторонников «Национального фронта», — вздыхает социалист Рис и добавляет, что ситуация, при которой небольшая группка людей богатеет сверх всякой меры, в то время как остальные топчутся на месте или беднеют, не может продолжаться вечно.

Странным образом благая весть, которую вы и ваши единомышленники ожидаете, возможно, придет из США, от левого крыла демократической партии, которая возрождает идеи высокого налогообложения капиталистов и помощи слабым слоям населения?

— Парадокс заключается в том, что протесты происходят в стране с лучшей в мире системой социального обеспечения, с ежегодными летними отпусками, о которых другие могут только мечтать, с пособиями по болезни и по безработице, пенсиями и всем прочим. Но даже эта система оставляет многих за бортом, и вот результат.

Поговорив о роли Страсбурга и Эльзаса в истории Франции и Германии, мы вновь возвращаемся к теме антисемитизма, к вопросу, который витает надо всем европейским континентом: могут ли французские евреи по-прежнему ощущать, что это их страна и тут их дом?

После недолгого молчания Рис ответил: «Я очень надеюсь, что это так. Мы делаем все возможное, чтобы евреи Франции чувствовали, что эта страна – их дом. Мы боремся за это, мы абсолютно нетерпимы к проявлениям антисемитизма. Но нужно понимать, что антисемитизм это не вопрос Эльзаса, Франции или Европы. Он был всегда».

Ролан Рис не сказал – но в этом нет нужды, это понятно и так — что антисемитизм будет всегда, даже там, где нет евреев. Единственное утешение в том, что любые проявления антисемитизма считаются сегодня непростительными и лидеры Франции противостоят им вместе с французскими евреями. Но чувство дома и безопасности разрушено и восстановить его будет трудно, а быть может – и невозможно.

Орен Нахари, Walla, М.Р

На фото: оскверненное еврейское кладбище в городке Катценхайм.
Фото: Vincent Kessler, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend