Американские евреи не хотят учиться на своих ошибках

Американские еврейские организации во главе с Американо-израильским комитетом по общественным связям AIPAC сейчас, как и в 2015 году, решительно выступают против ядерного соглашения с Ираном. Возможно, ими движут лучшие побуждения, но раз за разом они совершают одни и те же ошибки, не хотят их признавать – и толкают регион и мир к новой кровопролитной войне, пишет на сайте Jewish Currents Питер Бейнарт.  


«Выбор, перед которым мы стоим, – это в конечном итоге выбор между дипломатией и войной в той или иной форме», – сказал в разгар борьбы вокруг первоначальной ядерной сделки с Ираном тогдашний президент США Барак Обама. Эти слова вызвали протест со стороны лидеров американского еврейского истеблишмента и их советников по внешней политике. Выступая на конференции президентов крупнейших американских еврейских организаций, Роберт Сатлофф из ястребиного Вашингтонского института ближневосточной политики назвал «позорным» предположение о том, что отказ от соглашения по Ирану приведет к военному конфликту. Представитель AIPAC Маршалл Виттманн настаивал: «Альтернативой этой плохой сделке определенно является не война, а возвращение за стол переговоров и достижение лучшей сделки». Генеральный директор Американского еврейского комитета Дэвид Харрис также выразил свое недовольство. «Сторонники сделки говорят нам, что единственная альтернатива этой сделке – война, – написал Харрис. – При всем уважении, мы не согласны. Мы не поддерживаем войну против Ирана и никогда не выступали за применение силы».

Как пишет Бейнарт, в прошлом месяце Харрис все-таки призвал к войне. «В 1981 году, – написал он в «Твиттере», – Израиль уничтожил иракскую ядерную установку, строившуюся с помощью Франции, потому что никто другой не хотел действовать. В 2007 году Израиль уничтожил сирийскую атомную станцию, строившуюся с помощью Северной Кореи, потому что никто другой не стал бы действовать. Кто остановит безошибочные ядерные амбиции Ирана?» Текст сопровождался фотографией ракет. 

Сатлофф и его коллега из Вашингтонского института Деннис Росс в прошлом месяце стали соавторами письма, в котором утверждалось, что «жизненно важно восстановить страх Ирана перед тем, что его нынешний ядерный курс приведет к применению силы», и предлагалось провести «громкие военные учения Центрального командования США» для имитации удара. Сатлофф и AIPAC утверждают, что, только готовясь к нападению, США могут напугать Тегеран и заставить его принять то, что они считают адекватной сделкой. Однако история американо-иранских ядерных переговоров показывает, что эта стратегия потерпит неудачу и подтолкнет США к атаке, которой, по словам AIPAC и его союзников, они не хотят.

«Почему американский еврейский истеблишмент продвигает политику, которая приближает США к войне? – спрашивает Бейнарт и сам же отвечает: – Потому что он не может примириться с подлинной дипломатией, которая потребует признания того, что Иран является региональной державой на Ближнем Востоке, где AIPAC рассматривает США, Израиль и их союзников как единственные легитимные центры влияния». 

Аргументы, приводимые противниками сделки, остаются прежними. В 2015 году еврейские организации и их союзники из аналитических центров снова и снова настаивали на том, что иранское правительство нарушит условия сделки. Организация «Граждане за безъядерный Иран» (отделение AIPAC) написала в «Твиттере»: «Иран десятилетиями обманывал ядерные сделки. Прежде чем они проголосуют, скажите конгрессу, чтобы он им не доверял». Маршалл Виттман из AIPAC выразил «серьезные сомнения» в «готовности Ирана выполнить свои обязательства». Антидиффамационная лига (АДЛ) заявила: «По мнению многих уважаемых экспертов, Иран будет продолжать тайно заниматься незаконной деятельностью». Упомянутый выше Деннис Росс в июле 2015 года написал колонку под названием «Иран обманет. И что тогда?».

Но Иран не обманул – это сделали Соединенные Штаты. С января 2016 года, когда ядерная сделка вступила в силу, до мая 2018 года, когда администрация Трампа начала открыто нарушать ее, вновь вводя санкции, Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) девять раз проверяло соблюдение Ираном ее условий. Даже после того как США вышли из сделки, Иран, по данным МАГАТЭ, продолжал соблюдать ее еще год. В январе 2019 года директор ЦРУ самого Трампа признал, что Иран по-прежнему выполняет ее условия.

Другой аргумент противников сделки – если конгресс отвергнет соглашение, Иран пойдет на дополнительные уступки – также не выдержал проверки временем. Когда Трамп вышел из сделки и начал проводить политику «максимального давления», которая включала в себя все более жесткие санкции и угрозы применения военной силы, Иран не ответил на это дополнительными уступками. Вместо этого после года постоянного соблюдения условий сделки он начал нарушать ограничения на свою ядерную программу. Если по условиям сделки Иран мог обогащать уран до чистоты всего 3,67%, то теперь он обогащает его до 60%. Иран также начал чинить препятствия ядерным инспекторам. Еще хуже то, утверждает автор, что выход администрации Трампа из сделки дискредитировал умеренные иранские силы и косвенно привел к власти архиконсерваторов под руководством Ибрагима Раиси. 

Вместо того чтобы осознать ошибочность своей позиции, AIPAC теперь делает вид, что ядерные успехи Тегерана являются исключительно результатом злонамеренности режима. В прошлом месяце организация выпустила меморандум, в котором заявила, что «в течение 2021 года Иран отказывался вести добросовестные переговоры по своей ядерной программе, в то время как он резко продвинул свои поиски ядерного оружия» – как будто это Иран, а не Соединенные Штаты, первыми нарушили соглашение – что AIPAC всячески поддерживал. 

AIPAC заканчивает свой меморандум по Ирану цитатой из письма, написанного в соавторстве с Сатлоффом и Россом, в котором говорится, что «жизненно важно восстановить страх Ирана перед тем, что его нынешний ядерный путь вызовет применение силы против него со стороны США» (как будто и не было этих семи лет!). В письме предлагается, чтобы США немедленно начали «действовать силой» (эвфемизм для военных действий), что «может оказать благотворное влияние, подчеркнув серьезность обязательств США действовать по ядерному вопросу».

Но и здесь AIPAC толкает администрацию Байдена на путь, по которому уже пошла администрация Трампа. Во время своей кампании «максимального давления» администрация Трампа предпринимала мелкие атаки против Ирана и угрожала более крупными. И Иран отвечал снова и снова, ускоряя свой ядерный прогресс. В январе 2020 года администрация Трампа, утверждая, что Иран планирует нападения на американские войска и дипломатов, убила генерала Касема Сулеймани, главу сил «Кудс» Корпуса стражей исламской революции. Тегеран ответил примерно через три недели, объявив, что теперь у него почти в шесть раз больше низкообогащенного урана, чем разрешено ядерным соглашением. Израиль, по сообщениям, начал шквал атак, кульминацией которых стало убийство Мохсена Фахризаде, ключевой фигуры в ядерной программе Ирана. Ответ Ирана? Он обогатил уран до 20% и заблокировал доступ инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты. Эта схема представляет собой замкнутый круг: снова и снова нападения США и Израиля и угрозы войны ускоряли тот самый ядерный прогресс, который AIPAC и его союзники теперь приводят в качестве доказательства того, почему США необходимо пойти на эскалацию.

Почему AIPAC и его советники продолжают предлагать одну и ту же катастрофически контрпродуктивную политику? Питер Бейнарт утверждает, что «американский еврейский истеблишмент считает, что США, Израиль и их союзники являются единственными легитимными державами на Ближнем Востоке. AIPAC считает власть США в регионе настолько самоочевидно моральной, что призывает администрацию Байдена угрожать нападением на Иран – страну, не представляющую непосредственной угрозы для США, – даже не обсуждая, нарушит ли такое нападение международное право или сколько иранцев оно может убить.

AIPAC также считает силу Израиля самоочевидно моральной, даже несмотря на то что Израиль, как и Иран, по сообщениям, обладает сотнями незадекларированных ядерных вооружений, которые не подлежат никакой международной инспекции». 

Однако, пишет автор, дипломатическое соглашение невозможно, если США не признают, хотя бы молчаливо, роль Ирана как региональной и военной державы. Соединенные Штаты не обладают достаточной властью, чтобы заставить Иран капитулировать. И каждый раз, когда американский президент игнорирует эту неудобную реальность, дипломатия терпит крах, Иран приближается к бомбе, а ястребы в Вашингтоне требуют от США угрозы нападения.

Обама понимал, что, если максималистская повестка AIPAC восторжествует, дипломатия потерпит неудачу. Теперь его опасения могут быть реализованы. Возобновление ядерной сделки может оказаться невозможным; Иран все ближе к бомбе; Иран и США все ближе к войне – даже если такие группы, как AIPAC, утверждают, что они этого не хотят. 

Александра Аппельберг, по материалам Jewish Currents. AP Photo/Jose Luis Magana √

Читайте также:

Так левые американские евреи стали врагами Израиля