Главный » Запад » Американка чувствует себя в Иерусалиме в большей безопасности, чем в США
Фото: Bryan Woolston, Reuters

Американка чувствует себя в Иерусалиме в большей безопасности, чем в США

Я американка, живущая в Израиле, и я чувствую себя в большей безопасности, чем мои родители – у себя дома в Бруклине. Реальность такова, что здесь, в Израиле, мне спокойнее, чем в моей собственной стране – просто по статистике. В период с 2 по 4 августа в Соединенных Штатах в результате применения оружия было убито 143 человека. В это число входят массовые убийства, которые имели место 3 августа в торговом центре в Эль-Пасо в Техасе, в районе с оживленной  ночной жизнью в Дейтоне в Огайо в воскресенье 4 августа, и единичные инциденты по всей стране, о которых не сообщалось в ведущих СМИ.

Эти смерти составляют менее 1 процента от общего числа случаев насилия с применением огнестрельного оружия за последний календарный год. По данным Архива насилия с применением огнестрельного оружия, в 2019 году было зарегистрировано 33.192 инцидента с применением огнестрельного оружия, в том числе массовые убийства, вторжения в дома, использование оружия в оборонительных целях, участие полиции и непреднамеренная стрельба.

Живя в Израиле, трудно не замечать присутствие огнестрельного оружия. Но столь же трудно игнорировать тот факт, что ситуация с оружием в Израиле кардинально отличается от того, что происходит в США. 18-летний солдат ЦАХАЛа в обнимку со своей винтовкой М16 стоит в Иерусалиме на  автобусной остановке в нескольких шагах от рынка Махане-Иегуда, где в прошлом произошло несколько терактов. Экскурсовод рассказывает о Ливанской войне, которая вспыхнула практически на заднем дворе его дома, и на бедре у него пистолет. Человек, пригласивший нас на субботнюю трапезу, между делом говорит, что его пистолет  лежит в соседней комнате.

Оружие никогда не вызывало у меня чувство комфорта, но рядом с людьми, которые умеют им пользоваться, мне спокойно. Я никогда не присутствовала при перестрелках, но насилие с применением огнестрельного оружия, тем не менее, отравило мою жизнь: я задерживаю дыхание, когда в моем родном районе – в Бруклине разрываются петарды; в ресторане я всегда сажусь против двери, чтобы видеть входящих; я всегда замечаю, как полицейские в Нью-Йорке, приближаясь к шумной группе подростков на Флэтбуш-авеню, кладут руку на кобуру.

В Израиле годовой показатель смертности от огнестрельного оружия на 100 тысяч человек составил в 2015 году 1,38. Между тем, в Соединенных Штатах этот показатель составлял 11,28 на 100 тысяч человек; 36.247 человек погибли. (Найти данные для сравнения ситуации в Израиле и США оказалось сложнее, чем можно было предполагать.)

Согласно исследованию применения стрелкового оружия в мире, в Израиле на каждые 100 человек приходится 6,69 единиц огнестрельного оружия и им обладают 557 тысяч человек. В Соединенных Штатах на 100 человек приходится 120,48 единиц  или всего 393 миллиона единиц огнестрельного оружия. Это означает, что в Израиле в руках гражданских лиц менее 1 процента огнестрельного оружия, находящегося у граждан в Соединенных Штатах.

Я понимаю, что я, белая женщина, как и в США, так и в Израиле, нахожусь в более безопасном положении в том, что касается насилия с применением огнестрельного оружия со стороны правоохранительных органов, и его не сравнить с положением, в котором находятся молодые чернокожие мужчины или палестинцы – вследствие расовой дискриминации или других политических факторов. Но это отдельная проблема.

Меня беспокоит другое: то, как легко гражданским лицам получить пистолет. Меня беспокоит отсутствие федеральных проверок биографических данных, в результате чего оружие попадает в руки людей, открыто публикующих в Интернете расистские манифесты. Меня тревожит вторая поправка к конституции, которая позволяет кому угодно использовать боевое оружие и открывать огонь в начальной школе. Я беспокоюсь о «жизни, свободе и стремлении к счастью», которых лишают американцев, оказавшихся в неправильном месте в неподходящее время.

В Эль-Пасо следователи рассматривают обвинения в преступлениях на почве ненависти, и изучают четырехстраничный манифест, опубликованный в Интернете всего за несколько минут до того, как в магазине Walmart в приграничном техасском городе подозреваемый лишил  жизни 20 человек. В манифесте говорится о «вторжении латиноамериканцев в Техас».

В Соединенных Штатах стало нормой, выходя из дома, испытывать беспокойство за свою безопасность, даже если ваш дом расположен в самом «нормальном» районе. Какое мне до этого дело?

У меня, молодой журналистки, есть сильное желание отправиться в зоны конфликтов, чтобы понять происходящее и поделиться этими историями. Но то, что я живу вдали от моего американского дома, открыло мне глаза на повседневную жизнь в Израиле и дало возможность сравнения с тем, что происходит на родине, где развивается кризисная ситуация.

Моя первая в жизни статья была посвящена мероприятию, которое проводила в Бруклине, в двух шагах от дома, где прошло мое детство, Организация по борьбе с насилием на Кони-Айленде. Оказалось, что у каждого присутствующего член семьи был ранен или убит в результате применения огнестрельного оружия. А я не знала ни одного из них. То есть я жила в пузыре.

Покинув это мероприятие, я написала статью и отправилась домой, в свой безопасный квартал. Но люди, которых я встретила, были лишены такой возможности. У них не было выбора. Они защищали и продолжают защищать свое право жить в безопасном обществе.

В Израиле другая реальность. Обеспечение безопасности, связанной с наличием и применением оружия - это не тема политических дискуссий, а просто то, что есть. Это страна, где около двух третей молодых евреев призывается в армию, где их обучают применять оружие, но не вкладывают им мысль о том, что они непременно должны им обладать. Они понимают, что значит жить в нестабильной стране, находящейся на грани войны, которая может вспыхнуть из-за заявления одного из ближневосточных лидеров (или твита политика из-за рубежа).

Возможно, именно поэтому в Израиле безопасность не воспринимается как само собой разумеющееся. Возможно, именно поэтому в стране существуют законы, четко регулирующие, кому можно владеть оружием. И, возможно, именно поэтому в Израиле нет политиков, которые берут деньги от «оружейного лобби». В Вашингтоне, напротив, «оружейное лобби» потратило в 2018 году 12,4 миллиона долларов на продвижение «права обладать оружием». С другой стороны, группы контроля над оружием потратили всего 2 миллиона долларов.

В следующий раз, когда мои родители попросят меня прислать им смс-ку: «Я в безопасности» и «У меня все в порядке», я, возможно, попрошу их сделать то же самое.

Пэтти Ниберг, «ХаАрец», М.Р. К.В. На снимке: демонстрация под лозунгом
"Мы можем положить конец насилию". Фото: Bryan Woolston, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend