Среда 03.03.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    rubles-pistolet-Леонид-Любимов-from-Pixabay--1040

    Российские деньги – угроза Америке

    Эксперты «Атлантического совета», известного американского и межднародного «мозгового треста», подготовили обширный отчет под характерным названием «Защита США от российских черных денег». Документ фокусируется на отмывании средств россиянами и их подельниками за рубежом и показывает, какой ущерб это наносит США.

    «По достоверным оценкам, Россия вывела за рубеж около одного триллиона долларов. Примерно четверть из них контролирует сам Путин и члены его окружения, к тому же Кремль в состоянии заставить зависящих от него олигархов финансировать реализацию его внешней политики. Эти олигархи нанимают лучших адвокатов, аудиторов, банкиров и лоббистов для сокрытия своих средств. В отличие от правительств, каждое из которых действует только в своей юрисдикции, российские олигархи «живут» в полудюжине стран сразу, имеют многочисленные анонимные компании в офшорах и перемещают между ними финансы с молниеносной скоростью.

    Эти фонды могут использоваться Кремлем для шпионажа, терроризма, промышленного шпионажа, взяток, политического манипулирования, распространения дезинформации и во многих других деструктивных целях. В России коррупция трансформировалась а национальную стратегию», – сказано в отчете.

    Эксперты Atlantic Council считают, что США должны срочно обеспечить:

    Прозрачность: регулирующим органам должен быть предоставлен оперативный доступ к информации о бенефициарах и реальных (конечных) владельцах широкого круга юридических лиц, от финансовых институтов до посредников, которыми являются юристы, брокеры и артдилеры. Над подобными мерами уже работают в ЕС.

    Оперативность, чтобы финансовые отчеты с данными о транзакциях поспевали за реальной коммерческой деятельностью. Надо также классифицировать стандартные правонарушения и усилить кооперацию финансовых властей стран-союзников – тем более, что и ЕС сталкиваются со схожими угрозами.

    Штрафы должны быть ужесточены: в последнее время в США штрафы перестали пугать отмывателей денег – в отличие от нарушителей санкционного режима. Санкции должны ужесточить и европейские банки.

    Борьба с отмыванием средств должна стать национальным приоритетом с целью предотвращения подрыва даже самых транспарентных экономик.

    Авторы отмечают, что пока финансовый контроль по старой привычке фокусируется в первую очередь на борьбе с терроризмом – хотя еще с 2017 года не террористы, а Россия и Китай несут главные угрозы США. Преступные акторы и их посредники постепенно подрывают западные финансовые институты, корпоративные практики и политические системы.

    «Утечки FinCEN (агентство по борьбе с финансовыми преступлениями в составе минюста США) показали, что США требуются внутренние реформы: ведь FinCEN получало от банков серьезные предупреждения, но не смогло установить, достаточно ли оснований для расследования! Американская разведка, регуляторы и правоохранительные органы очень сильны, когда имеют четкий мандат на такие действия. Это доказано, в том числе, успешной зачисткой глобальных банковских сетей, финансирующих терроризм. Но теперь важно сфокусироваться на защите самих США».

    Как грязные российские деньги попадают в США, и сколько их

    ЦБ РФ ведет отчетность по публичной статистике по российским международным транзакциям, которая показывает отток капиталов.

    Оценки о количестве российских денег в офшорах разнятся. Джеймс С.Хенри из Колумбиймкого университета оценивал их количество в 1,3 триллиона долларов на конец 2014 года. Но это – завышенная цифра, так как она включает и возвращенные в Россию средства. Эксперты Филипп Новокмет, Томас Пикетти и Габриэль Зухман оценивают средства в офшорах в 800 миллиардов долларов. Реальнее всего выглядит оценка в 920 миллиардов долларов на конец 2019 года.

    Традиционно российские незаконные средства проходят через Кипр, из-за удобного соглашения об избежании двойного налогообложения, существующего ещё с советских времён. Российские прямые инвестиции на Кипре оценивались в 36 млрд долларов в 2013 году, из них 22 млрд приходилось на компании специального режима, которые были только зарегистрированы на Кипре, но инвестировали в другие страны. После банковского кризиса в 2013 году МВФ предписал Кипру принять меры по оздоровлению своей системы в обмен на финансовую помощь, и Кипр закрыл десятки тысяч российских банковских счетов.

    Эти средства обычно переводят на британские Виргинские остова и на Каймановы острова, но есть много альтернативных путей. В каждой юрисдикции с полдесятка компаний прикрывают друг друга слоями для снижения рисков. Система отмывания денег стала более изощренной, грязные деньги проходят через несколько юрисдикций с участием большого числа банков, что видно из историй российских ландроматов в Молдове, Латвии, Эстонии и Литве. В 2014 году OCCRP описывал, как 19 российских банков отмыли 20,8 млрд долларов через 5 040 компаний со счетами в 732 банках в 96 странах, с января 2011 года по октябрь 2014 года.

    Отмытые средства не задерживались в офшорах. Несколько юрисдикций с серьезной юридической системой принимали огромные суммы грязных денег, когда средства шли из Каймановых островов в США (в основном в штат Делавэр) и в Великобританию, где принимают анонимные фирмы. Каймановы острова – это небольшая заморская территория Великобритании, где на 60 000 населения приходится 158 банков. В 2019 году Каймановы острова стали вторым по величине инвестором в американские ценные бумаги после Великобритании, обогнав даже Японию. Объем инвестиций отсюда достиг 1,87 триллиона долларов, в то время как в 2018 году эта сумма составляла 1,08 триллиона долларов.

    Почему российские офшорные деньги так часто являются незаконными?

    «В 2004 году Путин консолидировал свою политическую власть и позволил своим друзьям заполучить ресурсы госкомпаний и всю страну, завышая цены, распределяя госзаказы, осуществляя рейдерские захваты.

    По утверждению Владимира Милова, с 2004 по 2007 годы друзья Путина, включая Тимченко и Ротенберга, получили активы «Газпрома» на сумму 60 миллиардов долларов. Чем больше росла клептократия в России, тем чаще Кремль стал применять вымогательство у бизнесменов. Билл Браудер на комиссии по юстиции сената США в 2017 году утверждал, что после вынесения приговора Михаилу Ходорковскому в 2005 году Путин потребовал у других олигархов передать 50 процентов своих активов, но не правительству или его администрации, а ему лично. Так Путин стал самым крупным олигархом в России и одним из самых богатых в мире. Возможно, хотя ещё не доказано, что все олигархи отдают долю в десятки миллионов долларов.

    Почему российские офшорные фонды представляют риск для США?

    Анонимные иностранные фонды могут использоваться, в целом, для шпионажа, промышленного шпионажа, терроризма, наркоторговли, торговли людьми, незаконной торговли оружием, избежания санкций, взяток, дезинформации, политического вмешательства, отмывания денег или просто для ухода от налогов. Анонимные российские деньги в США часто направлены на политическое влияние, что подтверждено рядом конкретных кейсов.

    Наибольшее беспокойство вызывает то, что Кремль заставляет работать на себя крупных российских бизнесменов. У них большие активы и на Западе, и в России. В России Кремль может их активы конфисковать, а на Западе они могут попасть под санкции. Так они все более становятся зависимыми от Кремля.

    В отчете Мюллера приводится пример: Петр Авен сообщил на следствии, что он – один из примерно 50 крупнейших российских олигархов, регулярно встречающихся с Путиным в Кремле. Любые предложения и критика со стороны Путина являются прямыми директивами, неисполнение которых будет иметь последствия. И когда на встрече 2016 года Путин сказал Авену, что США введут санкции, в частности, против принадлежащего частично Авену «Альфа Банка», и что олигарх должен принять меры по защите себя и банка – это была угроза бизнесмену, которого президент РФ знает с 1991 года.

    Дерипаска тесно связан с Кремлем – и с Полом Манафортом, главой избирательной кампании Трампа. Кирилл Дмитриев, глава РФПИ, получил задание установить контакты с новой администрацией Трампа – и встречался с Грегори Надером и Эриком Принсом. РФПИ при этом – один из фондов «для откатов» Путина. Контакты с администрацией Трампа и Джаредом Кушнером устанавливал и Сергей Горьков, глава ВЭБ, который считают ещё большим «откатным фондом» Путина.

    Согласно утечкам Paradise Papers, два российских миллиардера, Алишер Усманов и Юрий Мильнер, активно инвестировали в американские интернет-компании, купив 8 процентов «Фейсбука» и 5 процентов «Твиттера».  Но это оказались не частные инвестиции – под них выдали кредиты госбанки ВТБ и «Газпроминвест». Мильнер также вложился в компанию недвижимости Джареда Кушнера.

    Лен Блаватник, гражданин США, вместе с попавшим впоследствии под санкции Виктором Вексельбергом пожертвовал 3,5 млн долларов республиканскому сенатору Митчу Макконнеллу и 1 млн долларов на инаугурацию Трампа. Блаватник также – третий по величине совладелец «Русала», компании Дерипаски, как и Вексельберг и ВТБ. После активного лоббирования санкции с этой компании были сняты, когда «Русал» обязался инвестировать 200 миллионов долларов в компанию в Кентукки, сенатором от которого является Макконнелл. Перед выборами 2016 года Блаватник, владелец Warner Media, заинтересовался внезапно политикой и пожертвовал 6,35 миллиона долларов республиканцам, Макконнеллу, Марку Рубио, Скотту Уолтеру, Джону Кашичу и Линдси Грэму.

    Иногда российская деятельность была связана с серьезными преступлениями. Торговец оружием Виктор Бут владел более чем десятью компаниями в Делавэре. В 2012 году он был осуждён на 27 лет тюремного заключения в США. Россия постоянно настаивает на его выдаче.

    ЕС – первая линия защиты США

    Сейчас реальная власть принадлежит финансовым рынкам, и защита западной финансовой системы – это вопрос нацбезопасности не менее, чем ядерная безопасность. Для  иллюстрации можно вспомнить, что когда в 2017-2018 годах разразился скандал с эстонским филиалом «Данскебанка», отмывшего 200 млрд долларов, это поставило под угрозу всю финансовую систему Эстонии.

    Американское правительство должно выработать стратегию против российских акторов, угрожающих финансовой системе США. Самый эффективный путь был предложен Глобальным Актом Магницкого, направленным на лиц, использующих коррупционные средства. Эти меры могли бы применяться и ретроактивно. С помощью Акта Магницкого США может бороться с глобальной коррупцией и преследовать финансовых преступников.

    Но пока что у аппарата национальной безопасности США, имеющего большие прерогативы, российские деньги реже оказываются в центре внимания, чем действия Ирана, Венесуэлы, наркотрафик Центральной Америки и террористические группы. Прокуроры предпочитают охотиться за «крупной рыбой», а казначейство скорее обеспокоено российскими финансовыми потоками за границей – будь то финансирование сепаратистов в Украине или Асада в Сирии. ФБР больше занимается контрразведкой, организованной преступностью и мошенничеством. Законодатели часто плохо различают отмывание средств и уход от налогов. В США анонимные компании чаще всего используются для ухода от налогов, и система не считает априори российские деньги незаконными.

    FinCEN следует сотрудничать с FATF (группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) – органом OECD, следящим за офшорными компаниями и финансовыми посредниками. Международная кооперация в борьбе с преступностью должна включать концепцию трансатлантической безопасности, так как США и Европа стоят перед угрозой российских грязных денег в равной мере. Необходимо выработать общую регуляторную политику.

    Трансатлантическое партнерство также необходимо из-за паттернов российского поведения. Европа является первой остановкой для средств на пути их следования из стран постсоветского пространства. Затем они иногда уходят в США, пройдя через карманные финансовые институты в таких странах, как, например, Латвия. Они входят в Еврозону или трастовые и офшорные компании на Кипре или на Мальте, затем оседают на депозитах во Франкфурте и переводятся в США с немецких счетов. То же происходит и с лондонским Сити. Распространены юрисдикции на Нормандских островах и и в странах Карибского бассейна. Российские средства часто напрямую переводятся в европейские финансовые центры – Нидерланды, Люксембург, Великобританию и Германию.

    Еврозона стала удобной средой для финансовых преступлений. Российские олигархи умело пользуются этой слабостью. Этой весной европейские институты дали зелёный свет плану Европейской комиссии по борьбе с отмыванием средств. Первым шагом будет публичный доступ к информации о конечных бенефициарах и требования к 27 странам Европы (включая Исландию, Лихтенштейн, Норвегию и Швейцарию) о создании публичных реестров конечных бенефициарных владельцев всех компаний и организаций. Второй важный компонент плана EC – создание механизма обмена между подразделениями финансовой разведки (FIU, эквивалент FinCEN). Третий самый важный компонент плана ЕС – создание европейского регулятора, осуществляющего надзор за деятельностью национальных правительств, так как европейский ЦБ создан для стабилизации европейского банковского сектора, но ограничен в полномочиях осуществлять надзор.

    Это непростая задача. FinCEN в США тоже должен отслеживать такую информацию, но с учетом огромного количества анонимных компаний, это – непосильная задача. Ради собственных американских интересов, как и интересов международной политики в соседних с Европой странах, таких как Беларусь и Украина, США должны стоять за борьбой европейских стран с отмыванием средств. США должны оказать всемерную поддержку и политическое давление для принятия более агрессивных санкций против России, как, например, принятия Акта Магницкого. ЕС должен стать первой линией защиты для США».

    Рекомендации по политике в США

    Авторы отчета считают, что США должны рассматривать любые российские деньги как подозрительные, для чего необходимо сконцентрировать на их проверку силы и ресурсы разведывательных агентств, регуляторов и юстиции.

    «Политика максимального давления плохо работает против нефтяных клептократий. Закупки США российской нефти почти удвоились с 2018 по 2019 год. Американские венчурные и инвестиционные фонды продолжают действовать на относительно стабильном российском рынке. Неудача с санкционированием «Русала» показала, что самые большие российские компании слишком интегрированы в глобальную экономику.

    Данный доклад не касается таких радикальных мер, как полное отключение от SWIFT или применения статьи 311 US Patriot Act (отказ предоставлять корреспондентские услуги), но касается стратегии борьбы с отмыванием средств», – подчеркивают в Atlantic Council. И предлагают:

    • Сделать прозрачной информацию о реальных бенефициарных владельцах;
    • Укрепить FinCEN, которому сейчас банки предоставляют отчеты о суммах в 10 000 долларов и выше раз в месяц, в результате чего агентство перегружено и работает очень медленно, хотя подозрительные транзакции надо рассматривать молниеносно.
    • Расширить US Patriot Act на все сделки в долларах.
    • Обязать адвокатов, аудиторов, брокеров недвижимости и артдилеров предоставлять отчеты FinCEN. Отменить право брокеров и дилеров ЦБ не разглашать информацию о них.
    • Дать FinCEN полномочия отказывать финансовым институтам, подозреваемым в отмывании средств, в доступе к американским банкам-корреспондентам.
    • Ввести стандарт «бремени доказывания» для криптоферм, приобретения киберинфраструктуры и IP адресов.
    • Изучать платежную структуру российских клиентов и разработать систему ограничений на покупку недвижимости компаниями, не ведущими деятельность в США.

    Риск российских незаконных финансов – пример того, как иностранная угроза может превратиться во внутреннюю – подчеркнули эксперты «Атлантического совета».

    «Детали». Фото: Леонид Любимов from Pixabay ˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend