Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Alexei Druzhinin, Tasos Katopodis, Reuters
    Фото: Alexei Druzhinin, Tasos Katopodis, Reuters

    Альянс против Ирана дает трещину

    Естественным образом внимание израильской прессы приковано в эти дни к ходу коалиционных переговоров. А Дональд Трамп всецело сосредоточен на борьбе с выдвинутыми против него обвинениями в попытке вынудить президента Украины Владимира Зеленского начать расследование против Джо Байдена.


    Тем временем, на Ближнем Востоке явственно обозначается стратегическое изменение обстановки. Проамериканский альянс, направленный против Ирана, начал заметно ослабевать. И Трампу в этом процессе принадлежит немалая роль.

    С момента вступления в должность президента Трамп последовательно укреплял связи с консервативными суннитскими режимами, многие из которых до сих пор не оправились от травмы, нанесенной им правлением Обамы. Но последние месяцы оказались не лучшими в их отношениях с нынешней американской демонстрацией. Конфронтация между суннитскими странами и Ираном нарастает, а Вашингтон демонстрирует бессилие в решении этой проблемы.

    В августе ОАЭ отказались от своего обязательства помочь Саудовской Аравии в борьбе с поддерживаемыми Ираном хуситами. В середине сентября Саудовская Аравия подверглась беспрецедентной атаке со стороны Ирана, в результате которой был нанесен тяжкий ущерб ее нефтедобывающей инфраструктуре.


    Вне связи с этими событиями, президенту Египта Абдель-Фатаху Ас-Сиси в эти дни пришлось столкнуться с новой волной выступлений против своей власти. Участники акций протеста обвинили его в экономическом застое и жестком преследовании оппозиции. Демонстрации были не слишком массовыми, но, тем не менее, они свидетельствуют о том, что египтяне постепенно преодолевают страх перед репрессиями со стороны правящего режима.

    И в завершение этой картины, Биньямину Нетаниягу, которого Трамп неоднократно называл своим близким другом, после выборов 17 сентября пришлось столкнуться с новыми трудностями.  Таким образом, все ближневосточные лидеры, поддержавшие Трампа в борьбе с Ираном, сейчас вынуждены сосредоточиться на решении внутренних проблем.  При этом все они сильно сомневаются по поводу приверженности президента США своей прежней политике.

    В мае 2018 года Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки с Ираном. Более года Биньямин Нетаниягу и наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед Бен-Салма подталкивали президента к этому шагу, и, наконец, добились своего. Затем администрация Трампа провозгласила политику "жесткого давления" на Тегеран и вновь ввела отмененные ранее санкции, что заметно ослабило иранскую экономику.

    В мае нынешнего года, столкнувшись с серьезными экономическими трудностями, Иран изменил тактику и атаковал нефтяные объекты и танкеры Саудовской Аравии и ОАЭ. В июне иранцы сбили дорогостоящий американский беспилотный летательный аппарат, якобы вторгшийся в их воздушное пространство. В середине сентября Иран с помощью крылатых ракет атаковал два нефтяных объекта в Саудовской Аравии, но отверг свою причастность к этому нападению. В то же время Тегеран открыто заявил о некоторых шагах, идущих вразрез с ядерной сделкой, заключенной в 2015 году.

    На Западе полагают, что Иран хочет вернуться  к переговорам о своей ядерной программе, но пытается сделать это на собственных условиях, наращивая давление на европейцев и американцев.

    До сих пор прогнозы спецслужб ряда стран Запада (в том числе, и израильских) не оправдались. Там, например, полагали, что наступательные шаги Ирана ускорят проведение американо-иранского саммита в кулуарах Генассамблеи ООН. Но от встречи между президентами двух стран отказались именно иранцы, потребовав предварительного снятия санкций, на что  Трамп не пошел.


    Атака нефтяных объектов Саудовской Аравии продемонстрировала, какой ущерб может нанести Иран странам Персидского залива, тратящим астрономические суммы на собственную оборону при помощи США. На восстановление поставок саудовской нефти в прежнем объеме потребуется, по крайней мере, еще несколько месяцев, а цены на нефть уже сильно подскочили. Но американцы ответили на это лишь введением новых санкций и невнятными слухами о будущих кибератаках. По мнению некоторых обозревателей, продемонстрированное США и Саудовской Аравией бессилие подтолкнет Иран к новым вылазкам.

    22 сентября "Нью-Йорк таймс" опубликовала результаты расследования, посвященного знаменитому решению Трампа отменить удар по Ирану после уничтожения американского беспилотника. Выясняется, что президент остановил атаку, когда самолеты ВВС США уже находились в воздухе, за считанные минуты до их захода на цель. Трамп сделал это, не проинформировав вице-президента Майка Пенса, кабинет министров и военное руководство страны.

    Впоследствии Трамп оправдал свое решение тем, что, по оценке Пентагона, в результате атаки погибли бы 150 иранцев. Но более вероятным мотивом его действий  выглядит страх за жизни многих американцев и многие миллионы долларов, которые мог бы унести разросшийся региональный конфликт. Трамп также опасается, что новая война и потрясение нефтяного рынка могут отрицательно сказаться на его шансах на переизбрание – до следующих президентских выборов в США остается чуть более года.


    Эти соображения вполне объясняют сдержанную реакцию США, к которой добавляется саудовская нерешительность. Создается впечатление, что Саудовская Аравия не уверена в исходе вероятного конфликта с Ираном, что усугубляется очевидным нежеланием Трампа ввязываться в прямую военную конфронтацию.

    Политика США по отношению к Ирану выглядит в настоящий момент безысходной. У американских союзников на Ближнем Востоке есть собственные сомнения, и головная боль у себя дома. Иран продолжает балансировать на грани, несмотря на то, что американцы в какой-то момент все же  могут сорваться и нанести решительный удар.

    Все это приводит к мысли, что выход США из ядерной сделки с Ираном был не таким уж мудрым шагом, тем более что он был сделан вопреки предостережениям американских и израильских спецслужб. Но пока что никто ни в Иерусалиме, ни в Вашингтоне, не выражает раскаяния – по крайней мере, публичного –  по этому поводу.

    Амос Харэль, "ХаАрец", Б.Е. К.В. На снимке: президент Ирана Рухани и президент США Трамп. Фото: Alexei Druzhinin, Tasos Katopodis, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend