Пятница 04.12.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    750788_Young_Russian_immigrants_Lior_Mizrahi

    Алия во время «короны»

    Коронавирусный кризис был тяжелым для всех израильских учеников, но для учеников программы НААЛЕ (букв. «репатриируемся». Аббр. «молодые репатриируются до родителей») он был особенно сложным. В программе министерства образования участвуют более тысячи учеников, большинство из них из стран СНГ (Россия, Беларусь, Украина). Они приезжают в Израиль без семей и учатся в интернатах по всей стране. Из-за карантина большинство из них не смогли прилететь домой, чтобы навестить свои семьи.

    Наши собеседники-ученики программы НААЛЕ заканчивают последние приготовления в своем временном доме в школе-интернате в Нетании. После двух месяцев, в течение которых они были вынуждены оставаться в стране из-за закрытого неба, они готовятся к возвращению в интернат своих друзей.

    «Несмотря на эпидемию, в Израиле есть ощущение, что тебя защищают, – говорит Алина Каринина, которая в этом году учится в 12-м классе и приехала для участия в программе два года назад из Гомеля (Беларусь). – Моя мама очень волновалась, потому что говорили, что в Израиле есть коронавирус, но в Беларуси его нет. В конце концов, мы все узнали, что там он тоже есть».

    Ожидается, что в наступающем учебном году в программе примут участие около 1900 учеников из более чем 50 стран. После прилета учеников разместят в молодежных деревнях и школах-интернатах, которые станут для них домом – вторым домом в мире и первым – в Израиле. Для Алины и ее товарищей этот дом стал всей их жизнью в последние месяцы. «За мгновение до закрытия школ четверо моих друзей улетели обратно в Россию, – говорит Каринина. – Они учились через Zoom, а некоторые даже получили аттестат зрелости через посольство. На каникулах мы переписывались каждый день, они уже страшно хотят вернуться».

    По данным администрации НААЛЕ, 130 участников программы, застрявшие за пределами Израиля, сдали экзамен на аттестат зрелости в посольствах Израиля в Москве, Киеве и Минске. Это разовая инициатива министерства образования и министерства иностранных дел. Для учеников, которым далеко добираться в столицу, как подруге Алины, которая живет в Сибири, школы готовят специальные зимние даты сдачи, чтобы они не пропустили ни одного важного экзамена.

    Порядок учебы и подготовки к сдаче экзаменов также выглядел иначе. «Я ненавижу Zoom, – говорит Дарина Кочерга, которая в этом году учится в 12-м классе. – У меня нет компьютера, я слушаю уроки на мобильном телефоне, и мне очень трудно учиться. Я лежу на кровати, смотрю в мобильник и хочу спать. С трудом можно прочитать текст, если преподаватель делает презентацию или графики, которых на телефоне вообще не видно».

    «Кто бы ни принес с собой компьютер, есть семьи, которые не могут купить компьютер для ребенка – и у них его нет», – говорит Мири Дамбо, педагог-координатор старшеклассников. С начала эпидемии школа-интернат закупила 125 персональных компьютеров для учащихся, у которых их нет. Они надеются, что решение министерства образования по этому вопросу поможет им обеспечить компьютерами всех. «Я говорила с учеником, который сказал, что родители предпочитают купить компьютер младшему брату, который остался дома, поэтому мы обязаны обеспечить их компьютерами», – сказала Дамбо.

    В последние дни школа-интернат готовится к приезду учеников, которые вернутся в Израиль и должны будут провести две недели в изоляции, как и все, кто въезжает в страну. Между различными сценариями сотрудники уже рассматривают ситуацию, когда им, возможно, придется изолировать всю школу-интернат на случай, если ученик приедет больным.

    «Одно из решений, которое мы недавно приняли, состоит в том, что только три сотрудника в аэропорту им. Бен-Гуриона будут заниматься приемом молодежи, возвращающейся в Израиль, – говорит Дамбо. – Раньше все инструкторы делали это по очереди, но сейчас они боятся заразиться, – говорит она. – «Кроме того, будет ограничен выход учеников с территории интерната».

    Обычно в конце июня большинство студентов улетают домой к родителям. В конце первого года дорогу оплачивает программа, и все дети должны вернуться к родителям. К концу второго года это уже выбор студентов, но большинство из них предпочитает воспользоваться возможностью посетить родных.

    В этом году из-за сложившейся ситуации директор НААЛЕ не закупал авиабилеты в установленном порядке для учеников первого курса программы, и ребята, которые уже находятся за границей, оказались не в состоянии покупать билеты в оба конца. «Невозможно было купить обратный билет заранее, и только с начала августа мы начали искать билеты для учеников, – говорит Дамбо, – Это была настоящая военная операция. Дети приземлялись в Минске, там их ждал автобус до границы с Россией, они пересекали границу пешком, на другой стороне их ждали родители или автобус в Москву, а оттуда они ехали в другие города. У меня есть 16-летняя ученица из Сибири, которая летела второй раз в жизни. Ей потребовалось более 48 часов, чтобы вернуться домой, и есть ученики, чей рейс обратно в Израиль отменяется каждые два дня».

    «Только треть школьников смогли вернуться к родителям», – подчеркивает Дамбо. Дорогие билеты и тяжелый экономический кризис помешали многим родителям увидеться с детьми, и дети предпочли остаться в Израиле. «Некоторые родители прямо просили нас оставить детей в стране – есть ощущение, что здесь безопаснее. Там они просто не верят тому, что говорят в СМИ».

    «Моя мама предпочла, чтобы домой, в Киев, полетела моя младшая сестра, поэтому я осталась здесь, – говорит Кочерга. – Летом я тусовалась с друзьями в Нетании и в Холоне. Каждую субботу ходила из интерната в гости к одной из девочек в моем классе».

    Конечно, были и родители, которые во время пандемии волновались, что их ребенок остался в чужой стране. «Родители находятся в одной стране, а их ребенок – в тысячах километров от них, в школе с сотнями других детей. Такие вопросы, как, например, что будет с моим сыном или дочерью, и кто будет заботиться о нем и о ней – это повседневные вещи, которые сопровождают нас все время, – добавляет Дамбо. – Наш педагогический персонал наладил отношения с родителями до и во время кризиса, и они доверились нам. Это не само собой разумеющееся. Если бы у нас не было этого доверия, нам было бы намного труднее».

    После того, как ученикам удается попасть в Израиль, что с ними делают  в условиях изоляции в школе-интернате и без родителей в стране?

    «Они сидят в комнате две недели, – смеется Алина. – Им приносят еду три раза в день, забирают и возвращают постельное белье, заботятся о всяких вещах, чтобы они не слишком грустили».

    Сама школа-интернат уже готовится к уникальному разделению на специальные зоны для разных групп с разными часами работы. У всех учеников школ-интернатов плотный график даже после уроков, и структура интерната должна быть организована соответствующим образом.

    «Во время коронавируса все по-другому, – говорит Фатьма Хурани, инструктор 10-го класса школы-интерната. – Это означает, что все не могут входить в столовую одновременно, а находящимся в изоляции необходимо приносить обед в одноразовой упаковке. То же самое с обучением. До сих пор мы не знаем наверняка, как будет выглядеть сочетание дистанционного обучения и пребывания в школе».

    Теперь, когда дети половину недели будут обучаться дистанционно, инструкторы готовятся к новому расписанию: «Нужно убедиться, что они действительно научились соблюдать дистанцию, и что школа может заботиться об их нуждах. Днем проводится много групповых занятий, но больше нельзя проводить их вместе», – говорит Хурани.

    «Мне нужно подготовить много документов, – говорит Дамбо. – Система планирования изоляции, разрешения на выезд за границу, разрешения на возвращение в Израиль – все должно было быть готово до того, как ученики сядут в самолет, иначе им не разрешат въезд в страну. Выбор, становиться гражданами или нет, они делают в конце 12-го класса, а до тех пор бюрократическая ответственность лежит на нас, педагогическом составе».

    «У нас были проблемы с новизной ситуации, в которую мы попали, – говорит Йоси Михаэль, директор школы-интерната. – Учителя боятся заболеть и думают, а стоит ли вообще выходить на работу».

    Впервые с тех пор, как 21 год назад он начал работать в школе-интернате, Михаэль провел последний пасхальный седер со своими учениками: «Мы были здесь полтора месяца безвылазно и старались сделать все, чтобы ученикам было приятно. Среди прочего, мы открывали по ночам филиал супермаркета «Рами Леви» только для учеников, чтобы дать им немного нормальной жизни».

    С какими проблемами сталкиваются преподаватели?

    «Я помню разговор с учеником, который понял, что в этом году он не полетит к родителям, – рассказакл Михаэль. – Ученику и, конечно, родителям, было очень сложно, они не знали, что происходит. У нас была ученица, которая ждала результат теста на коронавирус, когда мы еще не понимали, что происходит. Десять дней мы ждали ответа, и каждый входящий телефонный звонок вызывал только одну мысль: положительный или отрицательный? В тот день, когда мы получили ответ, что тест оказался отрицательным, я был счастливее, чем в любой другой день моей жизни».

    «Мы сказали ребятам, что теперь это их жизнь, их ответственность, – говорит Дамбо, которая сама заразилась коронавирусом и несколько недель сидела дома. – Нам удалось создать учебный процесс, который мы не могли представить до эпидемии. Дети относились ко всему серьезно и зрело».

    «Ученики действительно были с нами на протяжении всего пути, проявили зрелость и ответственность, – говорит Михаэль. – За исключением одного случая, когда ученица вышла с территории без разрешения».

    В ответ на эти слова Дарина призналась, что это была она: «Я больше не могла сидеть на одном месте», – сказала она, и Михаэль быстро добавил: «По крайней мере, она вышла в маске».

    Двенадцатый год – самый важный год в программе НААЛЕ, и не только из-за аттестата зрелости. В конце года ученики должны решить, останутся ли они в стране. Программа гордится статистикой, по которой более 90 процентов решают остаться в стране и пойти служить в ЦАХАЛ.

    «На двенадцатый год наша цель – научить ребят жить самостоятельно, – заключает Дамбо. – Теперь нам нужно будет найти новые творческие способы их подготовки. Неважно, вирус или нет, вакцина или нет, в июне 2021 года мне нужно знать, что мои ученики могут строить свою жизнь в стране, как они мечтают».

    Давид Тверский, «Давар ха-овдим б’Эрец Исраэль», Л.К.˜
    Фотоиллюстрация: Лиор Мизрахи.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend