Альгамис никогда не погибнет

После того, как командир разведроты, открывая курс молодого бойца, произнес речь, стало понятно, что шансов погибнуть у нас предостаточно. Не думаю, что мы тогда осознали это сразу, поскольку, пусть ни на минуту не думали, что вообще можем умереть. Да и откуда такие мысли, когда тебе 18 лет и ты только что попал в спецназ?

Командир сказал тогда, что мы должны быть «глазами танков», отыскивать вражеские танки, чтобы наши танки, маневрируя, успешно успешно на поле боя.

Мы стояли в строю после прохождения базовой подготовки перед двенадцатью закамуфлированными джипами, на которых были установлены пулеметы 0.3 калибра, и нам торжественно сообщили, что мы поведем в бой бронированные колонны.

Мы понимали, слушая наших офицеров и читая газеты, что дело идет к войне.

И мы не ошиблись.

После того, как война завершилась, на параде победы командующий седьмой бригадой, генерал Шмуэль Городиш, стоя напротив личного состава нашего подразделения, сказал: «Вы смотрели в лицо смерти».

Наше подразделение потеряло 16 офицеров и солдат; я не думаю, что было еще какое-либо подразделение, которое не досчиталось такого количества своих людей. Десять взводных командиров и бойцов были удостоены высоких правительственных наград. Таким образом, наше подразделение стало одним из самых титулованных в ЦАХАЛе за время Шестидневной войны.

Оглядываясь назад, я могу сказать, что мы достаточно объективно оценили тогда свои возможности выжить. Единственная ошибка, которую мы допустили, носит имя «Йоси Альгамис».

Вообще в армии принято всем давать клички или, в крайнем случае, называть друг друга по имени. Однако с первого момента Альгамиса называли только по фамилии: Альгамис, а не Йоси, как могли бы назвать любого другого.

Альгамис родился в семье Нисима и Келер, сионистов, репатриировавшихся из Турции в Иерусалим 24 декабря 1944 года. Свое имя мальчик получил в честь своего деда – Иосифа.

Сверстники маленького Иосифа росли в полном соответствии с книгой писателя Исраэля Вислера (Пучо) «Такая связка» или «Такая группа». В этой книге можно было найти несколько вариантов одного и того же имени, характеризующихся различной степенью индивидуальностьи: Йоси, Йосеф, Йоске, Йосиньо или Йоскеле. Альгемайс не подходил ни под одно из них. Йоси – это имя, не соответствующее тому, кто создан особым, особенным. А, вот, Альгамис – другое дело, прозвище, создающее тождество между формой и содержанием. Обозначающее его инакость. С неким непривычным ароматом, если хотите. Турок-аристократ. Вид дворянства. Он красив, и имя его приятно ему. Потому что Йоси был благороден, как дворянин: Альгамис.

Итак, нас было тридцать человек, тридцать рекрутов, отобранных в августе 1963 года на учебной военной базе за Беэр-Шевой, и наше подразделение должно было войти в состав седьмой бригады.

Йоси Альгемис был одним из тридцати. Однако он не был одним из… Потому что он отличался от всех нас выправкой и манерами поведения. Он относился к своей армейской форме, как к выходному костюму аристократа.

Можете себе представить, что такое курс молодого бойца, когда ты падаешь на кровать, мертвый от усталости, забывая про все на свете. Но не таков был Йоси: он любил порядок и чистоту во всем. Он специально клал свои армейские брюки под матрас, чтобы к утру на них проступала стрелочка, на его пулемете никогда не было ни пятнышка, а джип всегда блестел, отмытый до дыр.

Даже во время учений его поступки отличались взвешенностью и продуманностью, отсутствием того безрассудства, которое отличает молодых людей. Мы всегда думали, что с таким отношением к службе Альгамис будет всегда лучшим, тем, кто будет впоследствии оберегать своих солдат, тем, кто выживет при любом раскладе.

Однако судьба распорядилась иначе: Альгамис стал первым израильским военнослужащим, который был убит, когда наши части пересекли границу.

В своей книге «1967» Том Сегев рассказывает о впечатлениях резервиста по имени Бар Даян: «Бар Даян увидел, как комбриг Городиш на джипе двинулся вперед. За ним двинулись десятки бронемашин. Они направлялись в Хан-Юнис. Воздух сотрясали разрывы снарядов и беспорядочной стрельбы со всех сторон. Один из снарядов разорвался метрах в двадцати от машины с Бар Даяном, но он не пострадал. «Так быстро не умирают» — подумал он, но ошибся: в это время один человек уже был мертв – 23-летний офицер Йоси Альгамис. Бронемашина, на которой он ехал, была накрыта снайперским огнем…»

Позже выяснилось, что одной из причин гибели Альгамиса стало то, что была потеряна связь с танковой колонной, и его подразделение осталось практически без прикрытия.

Пятьдесят лет подряд, после того, как Альгамиса не стало, его сестры Мати и Офра вместе со своими семьями навещают его могилу на кладбище на горе Герцль, где похоронены павшие во время Шестидневной войны.

Йоси Альгамис стал первым человеком из нашего подразделения, погибшем в бою; он стал первым, хотя мы все думали, что, вот, Йоси Альгамис уж точно никогда не погибнет.

Но он был первым, ушедшим из жизни. Вот имена других наших товарищей, сложивших голову на поле боя: Йорам Абульник, Элиягу Гошен, Шауль Грог, Макс Звили, Шмуэль Хахам, Йосеф Элиягу, Яаков Якоби, Яаков Яркони, Бенци Нисенбойм, Михаэль Поляк, Бенци Цур, Шломи Кенинсбух, Хен Розенберг.

Авраам Кушнир, «ХаАрец», М.К.
На фото: израильские танки на Голанских высотах, Шестидневная война.
Фото: Wikipedia creative commons, Государственый архив,  NGO license  CC BY-SA 4.0


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend