Saturday 27.11.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Алена Ив. Фото: Анна Гринбанд
    Алена Ив. Фото: Анна Гринбанд

    Алёна Ив: «Израильское кино – это удивительный феномен»

    Многие израильские критики назвали фильм «Ася» лучшим в уходящем году. Лента режиссера Рути Прибар, снятая в редком для нашей страны жанре авторского кино, получила сразу девять наград израильской киноакадемии. Призы достались исполнительнице главной роли Алёне Ив, а также Шире Хаас (запомнившейся многим по фильму «Неортодоксальная») за лучшую роль второго плана. «Ася» продолжает шествие по фестивалям. 20 октября стало известно, что Алёна Ив номинирована на приз «За лучшую женскую роль» в конкурсе Киноакадемии стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Церемония вручения призов состоится в Австралии в начале ноября.


    «Такой удивительный феномен, как израильское кино, существует и заявляет о себе. Проблема, которой в последние годы озабочена Израильская киноакадемия, в другом: как донести его до зрителя, вывести на широкую аудиторию? – говорит «Деталям» Алёна Ив. – В Израиле ежегодно снимают 30-40 фильмов, но мало кто об этом знает. Конечно, далеко не все эти картины удачны, не все могут считаться искусством, но для маленькой страны это – изобилие, в котором встречаются потрясающие работы».

    Актриса, режиссер и каскадер Алёна Ив в фильме «Ася» играет русскоязычную репатриантку, чья судьба на экране в чем-то повторяет ее собственную, в реальной жизни. Хотя режиссер говорит, что вовсе не собиралась снимать кино про репатриантов – скорее, об одиночестве матери и дочери, оказавшихся в совершенно новой для себя ситуации, где им не на кого положиться.

    В мае нынешнего года «Ася» была представлена на 43-м Московском международном кинофестивале, а затем приобретена для российского проката.


    Для Алёны Ив «игра в одиночество» – повод для воспоминаний, возможность вновь прожить свою жизнь в Израиле с того момента, когда 14-летней девочкой она одна, без родителей, приехала в страну по программе «НААЛЕ».

    – Мною двигала романтика. В Советском Союзе атмосфера уже была довольно гнетущей, и как раз в это время появились первые объявления от «Сохнута», предлагавшего различные молодежные программы. Но требовалось пройти тестирование, сдать экзамены – словом, доказать, что ты достоин быть избранным, самостоятельным, взрослым. Именно с таким ощущением я и отправилась в Израиль.

    Закончив школу, я осталась совсем одна, без какой-либо поддержки. Дедушка и бабушка жили в Израиле, но в силу возраста едва ли могли мне помочь, да они и сами в стране практически не ориентировались – напротив, они нуждались во мне. Это тяжелое ощущение для 17-летнего подростка…

    – Тот жизненный опыт, который потом переплавляется в опыт работы в кино или на сцене?

    – Согласна. Каждая роль может пробудить давно забытые ощущения, любое переживание добавляет краску к тому или иному образу. Я пошла в Технион – но не закончила… Однажды там, в библиотеке, увидела на моем столе книжку «Кино и кинорежиссура». Как она туда попала, кто ее положил и зачем – я не знаю до сих пор. Но она подсказала, куда идти.

    – Ваш первый фильм?


    – «Младший» в 2006 году. Его снял мой однокурсник в иерусалимском колледже на отделении кинематографии. Эта короткометражка получила большое количество призов на фестивалях, а я перебралась в Тель-Авив и сразу встала на учет в актерское агентство. Потом были актерские курсы и другие фильмы.

    – Через четыре года вы снялись в главной роли в сериале «Голубая Натали» и номинировались на лучшую актрису израильского ТВ…

    – Именно с этой роли началась моя профессиональная карьера.


    – Вы считаете себя характерной актрисой?

    – Думаю, что более драматической. Это странно, поскольку в жизни я совсем другая. Комичные роли если и были, то ограничивались, как правило, эпизодами.

    – Но вдруг вы оказались на сцене «Гешера» в роли Донны Анны в «Дон Жуане»...

    – Театр – моя самая первая и самая горячая привязанность в жизни. Продолжая сниматься в кино, я время от времени предлагала свои услуги дирекции «Гешера», но не как актрисы, а более как технического работника, к примеру синхронного переводчика. И вдруг на одно из писем мне ответили: на какой-то проект срочно понадобился ассистент режиссера. Так я оказалась занятой в спектакле «Крейцерова соната», его ставил Евгений Арье, а я стала его ассистентом. Попутно участвовала в кастингах на новые постановки, и повезло с «Дон Жуаном» – его ставил известный болгарский режиссер Александр Морфов. Я вошла в этот проект и отыграла примерно 70 спектаклей.

    – Продолжения не последовало?

    – Нет, к сожалению. Отыграв такое количество спектаклей, я пришла к выводу, что я все-таки не театральный, а «киношный» человек. Получая колоссальное наслаждение от репетиций, от премьеры, от первых аплодисментов, я в какой-то момент поймала себя на мысли, что после десятого, скажем, спектакля наступает рутина, монотонность. Это не для меня, потому что меня постоянно одолевает потребность в чем-то новом, неизведанном. И, уйдя из «Гешера», я очутилась в театре «Маленький», но не как актриса, а как видеорежиссер – готовила видеоработы для постановок.

    – А как пошли в каскадеры?

    — Из-за поиска работы. В Тель-Авиве меня не сразу стали приглашать сниматься в кино, потому я старалась не отказываться от любых предложений, так или иначе связанных с профессией. И как-то наткнулась на объявление об открытии специального курса для каскадеров. Помчалась записываться. Курс так и не открылся, зато я познакомилась с Дмитрием Осмоловским, сегодня он – один из самых известных израильских каскадеров, участник многих местных и международных кинопроектов. Присоединилась к его команде, училась новым трюкам.

    С Рут Прибар (справа). Фото из личного архива Алёны Ив

    Один из самых эффектных трюков, которые мне довелось выполнить, был в известном полицейском сериале. Там меня сбивает машина, удар настолько силен, что я отлетаю в сторону, падаю распластавшись, и меня чуть позже находит полиция. Надо было не только летать и падать, но еще и отыгрывать всю драматичность ситуации.

    – Вы также выступали в качестве дублера Ольги Куриленко, впоследствии игравшей девушку Джеймса Бонда.

    — Это был серьезный проект – израильский фильм «Стены» с огромном количеством трюков. Снимал режиссер Дани Лернер, лента о судьбе двух девушек, решивших изменить свою жизнь. Одну из них, проститутку по имени Галя, играла Куриленко: она пытается сбежать из борделя, ее ловят, и сутенер предлагает ей свободу при условии, что она будет киллером… Съемки, кстати, начались еще до того, как Ольга исполнила свою знаменитую роль девушки Джеймса Бонда, но «Стены» вышли в прокат уже после того фильма с супершпионом.

    – Вы еще и режиссер. О чем бы хотели снять свое кино?

    – Хорошую детскую сказку. Это жанр, мне кажется, сегодня в упадке.

    – А весь израильский кинематограф – нет?

    – Если говорить о кинематографе, то можно применить термин «особый израильский почерк» – когда на экране создается особый мир, особая реальность, не похожая ни на какую другую: Запад, переплетенный с Востоком, и множество историй, каждая из которых неповторима и удивительна своими коллизиями.

    Марк Котлярский, «Детали». Алёна Ив. Фото: Анна Гринбанд, предоставлено Алёной Ив √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend